WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |

Ю. А. Муравьев

СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ НОВАЦИИ

НА ПОРОГЕ XXI ВЕКА

Мировая социологическая мысль никогда не пребывает в покое. И всегда эта мысль базируется на мнении. И всегда она сама окружена ореолом из мнений. Из мнений о ней самой. В наши дни на Руси и вокруг в среде социологов раздается странная молвь. Все говорят: кризис культуры, постмодернизм, все изменилося под нашим зодиаком... Не знаю, не знаю... Чтото незаметно. Что изменилосьто? По крайней мере, в социологической науке у нас не меняется ничего.

Есть, конечно, коекакие перемены у социологов. Но, как мне представляется, не в нашей, собственно, социологии, а в усвоении давних уроков западной социологии. Однако если судить по социологической литературе и ее идейнотеоретическому содержанию, – деградация видна, а прогрессивных перемен не заметишь. В целом мы в теоретикосоциологическом отношении отстали от Запада на несколько десятилетий, то есть, по известному присловью, навсегда. Только у тех, кто сохранил возможность понимать, что происходит на Западе и усваивать уроки не задним числом, – только у тех ученых остается прежде всего моральное право говорить и о нашей оригинальности, и о значении усвоения западных уроков.

Для того чтобы судить обо всем этом, как известно, нельзя оставаться на уровне того дисциплинарного уровня, который подлежит оценке. Приходится выходить на более общие рубежи, в данном случае – на рубежи эпистемологии и социальной философии. И ничего страшного, помоему, нет в том, что взгляд при этом кажется чересчур поверхностным. Зато главные детали становятся более выпуклыми. В этой статье я пытаюсь в весьма беглом виде представить не столько панораму, сколько остов, скелет западной социологической мысли последних десятилетий ХХ века и одновременно выступить как с критикой некритического усвоения западных уроков, так и с критикой самого нежелания их усваивать. Речь пойдет не о том, что сделано, а о том, что, с моей точки зрения, следовало бы сделать в социальной теории и в теории познания, чтобы ликвидировать наше отставание, хотя – прямо скажу – надежд на это (то есть оснований для надежд) у меня никаких.

Постмодернистские веяния конца века не только не обошли западную социологию, но поставили ее в центр философской и общественной мысли вообще. Такова тенденция. Реальность же все еще опирается на простое и незамысловатое «наблюдаемое», на «непосредственно данное», на первичные dates. Эта традиция в социальной науке тесно связана с тем, что часто описывается как «позитивизм». Тёрнер [1 Turner, J. Analytical Theorizing // Social Theory Today. Ed by A. Giddens, and J. Turner. Stanford: Stanford University Press, 1987. Р. 156–194.] характеризует позитивизм как «использование теории для того, чтобы интерпретировать эмпирические случаи и, наоборот, использование наблюдения для того, чтобы оценить правдоподобие теории» [2 Op. cit. P. 156–157.]. Хотя позитивизм критиковали, унижали, принижали и переименовывали, – Дж. Айзек [3 Isaac, J. C. Power and Marxist Theory: A Realist View. Ithaca: Cornell University Press, 1987.] справедливо объявил позитивизм в версии К. Р. Поппера мертвечиной и тем, что в глазах потомков будет выглядеть как примитивная разновидность эмпиризма, – тем не менее он продолжает оставаться влиятельной, если не доминирующей, парадигмой – и уж во всяком случае в социологии. Почва эмпирии и функционализма породила всходы споров по поводу микро и макросоциологии, что создало «сценические подмостки» для осмысления того, чем до сих пор постоянно «структурируется» социологическая теория. Отсюда начинается путь к специфическим теоретическим проблемам: вопрос в том, полезно ли каждый раз проводить границу между микро и макроориентациями в социологии или следует выбрать нечто среднее и попытаться таким опосредованием уничтожить границу между ними. Мой выбор на этой эмпирикоприкладной методологической почве решительно в пользу макросоциологии. И я здесь не оригинален: анализ соответствующей методологической литературы свидетельствует о преобла­дании тенденций к макросоциологии во всем мире. Однако генетически связанная с позитивизмом линия функционализма породила при всей своей влиятельности ряд не менее влиятельных альтернатив.



В этом качестве своеобразно готовили ситуацию конца века работы Ирвина Гофмана (Goffman), сосредоточивавшегося на общей концепции «порядка взаимодействия», на управлении «нормализацией» и, наконец, на теории «фреймового» анализа. Не менее важны для социологического актуалитета специфичные для Гофмана теоретические темы и концепции типа «клейма» (лейбла), «обретенной идентичности», ролевой дистанции, «Япрезентации», перформанса и «драматургической аналогии».

Фундамент социологической современности был бы гораздо более шатким без работ Норберта Элиаса (Elias), который навел важные мостыперемычки между классической социологической теорией и современными новациями в социологической теории при анализе отношений между индивидами и обществом (концепции взаимозависимости, обретения формы – оформления – и «хабитуса»), используя понятия «цивилизующего процесса» и, соответственно, процессов «децивилизации» (decivilization) и, наконец, информатизации в свете собственной оригинальной элиасовской эпистемологии.

Нельзя также пройти мимо идей Мишеля Фуко, которые часто фигурируют в современной социологии, особенно мимо его концепции «надзора» при рассмотрении теории власти и субъективности. Но французская мысль в этом отношении гораздо богаче результатами у классика социологии Пьера Бурдье, который уже в наши дни демонстрирует все увеличивающееся влияние и на социологическую теорию, и на социологические исследования. Здесь нам нужно было бы иметь дело с его концепциями «поля», языка и символической власти, а затем с его пониманием того, как практика социологии включается в процессы социального мира и отношений между наукой и политикой [4 Поскольку это уже не предыстория, а собственно актуалитет, многие из этих сюжетов хотя бы вскользь будут затронуты далее в моем тексте.].

При всех различных линиях рассуждений и точках зрения на здание современной социологии мы так или иначе констатируем, что вся социальная мысль современности концентрируется вокруг проблемы и понятия власти. Резюме постмодернистской мысли по этому поводу и в то же время ее идеологический стержень можно выразить тезисом: любая власть коренится в тотальности понятия; ей противостоит плюральность смысла, – и соответствующим лозунгом: так расплывемся же в смыслах, став неуловимыми для власти, растворимся номадически в деконструированных дискурсах!..

В методологии исследования вместе с закатом микросоциологии занимается заря глобалистики, прорастает методология трансмарксизма, веет ветер методологии тотального критицизма [5 К новым определяющим направлениям в социологии XX века Ф. Абрахам причисляет структурный функционализм, теорию конфликтов, символический интеракционизм и феноменологическую социологию (см.: Аbraham, F. Modern Sociological Theory: An Introduction. Grambling State University, 1998).]. Так что XXI век принимает уже наследие постмодернизма, в котором, несомненно, на смену антифундационизму придет неофундационизм.

Конец века, таким образом, заново высветил те аспекты центральной для всей философской рефлексии проблемы – проблемы свободы, – которая в социологии перед каждым новым поколением выступает как контроверза власти и освобождения от нее. В полном соответствии с тем, что современная критическая теория называет трансмарксизмом [6 См., в частности: Муравьев Ю. А. Трансмарксизм: тезисы манифеста / ХХI в.; будущее России в философском измерении: Материалы Второго Российского философского конгресса (7–11 июня 1999 г.): В 4 т. Т. 1. Ч. 2 (Онтология, гносеология и методология науки, логика). Екатеринбург: Издво Урал. унта, 1999. С. 23–24.], эта контроверза понимается практически всеми теоретиками одинаково. Если вся социальная наука сотрясается спорами о власти, то их оборотной стороной и главным смыслом оказывается проблема освобождения от власти. Социологически поставленная, центральная проблема всей философии и, кстати говоря, всей теории культуры – проблема свободы – актуализируется как проблема духовного освобождения, эмансипации. В тисках социальных парадоксов, которые порождены этой проблемой, и бьется в наши дни как социологическая мысль постмодернизма, так и противостоящая ей ветвь теории социального критицизма. Решение главного из этих парадоксов – парадокса, в элементарной форме просвечивающего в мысли о невозможности разрешить контроверзу: пока существует тотальная духовная власть, индивиды не могут осознать свои подлинные (истинные) объективные интересы, а значит, невозможно и подлинное освобождение. Ergo, проблема свободы неразрешима.





Каждая эпоха предлагает свой выход из этой жесткой антиномии. Есть он и у современных постмодернистов, и у критиков постмодернизма. Исходной для последующих рассуждений мыслью будет положение о том, что постмодернизм, неоднократно осмеянный и, казалось бы, обращенный в прах критиками, имеет по крайней мере ту заслугу, что он, доводя до абсурда логику плюрализма и практикуя нигилизм относительно истины, власти, свободы, парадоксальным образом консолидирует силы на противоположном полюсе, высвечивая императивный характер монизма и абсолютную сторону релятивизированных им до предела явлений и отношений мира. Можно поразному относиться к постмодернистским крайностям, но нельзя не признать, что ныне даже тот, кто привык бдительно охранять все границы между науками, искусствами и социальными практиками, вынужден признать: эпистемология, наука, социальная практика, истина, добро, справедливость, красота, гармония – все это составляет одну цепь, хотя мы не всегда в состоянии различить отдельные звенья этой цепи. В этой цепи оказываются неразрывно связанными проблемой эмансипации социология, эпистемология, философия истории и теория культуры.

Вот почему следует зафиксировать внимание на современном состоянии рефлексии по этому поводу. Вот почему я предлагаю здесь заново рассмотреть некогда затеянный Стивеном Лаксом спор о «трех измерениях власти» [7 Lukes, S. Power: A Radical View. London: MacMillen, 1974.]. Моя цель при этом состоит в том, чтобы обратить внимание не столько на аргументацию сторон, сколько на сам способ, который лежит в основе противостоящих определений власти, отраженных во всем разнообразии важных продолжающихся дебатов относительно философии и практики модернистской (современной) [8 Породившая унылую путаницу дивергенция модернизма и современности (modernite, modernity, Modernitat etc. – одновременно означает и «современность» и «модернизм», «принадлежность модерну») в западных языках привела к лингвистической несуразице, что заставляет меня всякий раз в пояснение пользоваться скобками для различения этих значений.] (пост) модернистской науки. Только в самое последнее время – во второй половине 90?х годов – в этих спорах приняли участие Патриция Коллинз, Норман Дензин, Деннис Смит, Патриция (Патти Энн) Лейтер и мн. др. [9 См.: Collins, Р. Н. How Much Difference is Too Much: Black Feminist Thought and the Politics of Postmodern Social Theory // Current Perspectives in Social Theory, 1997. No. 17 P. 3–37; Denzin, N. K. The Standpoint Epistemologies and Social Theory// Current Perspectives in Social Theory, 1997. No. 17 P. 39–76; Lather, P. Critical frames in educational research: Feminist and poststructural perspectives. Theory into Practice. 1992. XXXXI(2), 1–13; Smith, D. E. Telling the Truth After Postmodernism // Symbolic Interaction, 1996. No. 19. P. 171–202. Приверженность к различным определениям «хорошей науки», Dahl, Robert A. The Concept of Power // Behavioural Science. 1957. No. 2. No. 201–505; Denzin, N. K., The Cinematic Society: The Voyeur's Gaze. London: Sage, 1995.] Эта полемика имеет следствием осуществление различных измерений власти и актуализацию вопроса о «видимом» социологическом предмете. Исходя из эмпирических ограничений, которые требуются для определения первых двух измерений власти, имеет смысл ограничиться рассмотрением того, что наука – так называемая «хорошая наука» – должна ориентироваться на примат третьего измерения власти.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.