WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 79 |

Не надо ждать и, тем более, требовать от политиче­ской психологии ответственности за судьбы общества. В конце концов, это всего лишь наука, а не панацея от всех политических бед и неприятностей. Поэтому нет даже смысла говорить о какихто моральных кодексах, хартиях честности и подобных самоограничениях, ко­торые должна, по мнению некоторых, накладывать на себя политическая психология. «Пояс верности» изжил себя еще в Средневековье. Да и толку от него, говорят, было мало. Наука должна быть честной и объектив­ной — за это ее и называют наукой. И не надо ждать от нее ничего большего.

Второй вопрос тесно связан с первым: чего хотелось бы избежать в политической психологии? Нескольких вещей. Вопервых, откровенного вранья. К сожалению, слишком много вранья идет в последнее время от име­ни науки под видом так называемого «пиара». Вовто­рых, шаманства — неуклюжих попыток ответить на те вопросы, ответа на которые наша наука пока еще про­сто не знает. И, наконец, втретьих, хотелось бы избе­жать всякого рода неумелых, но претенциозных попы­ток предсказаний. Только не надо путать предсказания с прогнозами. Прогнозы политическая психология да­вать обязана, и чем больше, тем лучше. Прогностиче­ский смысл заложен в любой науке, а политическая психология отличается значительным прогностическим ресурсом.

Однако прогноз — никак не гадание на кофейной гуще. И не безудержное тупое, упрямое следование какойто одной линии в угоду какомуто заказу или собственным заблуждениям. В последнее время, к сожалению, и в политической психологии возросло число странных сочинений двоякого рода, С одной сторо­ны, слишком много ураоптимистичных сочинений во славу действующей власти и ее лидера. С другой сто­роны, много сочиненийстрашилок, рисующих поли­тические перспективы в самых мрачных тонах и предвещающих всяческие беды, вплоть до осуществ­ления апокалиптических пророчеств. Это по преимуществу голос тех псевдопрогнозистов, кто умеет только экстраполировать, то есть прочерчивать впе­ред линию развития, как она сложилась за опреде­ленный период. Если такая линия идет вверх, они без колебания продолжат ее до самого неба. Если она поползла вниз, то те же люди столь же неумолимо дотянут ее до дна самой глубокой пропасти. Такие гадальщики на кофейной гуще — самые опасные люди для любой науки.

На этих экстраполяционных принципах было осно­вано пресловутое советское планирование «от достиг­нутого». Сколько сделали + еще процентов 5—10. И это когдато выродилось в знаменитое шуточное обраще­ние к корове хрущевских времен: «Удвой удой, утрой удой, а то пойдешь ты на убой!». Вот этого и хотелось бы избежать как в самой политической психологии, так и по отношению к ней.

Наконец, последний, третий вопрос: так кто же такой политический психолог? Прежде всего, это че­ловек, любящий наблюдать за политиками и тем, что они делают. Его девиз — название блестящей книги Ф. Дюрренматта: «Поручение, или О наблюдении на­блюдателя за наблюдающими». В известной мере, хо­роший политический психолог — это, прежде всего, первоклассный наблюдатель. И, разумеется, это глубо­ко творческий человек, умеющий точно интерпрети­ровать результаты своих наблюдений. Политический психолог — это, к тому же, еще и человек с открытым, не догматизированным мышлением. Это человек, пом­нящий, что процесс создания политической психоло­гии как науки еще далеко не закончен. Значит, и он — один из строителей этой новой науки.

Это не только ученый. Это еще и, безусловно, прак­тик. На данном этапе новое политикопсихологическое знание получается непосредственно из практики. Более того, современная политическая действительность пре­доставляет огромную зону для практических экспери­ментов, дающих новое знание. И этим надо уметь пользоваться.

Однако, политическая психология — не курица, автоматически несущая золотые яйца. Мало получить звание «политического психолога», чтобы безбедно жить на ренту с профессии. За право заниматься по­литической психологией приходится бороться, и под­час это жестокая, конкурентная борьба.

Политическая психология — интереснейшая, хотя и тяжелейшая профессия, Политический психолог все время находится в политической игре или гдето ря­дом с ней. Одновременно, сам он не игрок. Уметь по­нимать игроков и «читать игру», при этом сохранять полное хладнокровие и быть абсолютно объективным, холодным аналитиком — нелегкая доля. Трудно соче­тать обязательную искренность науки с естественным цинизмом практической политики. Но это и есть удел высококлассного политического психолога. Трудно работать с людьми, которых ты обязан понимать, при­чем делать это так, чтобы они не чувствовали этого и не раскусили тебя. Тяжело знать все, но не показывать, что ты слишком много знаешь (это может быть опас­но). Но тот, кто сможет пройти через это, достигнет больших высот.

Глава ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ КАК НАУКА Политическая психология как междисциплинарная нау­ка на стыке политологии и социальной психологии. Ее што­ки и автономный статус. Психологические и политологиче­ские корни политической психологии. Поведенческий подход как методологическая платформа политической психоло­гии. Основные вехи истории поведенческого подхода, его достоинства и недостатки.

Западная «политическая психология» и отечественная «психология политики» как относительно самостоятельные понятия, отражающие различные трактовки предмета и задач политической психологии.

Политика как особый вид деятельности людей. Психоло­гическая структура такой деятельности. Понятие «психоло­гических механизмов» этой деятельности и основные элемен­ты этих механизмов. Возможности политологии и психологии в их понимании и практическом воздействии на них.

Предмет и задачи политической психологии. Психоло­гические аспекты, факторы и «составляющие» политики как предмет политической психологии.. Анализ, прогнозирова­ние и управленческое влияние на политическую деятель­ность со стороны ее психологического обеспечения как три основных задачи политической психологии.

Основные объекты изучения политической психологии. Политическая психология внутренней политики. Политиче­ская психология внешней политики и международных отно­шений. Военнополитическая психология.

Основные принципы политической психологии. Основ­ные проблемы и методы политической психологии. Междис­циплинарные связи политической психологии.

Основные функциональносодержательные и структурнофункциональные проблемы политической психологии.

Многоуровневый объект политической психологии: 1) психология отдельной политической личности; 2) психология малых групп в политике; 3) психология больших групп в по­литике, 4} массовая психология и массовые настроения в политике. Теоретическая и прикладная политическая пси­хология.

Начнем с самого общего определения, к которо­му будем еще не раз возвращаться дальше, по ходу книги, для его дальнейшего уточнения и развития. В самом первом приближении, политическая психо­логия — междисциплинарная наука, родившаяся на стыке политологии и социальной психологии. Ее главная задача состоит в анализе психологических механизмов политики и выработке практических ре­комендаций по оптимальному осуществлению поли­тической деятельности на всех уровнях. Собствен­но говоря, именно для этого она и появилась, на этом и стал наращиваться ее ныне уже вполне самостоя­тельный статус.

Современную политическую психологию надо рассматривать, что называется, с двух концов. С одной стороны, существовала и развивается западная поли­тическая психология, С другой стороны, в 80е годы начала складываться отечественная психология поли­тики. Сейчас, спустя годы, они естественным путем слились в единую политическую психологию. Однако история и предыстория каждого направления продол­жают сказываться. Именно поэтому, для более полно­го понимания картины, мы рассмотрим и то общее, что сложилось в политической психологии как науке, и то особенное, что в отдельных деталях продолжает их различать между собой.

Формально датой рождения западной политиче­ской психологии считается 1968 г., когда при Амери­канской ассоциации политических наук было учреж­дено отделение политической психологии, а в ряде Университетов США (прежде всего, в Йельском) на­чали читаться специальные курсы политической пси­хологии. Однако предыстория политикопсихологических идей, наблюдений, знаний и даже конкретных исследований имеет значительно более давние истоки, уходящие своими корнями в античность. На Западе и на Востоке, от Аристотеля до наших дней накоплено уже огромное количество теоретических и эм­пирических разработок.

Политическая психология — новая и, вместе с тем, очень старая наука. От Аристотеля до наших дней и политики, и ученые интересуются субъективной сторо­ной политических процессов. Их и изучает политиче­ская психология — научная дисциплина, возникшая на пересечении интересов политологии и психологии. Согласно авторитетному мнению Дж. Кнутсон предме­том политической психологии являются «психологиче­ские компоненты политического поведения человека», социальных групп и целых народов, исследование ко­торых позволяет «применить психологические знания к объяснению политики» [2 Knutson J. Handbook of political psychology. San Francisco, 1973. — P. 438.].

В современных развитых западных странах поли­тическая психология прочно вошла в арсенал прак­тической политики. Без специальной помощи и кон­сультирования экспертов в этой сфере не обходится принятие практически ни одного важного политиче­ского решения. К этому привыкли президенты и се­наторы, электорат и кандидаты на выборах, средства массовой информации и общественное мнение. К со­жалению, как уже говорилось во введении, и как мы увидим дальше, в нашей стране политическая психо­логия как наука до сих пор делает все еще только пер­воначальные шаги. Задача данной главы, а затем и всей книги состоит в ознакомлении с достижениями мировой политической психологии, с намечающими­ся путями ее развития в нашей стране, а также с ос­новными, необходимыми как исследователям, так и, в значительной мере, практикам, конкретными при­кладными инструментами политикопсихологическо­го анализа.

В основе любой науки лежат некоторые методо­логические основания — та самая общая логика и ме­тод мышления, которыми руководствуется эта наука, в рамках которой ее можно и нужно рассматривать. Для западной политической психологии такой основой стал поведенческий подход. Не поняв его, трудно по­нять, что представляет собой политическая психоло­гия как наука.

ПОВЕДЕНЧЕСКИЙ ПОДХОД МЕТОДОЛОГИЧЕСКАЯ ОСНОВА ПОЛИТИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ Главной методологической основой современной западной политической психологии принято считать поведенческий (иногда говорят прямо, бихевиорист­ский) подход к пониманию политики. Его суть понят­на из самого названия: это рассмотрение политики как особой сферы поведения людей.

История поведенческого подхода ведет отсчет времени его существования с середины 30х годов XX века, когда стали появляться первые работы, в которых нащупывались иные возможности вместо принятых прежде подходов — в частности, вместо считавшихся «спекулятивноисторическими», в духе расхожих мифологем, «психологии народов», или психоаналитической интерпретации политической истории. В своем развитии поведенческий подход из­начально стремился к более «конструктивнопрагма­тическому» осмыслению политики на основе соеди­нения политического и психологического знания.

Одним из первых необходимость этого понял и попытался осуществить американский исследователь Ч. Мерриам. Обосновав положение о политическом поведении как о центральной концепции политической науки, он предложил выявлять специфические черты политического поведения индивида, тех или иных со­циальных групп, а также массовых феноменов эмпи­рическим путем, количественными методами, соеди­няя в политической науке исследовательские приемы эмпирической социологии и социальной психологии. Однако не все эти абсолютно благие намерения уда­лось реализовать даже до сих пор. Хотя заслуги Ч. Мерриама в становлении политической психологии, разу­меется, бесспорны.

Затем значительный вклад в развитие поведенче­ского подхода был внесен также американцем Г. Лассуэлом. После этого, под влиянием первых основополагающих работ названных исследователей, число сторонников поведенческого подхода стало стремительно расти. Фактом является то, что в течение долгих последующих лет понятие «поведенческий подход» стало вбирать в себя подавляющее большинство исследований в западной политической науке вообще. На сегодняшний день поведенческий подход к политике, в целом, представляет собой обширный конгломерат различающихся между собой исследовательских тен­денций, объединяемых лишь общим вниманием к «че­ловеческому фактору», к поведению людей в полити­ке, которое, однако, трактуется в разных вариантах поразному.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 79 |




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.