WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 |

Л. А. Мусаелян

РОССИЯ В XXI ВЕКЕ: ПОСТИНДУСТРИАЛЬНАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ ИЛИ ЭПОХА СРЕДНЕВЕКОВЬЯ?*

[* Работа выполнена в рамках научной программы 015 «Университеты России» по разделу № 10 «Гуманитарные проблемы» (тема: «Современная форма научного материализма»).]

Последние десятилетия ушедшего столетия свидетельствовали о том, что в ведущих странах мира наиболее динамично развивающимися стали отрасли экономики, базирующиеся на наукоемких технологиях. Они играют важную роль в постиндустриальных хозяйствах. В них создается почти половина ВНП, обеспечивается большая часть прироста ВВП [2 См.: Иноземцев В. Л. Постиндустриальное хозяйство и «постиндустриаль­ное» общество // Общественные науки и современность. 2001. № 3; Фортов В. Е. Индустрия программного обеспечения – это шанс для России // Независимая газета. 2000. 22 нояб.]. Уже сегодня доля фактора «знание» в общей стоимости выпускаемой продукции превысила пятьдесят процентов [3 Ваганов А. Знаниям придадут товарный вид // Независимая газета. 2001. 16 авг. С. 4.]. Все это свидетельствует о том, что к началу XXI века интеллектуальный потенциал общества превратился в определяющий фактор экономического и социального прогресса. Очевидно и то, что его роль в обществе будет постоянно возрастать. По оценкам ученых, к 2010 году в развитых странах мира доля занятых только в секторе информационных технологий составит более половины всех работающих [4 См.: Фортов В. Е. Указ. соч. С. 3.]. Учитывая значение научных знаний в современной жизни, уместно указать на определенное сходство понятия «интеллектуальный потенциал общества» с понятием «эволюционный потенциал». Подобно тому как в естествознании эволюционный потенциал характеризует эволюционные возможности предбиологических и биологических систем, интеллектуальный потенциал общества характеризует возможности (перспективу) развития со­циума.

Превращение интеллектуального потенциала общества в мощный фактор прогресса заметно изменило картину международных экономических и политических отношений.

В индустриальную эпоху решающую роль в экономике играла добывающая и обрабатывающая промышленность. Отсюда экономическая и нередко военная экспансия развитых капиталистических государств в регионы мира с богатыми природными ископаемыми и емким рынком. За счет эксплуатации дешевых природных и людских ресурсов третьего мира ведущие капиталистические страны обеспечивали себе динамичное экономическое развитие и высокий уровень жизни. В этот период наблюдалась тенденция вывоза капитала в слаборазвитые страны и строительство там, вблизи источников сырья, далеко не безупречных с экологической точки зрения предприятий. В 90е гг. в связи с тем, что в экономике ведущих капиталистических держав определяющую роль начинают играть ресурсо и энергосберегающие наукоемкие технологии, возникает новая тенденция – обратное перемещение капитала из отсталых стран в развитые. В 90е гг. львиная доля инвестиций приходилась на развитые страны. Так, по данным ООН, в 1995 г. из 315 млрд долл. инвестиций 203 млрд получили развитые страны. Больше всех денег было вложено в экономику США – 60 млрд долл., а на долю ста беднейших стран (т. е. более половины государств мира) пришлось чуть более 3 млрд долл., т. е. 1% всех инвестиций за этот год [5 См.: Диалог. 1997. № 6. С.  77.].

Уже в 80е гг. практически были исчерпаны возможности увеличения прибыли за счет экономии оплаты труда и применения дешевой рабочей силы. Сегодня экономически более эффективным оказывается использование труда высококвалифицированных специалистов в секторах наукоемких технологий. В США считается очень высокой норма прибыли, если она достигает 5–10%. Между тем норма прибыли в сфере бизнеса информационных технологий составляет от 30 до 100% [6 См.: Фортов В. Е. Указ. соч.]. Поэтому спрос на специалистов для этого сектора экономики очень высок. Подготовка же высококвалифицированных работников, занятых в наукоемких технологиях, требует больших затрат.



Отсюда и четко обозначившаяся в последние два десятилетия политика ведущих капиталистических держав на перекачку «мозгов» из слаборазвитых стран. Только из одной Индии ежегодно по упрощенной визовой схеме США выманивают 60–70 тыс. молодых специалистов. По свидетельству академика В. Е. Фортова, сегодня 36% сотрудников известной фирмы «Майкрософт», 32% работающих в НАСА, 12% занятых в компании «Интел» – индийцы. В России в 2000 г. в сфере информационных технологий было занято 2000 человек, а выехало подобных специалистов на одиндва порядка больше [7 Там же.]. По оценке нобелевского лауреата Чжэньнин Янга, преподаватели математики в самых лучших университетах США – из Московского университета [8 Савицкая Н. Аттестат зрелости для российского образования // Независимая газета. 2001. 24 янв. С. 10.]. Симптоматично недавнее решение властей США об упрощении механизма выдачи виз молодым специалистам из России. Можно сказать, что высокий уровень интеллектуального потенциала ведущих держав мира, обеспечивающего им динамичное развитие и благополучную жизнь, в немалой степени поддерживается за счет перекачки «серого вещества» из слаборазвитых стран. Не тратя ни цента на подготовку высококлассных специалистов, они, по существу, за счет слабораз­витых стран создают себе комфортные условия жизни сегодня и перспективу на будущее, лишая этого будущего тех, кого обокрали. Если вещи называть своими именами, то перекачка «мозгов» есть современная форма неоколониализма. Отличие от индустриальной эпохи лишь в том, что наряду (или вместо) с дешевым сырьем и энергоносителями теперь вывозится из стран третьего мира их интеллектуальный потенциал – потенциал развития. В результате этой политики богатые становятся еще богаче, темпы их экономического развития ускоряются, а бедные беднеют, темпы их развития замедляются. Разрыв между первыми и вторыми в социальноэкономическом развитии превращается в пропасть. Естественно, при этом сужаются возможности стран третьего мира восстановления и развития своего интеллектуального потенциала, что в свою очередь сказывается на социальноэкономическом благополучии населения. Разрыв в уровне развития интеллектуального потенциала между странами проявляется и в усиливающемся их неравенстве в доступе к информационнокоммуникативным и иным современным технологиям. Это неравенство является новой глобальной проблемой современной эпохи. Очевидно, что ограбление интеллектуального потенциала слаборазвитых стран по своим пагубным, разрушительным последствиям не идет ни в какое сравнение с вывозом сырья и энергоносителей. Разрыв между развитым Западом и остальным миром постоянно возрастает. Различия приобретают все более глубокий, тотальный характер, раскалывая современную цивилизацию на две неравные части, на так называемый «золотой миллиард», которому уготовлено достойное будущее, и все остальное население планеты, оказавшееся на периферии исторического процесса. Нынешняя политика ведущих держав мира в отношении развивающихся стран напоминает чемто библейскую историю о захвате Вавилоном Иудеи (587 г. до н. э.). Захватить страну и покорить ее далеко не одно и то же. Навуходоносор – царь Вавилона – не последовал примеру Ассирии, которая переселила все население (десять колен) Израиля (впоследствии исчезнувшее). Ему нужна была не только территория, но и люди, обрабатывающие эту землю. Однако оставить все население в Иудее он не мог. Это означало бы создать постоянный очаг опасных восстаний. Выход был найден. Навуходоносор переселил наиболее активную часть населения Иудеи – ученых, знать, ремесленников. Говоря современным языком, он лишил Иудею ее интеллектуального потенциала. Оставшаяся часть населения покорно работала на чужеземцев. Другими словами, интеллектуальный потенциал – не только важнейший фактор социальноэкономического развития, но и необходимое условие национальной, государственной независимости.





И то, что справедливо для древних обществ, то вдвойне справедливо для современной цивили зации.

Рассмотрим теперь состояние дел в нашей стране.

Уровень развития интеллектуального потенциала и его востребованность в обществе могут определяться по самым различным показателям: удельному весу наукоемких технологий в экономике и в формировании ВВП, новизне основных фондов и скорости их обновления, производительности общественного труда, удельному весу страны в мировой торговле и особенно в торговле наукоемкой продукцией, социальному статусу людей, занятых высококвалифицированным умственным трудом и т. д. Безусловно, важным индикатором состояния интеллектуального потенциала страны являются духовная жизнь общества, уровень нравственной, правовой и особенно философской культуры, проявляющейся в типе господствующего в обществе мировоззрения. С сожалением приходится констатировать, что, несмотря на имеющийся пока еще солидный интеллектуальный потенциал, есть серьезные основания отнести сегодня нашу страну – эту бывшую мировую державу – к разряду слаборазвитых государств. Россия входит в XXI век фактически как странабанкрот с внешним государственным долгом более 150 млрд долларов. Это означает, что каждый россиянин, включая грудных детей, задолжал Западу более тысячи долларов. Страна встречает третье тысячелетие с крайне отсталой технологической и производственной базой и очень низким уровнем жизни населения. В 1999 г. доход на душу населения в России, даже по самым оптимистическим оценкам, был меньше среднемирового показателя в 5–6 раз [9 Подсчитано по данным: Путин В. В. Россия на рубеже тысячелетий // Независимая газета. 1999. 30 дек. С. 4.]. По совокупному индексу технологического прогресса (наличие телевизора, факса, персонального компьютера, Интернетхоста, мобильного телефона, электронной коммерции) Россия в списке из 59 стран разделяет 56–59е место. У нас на душу населения приходится 0,05 компьютера. В мировом образовательном пространстве она также замыкает шестой десяток, т. е. находится среди слаборазвитых стран [10 См.: Кашлев Ю. На передовом рубеже глобализации // Независимая газета. 2000. 28 нояб. С.  14; Коротков А. Над пропастью во лжи // Там же. 29 нояб. С. 3.].

По участию в мировой торговле и структуре экспорта Россия также может быть отнесена к слаборазвитым странам. В качестве торгового партнера Запада она выступает в основном как поставщик сырья и энергоносителей.

В 1999 г. доля топливной промышленности, продукции черной и цветной металлургии, энергетики в экспорте России составляла более 70%, а в ВВП страны – лишь 15%.

В то же время в мировом экспорте наукоемкой продукции ее доля была менее 1%, а США – 36% [11 См.: Путин В. В. Указ. соч.]. Сам по себе экспорт сырья и энергоносителей не может оцениваться негативно, если этот вывоз является временной и вынужденной мерой или служит средством поддержания благополучия населения (так как природные богатства по Конституции страны принадлежат всему народу). Известно ведь, что многие монархические режимы Ближнего Востока за счет «черного золота» обеспечили высокий уровень жизни населения своих стран и, более того, в крупнейших банках мира накапливают золотовалютные резервы в качестве фонда развития будущих поколений. В современной демократической России ситуация совершенно другая. По подсчетам академика Д. Львова, две трети (45–60 млрд долл.) ренты от эксплуатации природных ресурсов присваивается финансовыми и прочими олигархами, властными и околовластными структурами, криминальным бизнесом и лишь одна треть (20 млрд долл.) идет в бюджет государства [12 Львов Д. Экономическая модель XXI века // Независимая газета. 1999. 29 дек. С. 15.]. Учитывая, что большая часть незаконно присвоенных денег уходит на Запад и оседает там на частных счетах, можно сказать, что подобный экспорт является не просто ограблением народа, но и лишением страны будущего.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.