WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 36 |

И. Д. НЕВВАЖАЙ

СВОБОДА И ЗНАНИЕ

УДК 123.2 Н40

РЕЦЕНЗЕНТЫ:

зав. лабораторией аксиологии познания и этики науки Института философии РАН, профессор, доктор философских паук А.П.ОГУРЦОВ; зав. отделом философских наук ИНИОН РАН, профессор, доктор философских наук А. И. ПАНЧЕНКО.

Н40 Невважай И. Д. Свобода и знание. Саратов. Саратовская государственная академия права, 1995. 204 с.

В монографии развивается концепция символического трансцендентализма. Анализируются онтологические, гносеологические и семиотические структуры человеческой субъективности в процессе творчества. Познание рассматривается в контексте решения проблем человеческого бытия в мире. Раскрывается значение категорий свободы, спонтанности, небытия для понимания природы субъекта знания. Исследуется роль культуры в процессе формирования знаний о мире.

Для научных работников, аспирантов, студентов, читателей, интересующихся философскими проблемами человеческого бытия и научного познания.

Рекомендована к печати Ученым советом Саратовской государственной академии права Печатается по авторскому тексту ЛР № СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА ПЕРВАЯ. ТРАНСЦЕНДЕНТАЛЬНОЕ СУЩЕСТВОВАНИЕ § 1. Кант о трансцендентальном субъекте § 2. «Онтологический поворот» в интерпретации трансцендентального § 3. Спонтанность трансцендентального § 4. Трансцендентальное как свобода § 5. Небытие трансцендентального Я § 6. Существование Я ГЛАВА ВТОРАЯ. ТРАНСЦЕНДЕНТАЛЬНЫЕ ОСНОВАНИЯ ЕСТЕСТВЕННОНАУЧНОГО ЗНАНИЯ § 1. Абсолютный субъект классического естествознания § 2. Абсолютная система отсчета в теории относительности § 3. Парадоксы относительности бытия субъекта в квантовой физике § 4. Абсолютные эталоны в теории калибровочных полей § 5. Многомерный мир наблюдения ГЛАВА ТРЕТЬЯ. ТРАНСЦЕНДИРОВАНИЕ И ЗНАНИЕ «О» § 1. Опыт и время в науках о природе § 2. Полисубъектность и объективность познания § 3. Типы трансцендирования субъекта ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ. РОЖДЕНИЕ СУБЪЕКТА § 1. Творчество и знание § 2. Спонтанность и необратимость познания § 3. Проблематичность человеческого бытия § 4. Экзистенциальный смысл познания § 5. «Невозможный человек» § 6. Мистика и творчество § 7. Абсолютность субъекта § 8. Символичность субъекта ГЛАВА ПЯТАЯ. СМЫСЛ. КУЛЬТУРА. ЗНАНИЕ § 1. Символичность предметных норм культуры § 2. Символ и понятие § 3. Культура и предрассудочные формы сознания § 4. Типы культуры в науке § 5. Семиозис эмпирического закона § 6. Законы науки и законы свободы ЗАКЛЮЧЕНИЕ ПРИМЕЧАНИЯ ВВЕДЕНИЕ Для многих людей свобода является высшей ценностью. Она выступает в качестве цели, к которой люди стремятся ради нее собой. Однако чаще всего в жизни мы сталкиваемся с тем, что свобода рассматривается как средство для реализации иных целей. В этом значении свобода понимается тогда, когда говорят, например, о свободе слова, свободе действий, свободе совести, свободе собраний, о свободном времени, о свободе перемещения в пространстве и т. д. В данной работе этот прагматический аспект свободы нас интересовать не будет. С философской точки зрения важнее другое: метафизический смысл свободы. Задача заключается в том, чтобы раскрыть смысл свободы как способа существования человеческого в человеке. Свобода есть способ самостояния человека в мире. Свобода есть способ обретения и сохранения своего интимного Я. Проблема свободы нас будет интересовать в узком, но весьма существенном плане. Речь пойдет о свободе как способе осуществления познания и возникновения знания.

Известно суждение, что осознание человеком своего рабства делает его свободным от рабства. Насколько оно справедливо? Кажущийся очевидным довод, который нередко приводят в качестве возражения, состоит в том, что фактическое рабство не зависит от того, осознается оно или нет. То есть раб остается рабом независимо от того, знает он о своем рабстве или нет. Приведенный довод представляется убедительным еще и потому, что имеются аналогичные ситуации, в которых знание и действительность относительно безразличны друг к другу. Скажем, мужчина, осознающий свою мужественность, не перестает быть мужчиной. Но в этих суждениях есть одна тонкость, которая подчас упускается из виду. Зададим себе такой вопрос: необходимо ли быть мужчиной для осознания мужественности? Нельзя просто и категорично ответить «да», так как осознавать мужественность может и не мужчина. Точно так же осознавать фактическое рабство может и не раб. Сказанное лишний раз подчеркивает независимость знания и действительности, их несовпадение. Все это представляется ясным. Но здесь содержится проблема. Задумаемся над тем, совпадает ли осознающий с осознаваемым. Осознание есть отношение того, кто осознает, и того, что осознается. Поскольку нельзя утверждать их полного тождества, то применительно к данному в начале суждению можно сказать, что осознающий рабство — это не то же самое, что осознаваемое рабство. То есть просто раб и раб, осознающий свое рабство, это как бы два разных раба, два разных субъекта. Человек, осознающий свое рабство, находится в отношении к себе как к рабу. Субъект отношения к рабу не тождествен рабу. Это какойто «другой» человек. Для прояснения обсуждаемого тезиса воспользуемся грубым сравнением. Камень не относится к себе как к камню. Камень не может стать иным в силу отношения к себе. Для его существования отношение к себе не является необходимым условием. Коренная особенность человека состоит в том, что его существование определено отношением к самому себе. Это означает, что актом осознания человек делает себя иным. Он одновременно есть и нечто, и иное, отличное от этого нечто. Человек есть существование, которое способно трансцендировать, выходить за пределы наличного существования. В этом смысле человек есть система открытая — открытая к тому, чтобы не быть чемто (рабом, мужчиной и т. д.), открытая к свободе.

Таким образом, есть доля истины в суждении, что осознание себя как раба есть уже освобождение от собственного рабства. Этим утверждается фактически более общий тезис о том, что знание связано со свободой так, что одно определяет другое. Здесь мы имеем дело с тремя суждениями. Вопервых, что знание является условием свободы. Это положение является наиболее расхожим. Оно оправдано фактическим обстоянием дел, когда, например, знание дает возможность совершать выбор, планировать и прогнозировать будущие события. Второе суждение не столь привычно, поскольку в нем речь идет о свободе как условии возможности существования знания. Наиболее простой его смысл чаще всего видят в том, что наличие свободы необходимо для творческого поиска, для производства новых идей. Наконец, третье суждение состоит в утверждении того, что свобода и знание возникают одновременно и являются лишь разными моментами, сторонами, определениями одного и того же субъективного акта и состояния. Предлагаемая книга посвящена анализу смысла тезиса о единстве свободы и знания как сторон субъективного акта, сутью которого является фундаментальный опыт различения, дистанцирования. Это опыт, в котором рождается субъект сознания и знания (знающее существование) и объект знания (осознаваемое и знаемое существование). Акт рождения есть событие, в котором возникает свобода как бытие знания и знание как бытие свободы. Обоснование этих положений позволит глубже понять связь человеческого сознания со свободой как сущностной характеристикой человеческого существования. Это традиционная проблема соотношения бытия и сознания. В работе рассматривается один из ее важнейших аспектов: соотношение бытия человека с сознанием. Кроме того, автор надеется представить дополнительные аргументы против расхожих мнений о свободе как произволе, как безумном поступке, т. е. поступке, совершаемом без ума, не «по уму» или вопреки ему. Приводимые в книге аргументы не имеют цели подчинить свободу рациональной деятельности человеческого мышления. Автор рассчитывает показать, что свобода и сознание — это явления одного порядка, одной природы. Ставя перед собой такую задачу, автор пытается решить ее, основываясь на анализе проблем сознания, субъективности, человеческого бытия, которые были предметом специальных исследований в классической философии, в феноменологии, экзистенциализме и философской антропологии.

Проблема соотношения свободы и знания в своеобразной форме поставлена современной философией и методологией научного познания. Она связана с проблемой рациональности. В литературе уже устоялось мнение о том, что эволюция науки связана с переходом от одного типа рациональности к другому. Различают, например, классический, неклассический и постнеклассический типы рациональности в науке[i]. Каждый из них имеет философские и методологические основания. Для классической науки, образцом которой является механика Галилея — Ньютона, характерно априорное допущение о том, что субъект познания трансцендентен познаваемой реальности. Это допущение необходимо для обоснования возможности объективного познания. Под объективностью понимается элиминируемость субъективных сторон познания из содержания знания о мире. Субъект оставляет «следы» своей деятельности на изучаемом фрагменте действительности. Методология классической науки предполагает возможность проконтролировать, учесть моменты субъективного в познании и затем произвести «вычитание» этих моментов из результатов познания. Неклассическая наука, связанная прежде всего с возникновением теории относительности Эйнштейна и квантовой механики, напротив, исходит из того, что оставляемые субъектом «следы» входят в определение объекта познания и знания. Выдвигается принцип относительности объекта к средствам эмпирического познания. К их числу относятся инструменты, приборы, экспериментальные установки и другие средства наблюдения. Имманентность бытия субъекта познаваемому миру создает известные трудности в обосновании объективности научного знания. Неклассический тип рациональности связан с социокультурным релятивизмом в трактовке природы научных истин[ii]. Постнеклассическая концепция науки усугубляет эту ситуацию тем, что предполагает включенность ценностных характеристик познания в определение объекта познания. Объект знания оказывается относительным к идеалам и нормам познавательной деятельности. И неклассическая, и постнеклассическая концепции говорят о том, что в содержании знания об объективном мире отражено присутствие в мире познающего субъекта. Пожалуй, наиболее ярким выражением этого обстоятельства является так называемый антропный принцип в космологии[iii]. Философский смысл последнего состоит в том, что мы знаем мир только такой, который предполагает внутри себя существование познающего и знающего его субъекта. В отличие от этого в классической картине мира существование указанного субъекта не только не предполагается, но и исключается.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 36 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.