WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 26 |

ЛОБСАНГ РАМПА

ОГОНЬ СВЕЧИ

«СОФИЯ» 2000

Рампа, Лобсанг Огонь Свечи

Перев. с англ. — К.: «София»; М.: ИД «Гелиос», 2001. —160 с.

И вот опять перед нами новая книга любимого ав­тора.. Читатель узнает много нового о том, как под­ружиться со своим подсознанием и какую огромную пользу можно извлечь из этой дружбы, получит отве­ты на множество важных: и мучительных вопросов, улыбнется вместе с автором и погрустит над его зло­ключениями, и многое, многое другое...

В большинстве писем, приходящих к доктору Лобсангу Рампе, не счесть вопросов, касающихся всех аспектов метафизики, — о маятниках, лозоискательстве, левитации, телепортации и т. д. В Огне свечи доктор Рампа отвечает на все эти и многие другие вопросы о Боге, о добре и зле, об акупунктуре, а также излагает свои взгляды на жизнь и отношение к прессе.

Это четырнадцатая по счету книга дра Лобсанга Рампы, кото­рая, несомненно, как и ее предшественницы, «одним дарует просвет­ление, другим — надежду», и прежде всего его многочисленным ученикам и последователям во всем мире.

«Земные человеческие законы созданы не в интересах человека, а в интересах большинства...» В Огне свечи др Лобсанг Рампа стремится с предельной чет­костью разъяснить эти законы и представить последствия их несоб­людения. Др Рампа почитает всякую жизнь на Земле школой, а всякое живое существо — учеником в этой школе. Непослушным и ленивым придется учиться в ней дольше, чем тем, кто охотно учится и обретает новые познания.

Наградой последним будет восхождение на высшую ступень, где предстоит усвоить новые истины и где их ожидает не так много трудностей. Путь к познанию и радости может пролегать сквозь непроглядный ночной мрак, но с Огнем свечи идти будет легче...

ОГЛАВЛЕНИЕ Глава Глава Глава Глава Глава Глава Глава Глава Глава Глава Посвящается Кэтлин Мьюрата, которая, пройдя Огонь Тяжких Испытаний, вышла из него очищенной.

Огонь Свечи Слабое мерцание четырнадцати маленьких Свечей светит миру, принося огромному числу людей крупицу Света астрального познания.

Меркнет солнечный свет. Конец Дня близок. Мрак коммунизма с неумолимым коварством все стремительнее захватывает мир.

Вскоре Свет Свободы на какоето время угаснет, оставив челове­чество раздумывать над утраченными возможностями и сожалеть об оставленных без внимания предостережениях.

Но и в самый мрачный час огоньки маленьких Свечей будут давать надежду поверженному миру. Этот самый мрачный час нас­тупает незадолго до рассвета, и время его еще не пришло.

Горе и отчаяние под гнетом захвативших власть злых людей станут легче от осознания, что рано или поздно всем страданиям придет конец и Солнце воссияет снова.

Огонь Свечи одним может даровать просветление, другим — надежду. Солнечный свет уступает тьме, тьма отступает перед солн­цем, но и в самом беспросветном мраке Свеча может указать путь.

от почитателя «Вы старик, отец Рампа, — воскликнул Юноша, — И вас слишком долго травила пресса.

Зажженные вами Свечи горят вблизи и вдали Даруя свет, словно путеводная Звезда».

«Вы старик, отец Рампа, — сказал Юноша, — Оставьте свой труд, вам пора умирать.

Ваша жизнь была тяжка и сурова, Но зажженные вами Свечи никогда не угаснут!» «Вы старик, отец Рампа, — сказал Юноша, — Ваши Свечи еще долго будут сиять после вашей смерти.

Преподанные вами Истины обогатят наш путь, Но испытанные вами лишения — не слишком ли дорогая цена?» Избавленный от страданий, избавленный от печалей, Избавленный от забот о завтрашнем дне.

Избавленный от трудов на этой скверной Земле, Выйдя из круга бесконечных рождений, Огонек вашей жизни однажды погаснет, Но зажженные вами Свечи укажут нам Путь! (С извинениями перед всеми и каждым, кто их заслуживает!) Глава Угрюмые облака низкой пеленой затянули серые небеса и залились слезами. Дождевые капли с дробным перестуком подняли над грязными крышами Монреаля тончайшую дымку, стекая черными, как сажа, потоками в замусоренные канавы. Ливень все усиливался; сильнейшая гроза накрыла плотной завесой мосты, высокие уродли­вые здания и даже Порт.



Внезапно деревья склонились под порывом ветра, стряхнув воду с листвы, и та грязными лужами растеклась поверх чахлой травы. Вдали послышался одинокий и унылый гудок корабля, словно горюя над тем, что снова приходится возвращаться в Монреаль, этот Город Двух Языков.

Кошки, пригорюнясь, сидели у затянутого туманом окна, раз­мышляя о том, выглянет ли когданибудь солнышко. На залитом водой тротуаре ветер загнал измятую французскую газетенку в кана­лизационный сток, где ей самое место и где она тотчас перегородила водный поток, прежде чем исчезнуть в булькающей канаве.

Мимо прогрохотал старый голубой автобус, надрывно ревя мо­тором и вздымая колесами целые фонтаны воды. Гулкий удар — так и есть, он угодил колесом в выбоину. Угрожающе раскачиваясь, он выбрался из ямы и свернул за угол, утащив за собой и шум. Затем на дороге послышался басовитый рев мусоровоза. Похожий на бегемо­та силуэт на мгновение выплыл из сумерек — и снова Тишь, только шум дождя.

Отвернувшись от запотевшего окна, Старый человек в инвалид­ном кресле потянулся к выключателю. Загорелся свет, и он невесело уставился на кипу дожидающихся ответа писем. «Вопросы, вопросы, вопросы, — проворчал он, — что я им, бесплатное бюро добрых советов по всем вопросам от зачатия до самой смерти, да еще с солидной добавкой того, что следует за ней?» Вот интересное письмо от женщины из крупного американского города: «Я прочла все тринадцать ваших книжек, — писала она. — На все это хорошему писателю с лихвой хватило бы полглавы, а то и меньше».

— Премного благодарен, мэм! Ага, вот оно: очень, ну очень разъяренная активистка женского движения из Виннипега. Ни в грош меня не ставит — думает, что я ненавижу женщин. Ну самато она никакая не женщина, а, судя по языку, скорее, пьяный в стельку шкипер. Женщины? Да, я люблю их. Ведь мужчины и женщины — как разные стороны «одной монеты». Как же мне их ненавидеть? Но до чего некоторые из них бывают обидчивы, слов нет! Однако ничтожное меньшинство не суть важно. Большинство — почти девяносто пять процентов (и это чистая правда) искренне интересуются тем, что я пишу, и просто «обожают» мои Свечи. Им хочется побольше узнать о самых разных аспектах метафизики. Как научиться левитации, телепортации, как научиться тому, как нау­читься сему.

Довольно многие стали проявлять повышенный интерес к лозоискательству и маятникам. Вот письмо, автор которого увидел од­нажды, как у шагающего по полю человека внезапно бешено запля­сал в руках раздвоенный ивовый прутик. Мой корреспондент пишет, что это был лозоходец, занятый поисками воды. Так вот, не могу ли я сказать, есть чтото во всем этом лозоискательстве и маятниках или нет.

Да, безусловно, лозоискательство — это совершенно реальная вещь — если знать, как пользоваться ореховым или другим разд­военным прутиком. Разумеется, есть чтото серьезное и в маятниках, если человек знает, что делает, а не устраивает дешевые трюки на радость легковерной публике.

Прежде всего, разберемся, что лежит в основе всех этих явлений. В нашу эпоху повсеместного распространения радио нетрудно пред­ставить, что существуют определенные токи или волны, которые человек не способен воспринимать без помощи дополнительных устройств. Так, нас постоянно окружает чудовищный шум и гам, которого мы сами, к счастью, не слышим. Но радиоволны наплыва­ют отовсюду, — длинные и короткие, высокие и сверхвысокие час­тоты.

Для обычного же человека их как бы не существует, ибо без особого устройства или особых условий он их не воспринимает. Но достаточно поместить некий таинственный прибор между этими волнами и динамиком радиоприемника или кинескопом телевизора, как мы начинаем слышать звуки или видеть изображения. Обычно такой таинственный прибор подключен к предмету (антенне), при­нимающему эти волны и направляющему их в удивительный ящик, в котором всевозможные проводки, кусочки меди, керамики, бумаги и т. д. перебирают и «отыскивают» нужный сигнал.

Затем этот сигнал передается в другой конец ящика, где он уси­ливается, а уровень его частоты понижается до приемлемой величи­ны. Из усилителя он направляется на выходное устройство, затем на динамик или кинескоп телевизора, и тогда мы получаем нечто более или менее похожее на оригинал передаваемого звука или изображе­ния.





Само собой, это довольно грубое упрощение, так как вдобавок к приему поступающих сигналов мы должны располагать способом их сбора, обнаружения, усиления и направления на выход. И не будем забывать, что у нас должен быть и метод настройки на частоту или длину волны, на которой мы хотим чтото услышать и увидеть.

Так вот, радио и лозоискательство имеют много общего.

Сигналы, получаемые нами при хождении с лозой, — впрочем, оставим лозоискательство! Собственно говоря, если только человек не отправляется на поиски воды в так называемую «синюю даль», нет смысла пользоваться ореховыми прутиками либо их алюминиевыми и прочими хвалеными вариантами.

Гораздо надежнее и удобнее воспользоваться маятником, кото­рый делает не меньше, а то и больше, чем ореховый прутик. Так что будем полагаться на маятники, ибо, если только вы не фермер гденибудь в австралийской глуши, где в любой момент можно срезать подходящую веточку, вам незачем увешивать себя ненужными дере­вяшками.

Маятник представляет собой небольшой груз, прикрепленный к нити, не ограничивающей его движения. Немного погодя мы рас­смотрим различные виды маятников, но в основном, излучения, показываемые маятником, во многом похожи на радиоволны. Это излучения, испускаемые всяким веществом либо в процессе разло­жения, либо изменяющим свое состояние.

Мы знаем, например, что радий бесчисленное множество лет распадается, превращаясь в свинец. Мы знаем, что всякое вещество представляет собой несметное скопище молекул, скачущих, словно блохи на раскаленной сковороде, и чем меньше эти блохи, тем быс­трее они скачут, а чем они больше, тем медленнее. То же происходит и с материей. У каждого элемента есть свой атомный номер, при этом количество атомов указывает на то, сколь часты или редки будут колебания вещества.

Нам же остается настроиться с помощью маятника на опреде­ленные атомные колебания, а зная, как это делается, мы сможем сказать, что именно издает эти колебания и где оно находится, Имея дело с радио, мы пользуемся воздушной антенной, которая поглощает, притягивает или перехватывает (назовите, как хотите) волны, распространяющиеся в атмосфере. Возможно, они отража­ются слоем Хевисайда или слоем Эплтона. Но есть еще и наземный провод, контактирующий с земными волнами, ибо во всем должно быть два полюса — позитивный и негативный.

Итак, посредством маятника человеческое тело впитывает воз­душные волны, действуя как воздушная антенна, а контактирующие с землей ноги действуют как заземление, Причем для правильной работы с маятником следует касаться земли даже сводом стоп, если только речь не идет о какомнибудь ином способе поиска подземных вод.

Разумеется, работа с маятником очень проста. То есть она вооб­ще проще простого, если знать, почему он срабатывает. Потомуто на вас и обрушилось столь многословное объяснение, которое на пер­вый взгляд может показаться вздором. Ничуть не бывало. Тот, кто не знает, что делает, никогда не поймет, что у него получилось! А маятники действительно работают! Многие японцы предска­зывают с их помощью пол неродившегося ребенка. Над животом беременной женщины подвешивается на нитке или шнурке золотое кольцо. Направление и вид его колебаний указывают на пол младен­ца. Кстати, многие китайцы и японцы определяют с помощью маят­ника и пол невылупившихся цыплят! В радиоприемнике звуковой сигнал, переданный отдаленной ра­диостанцией, воспроизводится с помощью электрического тока. С помощью того же электричества телевизор воспроизводит грубое подобие переданного издалека изображения. Точно так же и мы, собираясь искать воду с лозой или маятником, должны прежде всего иметь источник тока, а лучшим его источником в нашем распоря­жении является человеческое тело.

В сущности, наш мозг — это настоящая аккумуляторная бата­рея, телефонная станция и так далее. Но самое главное, это источник электрического тока, вполне достаточный для всех наших нужд, в том числе и для того, чтобы мы могли «улавливать» импульсы и тем самым заставляли маятник дрожать, дергаться, вертеться, раскачи­ваться и проделывать тому подобные диковинные штуки.

Итак, чтобы работать с маятником, нам нужно человеческое тело, причем живое. Нельзя, привязав маятник к крючку, ожидать, что он сработает, ибо у него не будет источника тока.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 26 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.