WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |

http://filosof.historic.ru/books/item/f00/s00/z0000031/

О загадке воображения, вопросах мировоззрения и неудачах самопознания. 2000. (Фокеев Ф.В.)

Ф.В.Фокеев

О загадке воображения, вопросах мировоззрения и неудачах самопознани

(УРАО)

Сентенции, призывающие пользоваться собственным разумом, встречают единодушное одобрение, но с оговорками, вынуждающими на деле следовать примеру литературного персонажа, произносящего не менее знаменитую фразу о том, что ему вообще не должно сметь свое суждение иметь. Вследствие этого оригинальные мысли, независимые суждения и творческое воображение встречаются сравнительно редко, обращают на себя внимание и представляют собой любопытную тему для изучения. При этом оказывается почти невозможным избежать обсуждения вопросов более общего и фундаментального характера, что проявляется так или иначе, в зависимости от формулировки исходной задачи. Творчество имеет ряд характерных черт, и преимущественное внимание к той или иной стороне явления объясняет разнообразие возможных вариантов постановки проблемы.

Наиболее очевидная особенность творческого мышления заключается в создании оригинальных, новых и неизвестных ранее идей и объектов. Именно этот критерий определяет трактовку обсуждаемого предмета в работе И.Канта «Антропология с прагматической точки зрения» [1], причем исследование ограничивается вопросом о чувственных представлениях. Преимущество такой интерпретации темы состоит в том, что она допускает строгое определение основного понятия. Воображение, согласно Канту, есть способность созерцания без присутствия предмета, а творческий характер оно приобретает в случае первоначального изображения объекта, не данного ранее в опыте. В этом качестве продуктивная деятельность противополагается воспроизведению и повторению ранее воспринятого. Выводы Канта в данном вопросе определяются известными результатами критического анализа познавательных способностей. Материя всех чувственных представлений, согласно учению трансцендентальной эстетики, происходит первоначально из ощущений [2]. Помимо материи, феномены содержат только чистые формы наглядного представления, то есть пространство и время. Поэтому относительно воображения автор последовательно заключает, что эта способность представления отсутствующих предметов может породить только такие образы, элементы которых известны из прежнего опыта. Это означает, что продуктивное воображение в действительности не имеет творческого характера.

В подтверждение такого вывода далее говорится, что невозможно вообразить или приобрести независимо от чувственного опыта представление о чистом (красном) или смешанном (зеленом) цвете. Если это понимать так, что воображение не может самостоятельно смешивать чистые цвета, то всякому произвольно возникающему представлению цвета непременно должно предшествовать чувственное восприятие этого качества, причем в точности того же самого оттенка. Иначе говоря, нельзя представить себе цвет, скольконибудь отличный от воспринятого ранее. Такое утверждение не кажется правдоподобным. Напротив, более вероятным представляется обратное, то есть невозможность воспроизведения того или иного чувственного восприятия, посредством воображения с абсолютной точностью. Аналогичное возражение приводится Б.Расселом [3] по поводу теории происхождения идей, изложенной в работах Д.Юма [4]. По словам Канта, в каждом случае проявления способности воображения можно доказать, что материал для создания представлений был предоставлен чувственным опытом. Но в действительности показать это можно только на ограниченном числе примеров, что очевидно не может считаться доказательством для всех случаев. Аргументом в пользу теории воображения Канта остается авторитет критической философии, с которой она непосредственно связана. Но в силу того, что в области отвлеченных вопросов вообще имеется множество альтернативных точек зрения, возможны и другие варианты решения проблемы.

Вопрос о реальности понастоящему творческого воображения, способного создавать абсолютно новые объекты, связан с более общей темой первоначального происхождения идей. Считается, что не все представления возникают одинаковым образом, в частности, разными путями или способами возникают идеи, отличные по своей структуре. Предшественники Канта установили существенное в данном вопросе разделение идей на простые и сложные [5 ]. Согласно терминологии Локка, простыми называются идеи отдельных чувственно воспринимаемых качеств, а сложные идеи представляют собой результат сочетания или комбинации простых идей.



Образование сложных идей на основе известных качеств и характеристик предстает как результат воспроизведения и соединения простых элементов С точки зрения Канта, это не является творческой деятельностью. Но сложное целое, помимо суммы своих частей, предполагает некоторую форму, порядок, структуру или организацию. Даже в том случае, когда воображение оперирует исключительно известным из опыта материалом, правило синтеза элементов может оказаться новым и оригинальным созданием ума. Правда, такая идея сама по себе абстрактна, формальна и не является чувственным наглядным представлением. Она должна быть отнесена к сфере рассудка и потому, вероятно, не принимается во внимание при обсуждении проблемы воображения.

Относительно происхождения простых идей имеется ряд противоречивых мнений. Решение вопроса о возможности произвольного творчества в этой области зависит от концепции знания, трактовки мышления и метафизических предпочтений философа. Принимая точку зрения Локка и Юма (согласно которым, простые идеи происходят от ощущения и рефлексии), или разделяя позицию Канта, приходится сделать вывод о невозможности настоящего творческого воображения. С другой стороны, если признавать в той или иной форме учение о врожденных идеях, или следовать Платону в трактовке познания как припоминания («анамнезис»), то появляется основание утверждать происхождение идей из независимого от опыта или ощущений источника. Определенная роль в этом процессе может принадлежать фантазии. Остается решить, может ли быть названо мышление или воображение творческим, когда для его представлений предполагается наличие вечного прообраза или врожденного предрасположения, делающего результат более или менее предопределенным. Наконец, в прямом противоречии с позицией Канта, допустимо настаивать на том, что воображение по крайней мере в некоторых исключительных случаях способно создавать новые идеи, независимо от всякой другой причины. Эту точку зрения, как и все предыдущие, представляется равно затруднительным подтвердить или опровергнуть. Таким образом, само существование обсуждаемой способности проблематично и ставится в зависимость от решения вопросов метафизики и теории познания. При отсутствии какоголибо критерия или метода, позволяющего радикальным образом разрешить эти вечные философские проблемы, рассмотренная постановка вопроса о творческом воображении не позволяет сделать определенных выводов о существовании, причинах и границах применения этой способности.

Более интересной и продуктивной представляется трактовка вопроса, не исключающая из сферы творческого воображения самых разнообразных процессов, приемов и операций, в том числе всякого рода комбинирования и соединения идей. Эта точка зрения более естественна и вполне соответствует обычному словоупотреблению: когда говорят о творческом воображении художника, то имеют в виду не его способность создавать безусловно новые идеи, а создание оригинальных и новых образов, допускающее неограниченное использование всякого рода известных из прошлого опыта, фактов, событий, знаний, впечатлений, переживаний и т.п. материала. Данная тема привлекательна в силу того, что позволяет анализировать относящийся к ней исключительно разнообразный материал исторических фактов, художественных приемов и сведений об искусстве.

Первоначально продуктивная фантазия и поэтическое вдохновение были предметом внимания философов, а в дальнейшем сделались объектом исследований психологов. Вследствие этого умозрительные построения в значительной мере уступили место наблюдениям, экспериментам и научным теориям. Некоторые старые догадки и гипотезы сохраняют свое значение, но едва ли можно в настоящем и будущем ожидать от философии эффективных решений в области вопросов эмпирической психологии. Это в полной мере относится к исследованиям конкретных процессов и психических механизмов, составляющих творческое мышление или сопровождающих эстетическое восприятие. Очевидно, следует избегать прямого вторжения философских идей в область эмпирической науки о сознании и поведении. В то же время, вследствие различия подходов и точек зрения в психологии, под вопросом оказывается природа обсуждаемых субъективных явлений. Неясно, что собственно представляет собой творческое воображение: относительно самостоятельно действующую инстанцию или одну из способностей души, характеристику мышления или чувства, функцию рассудка или проявление бессознательного. Известно, что Кант различал в субъективной сфере рассудок и разум, внешнее и внутреннее чувство, воображение, волю, способность суждения и способность желания и т.д. Но такая схема не является вполне бесспорной или единственно возможной, подобно той классификации логических форм суждений, на основе которой Кант построил свою таблицу категорий. Окончательного решения подобных вопросов остается ожидать от эмпирической психологии.





Однако несомненно, что в некоторых случаях обычная и распространенная терминология себя оправдывает. Характерным примером является различение интеллектуальных и творческих способностей, которое отражает по меньшей мере одну особенность, имеющую большое практическое значение. Интеллектуальный потенциал, то есть способность к анализу, критике и разработке научных или философских проблем, можно почти неограниченно повышать путем создания многочисленных профессиональных коллективов. Прогресса в интеллектуальной области достигают, сосредоточив значительное количество ученых под крышей одного учреждения. Интересно, что творческие способности не обнаруживают подобного свойства пропорционального возрастания, поэтому новые гипотезы попрежнему изобретают в индивидуальном порядке. Творческий синтез, таким образом, требует дополнительно чегото трудно определимого. Вообще, необходимо отметить, что различные авторы подчеркивали загадочность этого феномена. И.Кант, автор влиятельной эстетической концепции, признавал нечто непостижимое для рассудка в творческой способности гени [6]. Психолог З.Фрейд предложил натуралистическое объяснение художественного творчества, однако не считал свою теорию во всех отношениях достаточной, насколько можно судить по одной из его поздних статей [7].

Точно определить творческое воображение в указанном смысле оказывается довольно сложной задачей. Но такое определение необходимо, потому что в зависимости от понимания предмета дальнейшие заключения и выводы могут быть различны. Есть тривиальное представление о творчестве, согласно которому сознание комбинирует известные из опыта и сохраненные памятью восприятия и образы. Это ничего по существу не объясняет, потому что вопрос заключается в том, по какому закону или правилу происходит подобное соединение, и к какому результату приводит в итоге. Действие под влиянием внешних ограничений, запретов и предписаний, рутинное повторение, механическое воспроизведение стереотипов, копирование или подражание обыкновенно считают противоположностью творческой деятельности. С другой стороны, она противополагается совершенно произвольному, хаотически действующему и бесполезному воображению, продукты которого лишены ценности. С учетом этих замечаний, творческое воображение может быть определено по результатам его активности.

В наиболее общей форме можно утверждать, что эта способность позволяет создавать относительно новые представления или образы, которые производят впечатление совершенных, в отличие от несовершенных. Конкретные примеры очень разнообразны и относятся ко всевозможным предметам. О совершенных и красивых (то есть удачных или эффективных) решениях говорят в искусстве, экономике, технике, науке, политике, игре и т.д. Соответствующие определения (красота, гармония, изящество или совершенство) представляют собой термины, характеризующие восприятие реальности с эстетической точки зрения. В итоге, творческое воображение определяется посредством категорий эстетического восприятия, и естественно предположить, что объяснение первой из этих способностей взаимосвязано с пониманием второй.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.