WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 |

ОЛВИН ТОФФЛЕР

ЭРА СМЕЩЕНИЯ ВЛАСТИ

Многочисленные злоупотребления властью придали этому понятию несколько негативный оттенок, хотя власть как таковая совершенно нейтральна. Она представляет собой неизбежный атри­бут человеческих взаимоотношений, повсеместно обнаруживая свое влияние: в сексуальных отношениях, в трудовой деятельности, при передвижениях по городу, просмотре телепередач и даже в планах и мечтах.

Несомненно, из всех сторон человеческой жизни власть оказы­вается самым непонятным и наиболее значительным явлением, особенно для нынешнего поколения.

Ведь именно в наше время начинается эра смещения власти, когда постепенно распадаются все существовавшие в мире прежде властные структуры и зарождаются принципиально новые. Этот процесс происходит на всех уровнях человеческого общества.

Повсюду — на службе, в магазинах, банках, кабинетах, церквах, больницах, школах, семьях — старые образцы власти пронизывают­ся новыми элементами. В кампусах от Беркли до Рима и Тайбэя не утихают волнения и назревают взрывы. Множатся этнические и расовые столкновения.

В деловом мире происходит переформирование и слияние крупных корпораций, влекущее за собой устранение части руко­водства вместе с тысячами работников. Участь представителей высшего руководства смягчается “золотым парашютом” или зна­чительным выходным пособием, однако они лишаются основных атрибутов власти: служебного самолета и автомобиля, совещаний в очаровательных курортных местечках, а главное — тайного возбуждения, которое многим доставляет само ощущение причастности к власти.

Но смещение власти происходит на только на высшем уровне управленческих структур. Как руководитель предприятия, так и цеховой мастер отмечают, что рабочие уже несклонны беспрекос­ловно выполнять приказы. Они требуют их объяснения и обосно­вания. Аналогичное поведение наблюдают армейские офицеры у солдат, начальники полиции у рядовых полицейских и особенно — преподаватели у студентов.

Отторжение прежних форм авторитета и власти как в деловой жизни, так и в быту стимулируется распадом глобальных властных структур.

Со времен второй мировой войны две сверхдержавы, подобно двум колоссам, утвердились в мире, фактически поделив его между собой. Каждая имела своих сторонников, союзников и сочувствую­щих. Строго соблюдалось равновесие сил—ракета против ракеты, танк против танка, разведчик против разведчика. Сегодня этому сбалансированному противостоянию пришел конец.

В результате в мировой системе возникли “черные дыры”— впитывающие власть вакуумные зоны (к примеру, Восточная Ев­ропа), которые постараются вовлечь нации и народы в новые, а может быть, в уже отжившие союзы и противоречия. Смещение власти происходит настолько интенсивно, что мировые лидеры скорее подчиняются событиям, чем управляют ими.

Множество признаков позволяет прогнозировать дальнейшее усиление и распространение факторов, вызывающих потрясения власти на всех уровнях человеческого общества.

В недрах этого мощного переструктурирования властных взаи­мосвязей, подобного смещению и разрушению тектонических пла­стов во время землетрясения, зарождается один из наиболее редких феноменов человеческой истории — кардинальное изменение самой природы власти. “Смещение власти” означает не перемещение власти, а ее трансформацию.

Конец империи В 1989 г. весь мир с изумлением наблюдал за распадом просуществовавшей более полувека советской империи в Восточной Европе. Сам Советский Союз, отчаянно нуждающийся в западных технологиях для оживления своей закостеневшей экономики, по­грузился в состояние почти хаотических изменений.

Но и вторая мировая сверхдержава также переживает относи­тельный спад, хотя и не в столь интенсивной и драматической форме. Об утрате Америкой мирового господства написано так много, что можно не повторяться. Более существенными представ­ляются многочисленные смещения власти во внутренних институ­тах, бывших ее оплотом.

Еще 20 лет назад компания “Дженерал Моторс” считалась лучшим в мире производственным объединением, блестящим образцом управленческой системы, а Вашингтон — значительной по­литической силой. Сегодня представитель руководства компании заявляет: “Пора спасать свои жизни”. Весьма вероятно, что вскоре мир станет свидетелем полного краха “Дженерал Моторс”.



20 лет назад компания АйБиЭм практически не имела конку­рентов, а США владели большим числом компьютеров, чем все остальные страны мира вместе взятые. Сегодня компьютерное производство стремительно распространяется по всему миру, США утрачивают свое привилегированное положение, а АйБиЭм стал­кивается с жестокой конкуренцией со стороны японских компаний ЭнИСи, “Хитачи”, “Фузитсу”, французской “Груп Балл”, британ­ской АйСиЭл и многих других. Эксперты в области промышлен­ного производства прогнозируют конец эпохи господства АйБиЭм.

Такое положение является не только следствием конкуренции со стороны иностранных фирм. 20 лет назад три телекомпании— ЭйБиСи, СиБиЭс и ЭйБиСи—занимали в США ведущее место. Они вообще не сталкивались с иностранной конкуренцией. Тем не менее сегодня они сокращаются столь стремительно, что само их существование оказывается под угрозой.

Можно привести пример из другой области: еще 20 лет назад врачи казались американцам богами в белых халатах, а их предпи­сания были законом для пациентов. Врачи фактически контроли­ровали всю систему здравоохранения США и имели огромное политическое влияние.

Сегодня, напротив, американские врачи переживают тяжелые времена. Пациенты оспаривают их рекомендации и упрекают в недобросовестности. Медицинские сестры требуют своей доли от­ветственности и уважения к своему труду. Фармацевтические фирмы становятся все более независимыми. Контроль над системой здра­воохранения перешел от врачей к страховым компаниям и прави­тельству.

Таким образом, всего за 20летний период многие наиболее значительные институты и профессии в рамках самого могущест­венного государства лишились своего влияния, что совпало с ослаблением в тот же период американской внешнеполитической мощи.

Однако, как показывает сравнение с другими странами, круп­нейшие изменения в распределении власти нельзя относить на счет болезненного состояния сверхдержав.

В то время как экономическая мощь США сокращалась, япон­ская экономика переживала взлет. Но и расцвет последней оказался причиной заметных смещений власти. В Японии, как и в США, по мере развития индустрии третьей волны приходила в упадок закостеневшая иди устаревшая промышленность. С возрастанием экономического веса страны три японских института, сыгравших определенную роль в ее развитии, заметно расширили свою власть: правящая Либеральнодемократическая партия (ЛДП), Министер­ство внешней торговли и промышленности (МВТП) — по сути, мозг японского экономического чуда — и торговое объединение “Кейданрен”, наиболее влиятельное в политическом отношении.

В настоящее время ЛДП, старейшие члены которой дискреди­тировали себя финансовыми злоупотреблениями или скандалами на сексуальной почве, сдает свои позиции. Впервые за свою историю эта партия ощутила активно растущее противодействие женского электората, потребителей, налогоплательщиков и фермеров, которые традиционно поддерживали ее. Чтобы сохранить власть, удержива­емую с 1955 г., ЛДП придется переориентироваться с сельских избирателей на городских, пытаясь при этом привлечь в свой электорат разнородные социальные группы. Япония, как и все страны с высокими технологиями, переживает переход к разукруп­ненному обществу с множеством различных течений на политиче­ской сцене. Сможет ли ЛДП осуществить необходимые измене­ния — это достаточно спорный вопрос. Совершенно бесспорно одно: ЛДП утратила реальную власть.

Что касается Министерства внешней торговли и промышлен­ности, то многие американские ученые и политики до сих пор высказываются за копирование его модели планирования. Однако сегодня и МВТП оказалось в тяжелом положении. Крупнейшие японские корпорации долгое время беспрекословно следовали ре­комендациям, разрабатываемым чиновниками МВТП. Но сегодня его власть стремительно тает, тогда как сила корпораций, напротив, возрастает настолько, что они легко могут потеснить МВТП. Если Японии удается сохранить внешнеэкономическую мощь, то внутри она политически слаба. Огромный экономический потенциал опи­рается на шаткую политическую базу.





Не менее впечатляющим был и закат торгового объединения “Кейданрен”, которым до сих пор управляют иерархи индустриаль­ной технологии. Даже такие оплоты японской финансовой системы, как Японский банк и Министерство финансов, контролировавшие развитие экономики в период ее ускоренного роста, нефтяного кризиса, краха фондовой биржи и повышения курса иены, не смогли справиться с неуправляемыми рыночными силами, дестабилизи­рующими экономику.

Еще более радикальные смещения власти изменяют облик Западной Европы. Понизилось значение Лондона, Парижа и Рима вследствие ускоренного развития германской экономики. Слияние экономики Восточной и Западной Германий возрождает в Европе боязнь возможного доминирования Германии на континенте.

Для защиты своих интересов Франция и другие западноевро­пейские страны, за исключением Великобритании, предпринимают поспешные попытки сплотить Европейское Сообщество как в по­литическом, так и в экономическом планах. Но чем успешнее оказываются эти попытки, тем скорее прерогативы национальной власти переходят к базирующемуся в Брюсселе Европейскому Сообществу, постепенно поглощающему все более значительные доли государственного суверенитета странучастниц.

Таким образом, западноевропейские страны попались в ловуш­ку, охраняемую, с одной стороны, Бонном или Берлином, с другой — Брюсселем. И здесь власть стремительно уходит из своих признан­ных центров.

Можно до бесконечности приводить примеры смещения власти на глобальном и внутригосударственном уровнях. Для непродолжительного исторического периода это значительные трансформации. Безусловно, некоторые периодические смещения власти считаются нормальным явлением.

Но крайне редко приходит в движение вся мировая система власти и еще реже в истории одновременно изменяется весь порядок осуществления власти и трансформируется сама природа власти.

Мы оказались свидетелями именно таких процессов. Та власть, которая в известной степени определяла жизнь отдельных людей и нации, теперь сама нуждается в определении, “Бог” в белом халате Ключ к определению новой ситуации можно найти, проанали­зировав все, даже внешне не связанные между собой, изменения. Тогда станет ясно, что они не так беспорядочны, как кажется на первый взгляд. Стремительный взлет Японии, непостижимый закат “Дженерал Моторс”, падение престижа врачей в США—все это звенья одной цепи, имеющие общие черты.

Как разрушалась власть “бога” в белом халате? В эпоху расцвета своей профессии врачи владели монополией на медицинские зна­вши. Для написания рецептов использовался латинский язык, наделявший профессию врача неким полусекретным кодом, тайна которого была неизвестна большинству пациентов. Медицинские издания были доступны ограниченному кругу профессионалов; медицинские конференции были закрыты для непосвященных. Врачи контролировали медицинские учебные заведения, прием в них и курсы обучения.

Какой разительный контраст с сегодняшним днем, когда каждый пациент свободно может овладеть медицинскими знаниями! Имея дома персональный компьютер, легко подключиться к базе данных тина Индекс Медикус и получить научную информацию по любому вопросу: от болезни Аддисона до воспаления надкостницы—и узнать больше о том или ином заболевании или специфическом лечении, чем обычный врач в состоянии изучить.

Широко доступен и “Справочник практического врача” объемом в 2354 страницы. Еженедельно по американскому телевидению транслируется двенадцатичасовой цикл программ для обучения высшего медицинского персонала. Их просмотр не ограничивается, хота многие из этих программ содержат материалы, “не предназ­наченные для широкой аудитории”.

Pages:     || 2 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.