WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 |

Ю. В. Олейников

Природный фактор социальноисторического процесса

(к методологии исследования)

Ha наш взгляд, наиболее полно и систематизированно теоретикометодологические проблемы социоприродного бытия общества, вскрывающие сущность взаимообусловленности истории природы и истории общества, механизмы и движущие силы социоприродной эволюции с момента становления человеческого общества и вплоть до эпохи его индустриального развития представлены в диалектикоматериалистической концепции.

К сожалению, эвристический потенциал этой методологии осмысления социоприродной истории оказался слабо востребованным, потому что он, с одной стороны, не был прописан в какойто специальной работе, а с другой – тем, что эта теоретикометодологическая концепция рассматривалась как идеология определенного класса и в силу этого в целом отвергалась ее идеологическими оппонентами, а ее последователи часто своеобразно пользовались классическим наследием, беря его фрагментарно, исключительно в целях достижения конкретных, сугубо политических или идеологических задач определенного исторического момента, выхватывая то или иное теоретическое положение вне связи с целым, для решения какихто частных проблем, абсолютизируя отдельные моменты целостного подхода.

Конечно, последние сто пятьдесят лет наука и философия не стояли на месте, а развивались с невиданной ранее интенсивностью. Внесен заметный вклад в осмысление многих проблем социоприродного бытия универсума, особенно в понимание частных проблем влияния природного фактора на антропо и социогенез, становление и развитие этносов, формирование национальных культур и черт национального характера народов, эффективность хозяйственноэкономической деятельности, архетипы поведения и менталитет представителей разных социальных организмов, их мировоззрение, систему ценностей и приоритетов и т. п. Однако достижения частных наук в целом не дали какойто принципиально новой методологии более высокого уровня постижения сущности реального исторического бытия социоприродного универсума, характерного для эпохи начала индустриализации, когда экологическое благополучие человека в планетарном масштабе обеспечивалось динамическими процессами самовоспроизводства биосферных констант.

В чем же суть этой методологии анализа социоприродного бытия универсума? Она исходит из следующих эмпирических обобщений философской значимости: «Внешний мир... есть или природа, или общество» [1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2е изд. Т. 20. С. 629.]. «Историю можно рассматривать с двух сторон, ее можно разделить на историю природы и историю людей, однако обе эти стороны неразрывно связаны; до тех пор пока существуют люди, история природы и история людей взаимно обусловливают друг друга» [2 Указ. соч. Т. 3. С. 16.]. «История как всемирная история – результат... Исходный пункт, естественно, – природная определенность; субъективно и объективно» [3 Указ. соч. Т. 46. Ч. I. С. 47.]. Поэтому «первая предпосылка всякой человеческой истории – это, конечно, существование живых человеческих индивидов», которые находятся в определенных отношениях с природной средой, следовательно «всякая историография должна исходить из этих природных основ и тех их видоизменений, которым они, благодаря деятельности людей, подвергаются в ходе истории» [4 Указ. соч. Т. 3. С. 19.]. В связи с этим нельзя дойти даже «до начала познания исторической действительности, исключив из исторического движения теоретическое и практическое отношение человека к природе» [5 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2е изд. Т. 2. С. 166.].

В работе «Происхождение семьи, частной собственности и государства» Ф. Энгельс показал, что на историческом этапе дикости ход исторического развития можно рассматривать «как вполне всеобщий, имеющий в определенный период силу для всех народов, независимо от их местопребывания» [6 Указ. соч. Т. 20. С. 30.]. Это единообразие обусловливается тем, что «первоначально производство индивидов ограничивается воспроизводством его собственного тела путем присвоения им готовых предметов, приготовленных самой природой для их потребления» [7 Указ. соч. Т. 46. Ч. I. С. 481.]. Возможность расширенного воспроизводства общества на основе присваивающей экономики определялась условиями воспроизводства природного пирога. «Но с наступлением варварства...



приобретает значение различие в природных условиях...» [8 Указ. соч. Т. 21. С. 30.]. Их разнообразие способствует умножению человеческих потребностей, способностей, средств и способов труда, вследствие чего, например, население разных полушарий – Старого Света и Америки в эпоху варварства развивается своим особым путем». Это связывается с возникновением производящего хозяйства, базисом которого выступает земля, естественная продуктивность которой в разных климатических условиях существенно различается. Однако конечные площади сельскохозяйственных угодий на планете поставили предел дальнейшему прогрессивному производству и воспроизводству общества на своем собственном природном базисе. Исключительно природная предпосылка натурального производства классовых докапиталистических формаций, где «отдельный индивид или же индивид, естественно или исторически расширившийся до пределов семьи и рода (позднее – общины), непосредственно воспроизводит себя из природы» [9 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2е изд. Т. 46. Ч I. С. 100.], становится «слишком узкой для того, чтобы на ней могла развиваться прогрессивная человеческая масса» [10 Там же. С. 487.]. Это состояние преодолевается переходом к «надприродным» производительным силам капиталистического машинного производства, условия развития которого «в качестве самостоятельной отрасли производства существуют вне земледелия» [11 Указ. соч. Т. 46. Ч. II. С. 19.]. На основе такого развития производительных сил складывается специфический способ производства, при котором «прогрессивное и универсальное развитие производительных сил составляет предпосылку общества, а потом и его воспроизводства» [12 Там же. С. 33.], т. е. здесь основой производства и воспроизводства социума становится не природная, а созданная обществом предпосылка его дальнейшего развития. На смену господствовавшему ранее живому труду приходит труд овеществлен ный, который «непосредственно выступает в системе машин не только в форме продукта или продукта, применяемого как средство труда, но в форме самой производительной силы» [13 Там же. С. 205.]. Промышленное производство разрывает сращенность человека с природными условиями его существования и противопоставляет его природе. При таком производстве и воспроизводстве «все отношения выступают как обусловленные обществом, а не как определенные природой» [14 Указ. соч. Т. 46. Ч. I. С. 228.] и происходит «ускользание природной почвы изпод всякой отрасли хозяйственной деятельности и перенесение условий ее производства в находящуюся вне этой отрасли всеобщую связь» [15 Указ. соч. Т. 46. Ч. II. С. 19.]. Развивающееся на своей собственной технической основе промышленное производство приобретает эластичность и способность к быстрому скачкообразному расширению, пределы которому, однако, может поставить ограниченность в сырых материалах – ресурсах производства – и рынков сбыта.

В последнем утверждении угадывается озабоченность возможностью обострения проблемы социоприродной эволюции. Однако в целом, за исключением некоторых общих положений о том, что стихийное развитие культуры и цивилизации чревато неблагоприятными для природы и общества последствиями, во времена создания основ диалектикоматериалистической концепции превалировал опти мистический прогноз на перспективы социоприродной эволюции Универсума, а экологические последствия антропогенизации природной среды рассматривались в основном как явление прогрессивное. Лишь столетием позже, в эпоху расцвета машинного индустриального производства, практика взаимодействия природы и общества чувственнозримо поставила новые проблемы, связанные с угрозой глобального экологического кризиса – антропогенным изменением фундаментальных природных основ – биосферных констант – бытия живого вещества биосферы и обнаружением абсолютных экологических ограничений бытия общества, что делает необходимым философское осмысление новой ситуации в развитии социоприродной эволюции.

С учетом современного состояния науки, техники и производства и тенденций их дальнейшего развития место природного фактора в бытии социума можно представить следующим образом.

Если до эпохи индустриального общества природные условия жизнедеятельности людей обеспечивались сами собой, процессом саморегуляции биосферы, то в наши дни положение коренным образом меняется.





Превратившись в мощную геологическую планетарную силу, человеческая деятельность привела к изменению биосферного равновесия и, вместе с ним, к изменению естественных условий существования человека как живого организма. Угроза экологического кризиса и абсолютные экологические ограничения бытия общества свидетельствуют о том, что человечество в своем развитии переступило ту грань взаимодействия с природой, когда человек не должен был заботиться о поддержании благоприятных планетарных естественных условий своего существования. Ясно теперь и другое: дальнейшее развитие социума невозможно без экологического производства – целенаправленного производства и воспроизводства людьми биогенных условий, необходимых для их нормальной жизнедеятельности.

Если до сих пор воздействие материального производства на природную среду приводило к разрыву естественных связей и круговоротов вещества и энергии и подрывало сбалансированность локальных естественных экологи ческих систем, то теперь перед обществом и наукой стоит задача создания производства, так «вписанного», включенного в естественные планетарные круговороты вещества и энергии, чтобы оно не нарушало их, а если нужно, то и брало на себя функции, утраченные природой, увеличивало бы компенсаторные мощности естественных природных систем, неспособных справиться с растущим объемом антропогенного вмешательства в естественные процессы, или создавало бы такие специфические средства нейтрализации последствий человеческой деятельности, которых в естественной природе не существует. Однако задача экологического производства не ограничивается только нейтрализацией всевозможных отходов, а понимается шире – это должно быть производство благоприятных условий жизни в планетарных масштабах.

Создание подобного производства возможно на путях интеграции науки, техники и материального производства, когда научные исследования, создание новой техники и поиски способов оптимального удовлетворения потребностей производства и людей и создание экологически целесообразной среды обитания ставятся и решаются комплексно и одновременно и подчинены гуманистической цели – всестороннему развитию человека, богатство которого, как известно, зависит от богатства его действительных отношений – природных и социальных.

Современные представления об экологической альтернативе бытия социума как коэволюции – взаимообусловленном развитии – природы и общества не противоречат, а подтверждают правильность и плодотворность идеи рассмотрения развития социума как социоприродной эволюции, а историю бытия отдельных социальных организмов как историю социоприродную.

Эвристический потенциал подобного методологического обоснования роли природного фактора в развитии конкретных социальных организмов можно наглядно проиллюстрировать на примере эволюции социоприродного бытия стран, входящих в клуб современных «Азиатских Драконов».

На историческом этапе присваивающей экономики народы этих стран, проживавшие в теплых широтах с благоприятным климатом и природой, богатой готовыми продуктами питания, не испытывали потребности в форсированной трансформации своего образа жизни. В процессе исторического развития их стали опережать народы, оказавшиеся в менее благоприятных природноклиматических условиях, которые стимулировали развитие производительных сил, необходимое для противостояния природе и улучшения условий существования людей.

Рост народонаселения в этих странах подтолкнул их, как и другие народы, к переходу к более эффективному – производящему – сельскому хозяйству, однако в силу отставания от технически более развитой западной цивилизации они оказались в орбите интересов последней в качестве колониальных придатков индустриального европейского центра. Это положение усугублялось тем, что для развития собственного индустриального производства они не имели необходимых природных ресурсов (руды, угля, нефти и др. ископаемых). И только тогда, когда благодаря благоприятным природноклиматическим условиям и дешевизне рабочей силы эти страны стали привлекательными для инвестиций государств, вступивших в эпоху постиндустриального развития, сюда проникли высокие технологии и они сделали ошеломляющий рывок в экономическом развитии, который, однако, привел к резкому обострению экологической обстановки.

Pages:     || 2 | 3 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.