WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |

Однако абстрактное определение творческого воображения посредством категорий совершенства или красоты фактически бесполезно для объяснения этого явления, потому что вызывает вопрос о природе того, что в данном случае называется совершенством. Также допустимо спросить, на каком основании этим понятием объединяется множество разнородных явлений, что между ними общего и почему причиной их считается одна и та же способность. Некоторые из этих вопросов напоминают характерную для Сократа или Платона постановку отвлеченных проблем, а потому звучат несколько риторически. Объяснение творчества едва ли возможно на основе толкования таких абстрактных понятий. С другой стороны, остаются неограниченные возможности исследования конкретных фактов, поскольку речь идет о способности, порождающей доступные наблюдению результаты. Некоторые объекты признаются бесспорно выдающимися произведениями того или иного рода. Обратив внимание на их отличительные особенности, можно составить более определенное представление о причинах, которые делают возможными подобные достижения.

Взаимосвязь понятий творческого воображения и эстетического восприятия подтверждается тем фактом, что первая способность ассоциируется прежде всего с искусством, где вторая играет наиболее заметную роль. Разумеется, данной сферой деятельности творческое воображение не ограничивается. Вслед за музыкантами и писателями, претензию на творческое мышление моги бы заявить ученые, философы, механики или политики. Хитроумных авантюристов, искусных игроков, изобретательных мошенников и величайших в истории тиранов также не без основания сравнивают с художниками, артистами и организаторами театрального действия. Все же искусство представляется явлением, на примере которого соответствующие способности ума могут быть рассмотрены в наиболее адекватной и свободной от постороннего влияния форме.

Дело в том, что во многих областях деятельности обнаруживается различие между тем, что кажется совершенным и тем, что признают таковым в действительности. Далеко не все произведения творческого воображения воспринимаются исключительно или преимущественно эстетически. Часто этот критерий является посторонним, второстепенным и не имеет решающего значения, так что на него лишь изредка и мимоходом обращают внимание. Например, иногда говорят об изяществе и красоте научных теорий, но при этом очевидно, что научное значение их определяется совершенно иными параметрами, а свои эстетические характеристики они приобретают главным образом в ходе преследования других целей. Имеется также множество примеров противоречия между разными трактовками совершенства, вроде того, что встречаются гипотезы остроумные, но неверные и т.п. Таким образом, продукты творчества часто оценивают по критериям, далеким от непосредственного впечатления. Воображение, необходимое для их создания, вынуждено приспосабливаться к разного рода посторонним обстоятельствам и ограничениям. Вследствие этого не может быть уверенности в том, что наиболее совершенными считаются предметы, в изобретении которых преимущественно проявилась указанная способность. Напротив, в области искусства проявления творческого воображения рассматриваются и оцениваются с точки зрения производимого впечатления или соответствия критериям эстетического восприятия действительности. В силу этого обстоятельства искусство оказывается наиболее подходящей моделью для изучения способности продуктивного воображения. В действительности дело обстоит несколько сложнее, и значение предмета определяется иногда совершенно отличными от непосредственного впечатления факторами, например его древностью, уникальностью, подлинностью (в отличие от подделок или копий), известностью автора и т.п. Понимание и оценка произведения искусства иногда обусловлены представлением о его роли в определенной культуре, знанием исторического или мифологического сюжета, знакомством с некоторой системой отвлеченных философских идей или истолкованием символического содержания в рамках традиции, определяющей правила интерпретации знаков. Тем не менее, именно в области искусства, более чем в какойлибо другой сфере, эстетическое восприятие результатов творчества может считаться основным и решающим критерием оценки.

Необходимо предварительно уточнить, что собственно представляет собой феномен эстетического восприятия. Очевидно, что он определяется не только характером объекта, но подразумевает определенную установку сознания. В качестве характерного и необходимого признака подобного отношения к предмету называют обыкновенно отсутствие заинтересованности, то есть отношения к предмету с точки зрения возможной его полезности или потенциальной опасности. Однако это условие не является достаточным, потому что при отсутствии всякой утилитарной заинтересованности возможно и другое отношение к предмету, например чистая любознательность. В связи с этим иногда различают познавательное и ценностное (эстетическое) отношение к объекту. Но это противопоставление довольно условно, потому что познавательное отношение также заключает в себе ценностный элемент (представление о ценности истины, или знания). С другой стороны, необходимо отличать эстетические суждения от высказываний другого рода, например, моральных оценок, которые также возможны при отсутствии всякой другой заинтересованности. Поэтому к указанному необходимому условию следует добавить, что эстетическое восприятие представляет собой рассмотрение предмета с точки зрения присутствия или осуществления особого рода ценностей, представленных категориями эстетики: красота, прекрасное, возвышенное, совершенное, а также комическое, безобразное и т.д. В отличие от моральной рефлексии, эстетическое созерцание более или менее равнодушно к категориям добра и зла. В отличие от познавательного отношения к предмету, для эстетического восприятия относительно безразличны истинные причины возникновения его объекта, который представляет собой исходное данное для оценки, и в этом качестве не нуждается в объяснении или обосновании. Предварительное знание природы и истории объекта иногда помогает оценить его с эстетической точки зрения, но в других случаях такой необходимости нет и достаточно непосредственного впечатления. Поэтому предмет обыкновенно рассматривается не в контексте естественных законов и возможных причин его появления, а в связи с идеями, образами и представлениями, возникающими посредством случайных ассоциаций и не связанными с данным предметом в силу естественного порядка вещей или логической необходимости. В то же время, эстетическая оценка, помимо собственно восприятия, требует по меньшей мере определенной классификации объекта и выяснения, принадлежит ли он к числу естественных или искусственных, к живой или неживой природе, к произведениям древней или современной культуры и т.п., поскольку для каждого из этих классов предметов имеются своеобразные критерии и представления о совершенстве и красоте.

Надо заметить, что во многих случаях эстетическое восприятие произведения искусства содержит элемент активного творческого воображения или произвольного фантазирования, поэтому различение их несколько условно. Это связано, как правило, с определенной незавершенностью объекта восприятия, что часто является целесообразным. Считается, например, что излишне подробное описание деталей лишает литературное произведение занимательности. По мнению Вольтера и Л.Толстого, «искусство быть скучным это сказать все». Эстетическая привлекательность часто связана с недосказанностью мысли или незавершенностью впечатления, благодаря чему сохраняется интерес к предмету и его способность останавливать на себе внимание. Классическим примером является знаменитое изображение загадочной особы по имени Лиза Джоконда. В тех случаях, когда автор не договаривает мысль до конца, сделать это предоставляется зрителю или читателю, что создает возможность разнообразных интерпретаций, порождая толкования, догадки и бесконечные споры. Все сказанное подтверждает гипотезу Канта, согласно которой эстетическое восприятие предполагает активную деятельность познавательных способностей субъекта [6]. Очевидное достоинство этой теории заключается в ее психологической достоверности. Эстетическая оценка словесного или наглядного изображения обыкновенно требует понимания смысла или сюжета, что достигается путем соотнесения с известным порядком вещей в мире, с историческими событиями или отвлеченными идеями. Реконструкция такого контекста требует усилий воображения и рассудка. Аналогичной представляется деятельность познавательных способностей в ситуации, когда рассматривается не произведение искусства, а действительный факт. В последнем случае объектом восприятия обыкновенно становятся отдельные фрагменты действительности, для которых мысленно приходится восстанавливать предысторию, вероятные причины и отношения к другим предметам.

Возвращаясь к вопросу о совершенстве произведений искусства, надо заметить, что эту категорию можно толковать применительно к тому содержанию, которое изображают, либо к форме, качеству и манере изображения. Первое более или менее случайно; изображение прекрасного и совершенного, вообще говоря, не является непременным условием, хотя относительно содержания часто устанавливают ограничения. Второе условие кажется необходимым и можно предположить, что именно совершенство формы объясняет превосходство некоторых произведений искусства над всеми прочими, при относительном сходстве или тождестве их содержания. Изображения, воспроизводящие доступные чувственному восприятию объекты или события, естественно оценивать в зависимости от того, насколько удачно они достигают этого результата. Но, как правило, произведение искусства не имеет буквального и всестороннего сходства с тем, что оно изображает. Подобие ограничивается какимлибо отдельным параметром, например внешней формой. Как говорит Платон в «Государстве» [8] (по поводу живописи), такое сходство может ввести в заблуждение только детей или людей не очень умных, да и то ненадолго. В данном случае имеет место условность, поскольку произведение искусства вообще соглашаются рассматривать в качестве подобия изображаемого предмета. Это сходство, не столько элементов действительности и объектов искусства, сколько субъективного восприятия и отношения к тем и другим, дает повод рассматривать художественные произведения как подобие предметов и событий реальной жизни, а саму деятельность искусства, со времен Платона и Аристотеля, понимают как подражание («мимесис»), и в частности, иногда говорят о подражании природе.

В некоторых случаях для этого как будто есть основание, однако в других неизбежно возникают недоразумения. Очевидно, искусство далеко не всегда стремится к воспроизведению реальной действительности. Оно часто пренебрегает законами природы, произвольно обращается со временем, допускает немыслимые случайные совпадения или выводит на сцену потусторонние силы. Произведения искусства иногда имеют символическое значение, и в этом случае могут представлять понятия или идеи, которые сами по себе наглядно представлены быть не могут. Для таких искусств, как музыка или абстрактная живопись, вообще затруднительно указать какойлибо объект подражания. Поэтому можно предположить, что целью искусства, вообще говоря, не является создание образов, правдоподобных с точки зрения их сходства с природой или действительностью.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.