WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 83 |

Боб Муллан

ПСИХОТЕРАПЕВТЫ

О ПСИХОТЕРАПИИ

Перевод с английского И.В. Королева

под редакцией Т.В. Барлас

Bob Mullan

THERAPIST ON THERAPY

Москва

Независимая фирма “Класс”

1999

УДК 615.851

ББК 53.57

М 86

Муллан Б.

М 86 Психотерапевты о психотерапии/Пер. с англ. И.В. Королева. — М.: Не­зави­симая фир­ма “Класс”, 1999. — 480 с. — (Библиотека психологии и психотерапии, вып. 68).

ISBN 5863751088 (РФ) Книга Боба Муллана представляет многоплановую картину современной психотерапии в живых диалогах с английскими психотерапевтами — представителями различных школ и направлений. Жизненные обстоятельства, приведшие их в профессию, теоретические взгляды и их соотношение с общепринятыми теориями, типичные проблемы клиентов, приемы работы и изменения, происходящие с клиентами в ходе терапии, этические и финансовые вопросы и т.д. Ответы у каждого свои; они не просто дают представление о том, что представляет собой психотерапия в рамках того или иного подхода, но и позволяют познакомиться с интересными собеседниками и незаурядными личностями, у каждого из которых — свой индивидуальный взгляд на психотерапию.

Книга представляет интерес для психотерапевтов, желающих познакомиться с тем, как работают коллеги, а также для каждого, кого интересует, что такое психотерапия и что она может дать людям.

Главный редактор и издатель серии Л.М. Кроль Научный консультант серии Е.Л. Михайлова ISBN 0853433292 (USA) ISBN 5863751088 (РФ) © 1996, Bob Mullan © 1996, Free Association Books © 1998, Независимая фирма “Класс”, издание, оформление © 1999, И.В. Королев, перевод на русский язык © 1999, Т.В. Барлас, Л.М. Кроль, А.Ф. Радченко, М.Н. Тимофеева, предисловие © 1999, В.Э. Королев, обложка www.kroll.igisp.ru Купи книгу “У КРОЛЯ” Исключительное право публикации на русском языке принадлежит издательству “Независимая фирма “Класс”. Выпуск произведения или его фрагментов без разрешения издательства считается противоправным и преследуется по закону.

Скромное обаяние психотерапии Психотерапевтами не рождаются — ими, в основном, становятся, в чем можно убедиться, читая эту книгу. В ней собраны мнения людей, думающих вместе с интервьюером о том, как они дошли до своей профессии, чем разочарованы, в чем уверены, как считают нужным помогать людям, что их занятия дают им самим. Для нас, привыкших к декларативной и рациональной морали, это может показаться неожиданным: что уж тут рассуждать? Раз врач — значит лечи. Здесь же гораздо более сложная и интересная картина: многие из тех, кто беседует с нами на этих страницах, не врачи — да это и не обязательно; они пришли в профессию в зрелом возрасте, совсем из других областей. И пришли не просто так, а по своим, очень частным призваниям и интересам. Эти люди не выдавливают из себя готовых, давно “впечатанных” в них общих мнений и слов — они думают, стараясь найти ответы для себя. В них мало желания порисоваться, мало опасения сказать не то, еще меньше — настороженности. Они не пытаются сказать “самоесамое” и не боятся неточностей. Думать — процесс живой. Кажется, что мы при нем присутствуем.

Этото с непривычки и кажется несколько сумбурным, не парадным, а иногда и побытовому скучным. Ни одного Индианы Джонса, Зои Космодемьянской, даже доктора Куин. Мало указаний на культовые фигуры. Эти люди могут показаться невзрачными — живут в провинции, работают с рядовыми гражданами, с вполне бытовыми проблемами — никаких обещаний, лозунгов, клятв, указаний, советов. Просто думают и радуются своей профессии. Так, как если бы были лифтерами или пожарными. И разнообразие их занятий под одной обложкой “психотерапии” выглядит неожиданным и даже заставляет теряться. Частная жизнь со многими деталями — поток, без выделений и целей.

Да и кто собирал все эти интервью? То ли бывший пациент, то ли будущий психотерапевт, то ли недоучившийся журналист. Непонятно, кто допустил, напечатал, зачем все эти люди тратили свое время, а теперь и наше. Зачем все это разнообразие мнений, школ, подходов? Ведь даже профессионалу трудно разобраться в этом. Ведь это и на путеводитель нисколько не похоже и уж совсем непонятно: зачем русскому издателю печатать такую книгу? Психотерапия в таком разнообразии и применениях похожа на марсианские сады — они может и есть, но долететь трудно.



Между тем, если внимательно приглядеться, то выясняется, что люди, которые говорят со страниц этой книги, учились по многу лет и продолжают свое профессиональное образование, большинство (и это, вероятно, было одним из критериев отбора) написали по своей теме книгудругую, они реально практикуют, известны и уважаемы в своем кругу. Все перечисленное — норма, естественная и не бросающаяся в глаза. Да, у них есть это и многое другое. Но у них нет и, может быть, им не нужна национальная известность, столичная клиника, множащиеся интервью. Они — скромные труженики, достойно зарабатывающие на жизнь любимым делом, никому ничего не доказывающие и не решающие своих личных психологических проблем за счет других — своих пациентов. Этому их учили, на это они обращают серьезное внимание и об этом они рассуждают в книге.

В культуре, из которой пришла к нам эта книга, такие слова, как “психотерапия”, “психиатрия”, “семейная терапия”, “психоанализ” и т.п., — воспринимаются спокойно, часто иронично или безразлично, иногда — персонально, с особым отношением. Эка невидаль: у человека есть личная жизнь, свое пространство, свои проблемы. Ну и что? Анекдоты, комиксы, фильмы, светские фразы про психотерапевтов так же возможны, как и про людей других профессий. И в них нисколько не больше мистики, эпатажа, страха, недоверия. Пойти к психотерапевту — к бухгалтеру, массажисту, тренеру, врачу — что же здесь особенного? Может быть, к бухгалтеру ходят реже, может быть, от общения с тренером некоторые получают больше удовольствия. Те, кто получает помощь от психотерапевта, вряд ли чувствуют себя привязанными навсегда. И вряд ли сильно стесняются.

В психотерапии, как и в культуре, как и в жизни, веселое, грустное и обыкновенное — перемешаны. И об этом книга.

Небезынтересно узнать и о разнице подходов и психотерапевтических школ: гештальта, семейной терапии, психоанализа, трансактного анализа — не в строго систематизированном, академическом изложении, а вот так — в вопросах и ответах про повседневность метода, его изучение и применение в далекой Англии.

Да, дорогой читатель, знаменитая английская скромность и простота — не только в одежде. Теперь мы можем познакомиться с ней и в нашей профессии. Может быть, в эту книгу стоит заглядывать время от времени. Смею надеяться и обещать, что она не раз вспомнится Вам — в нужную минуту и совсем неожиданно.

Леонид Кроль Про временную спираль и параллельные миры Время — загадочная вещь. Его можно беречь и тратить, возвращать и навсегда расставаться с ним, быть там (вернее, тогда), когда еще не было, и тогда, когда было давно. Современные писателифантасты закручивают время спиралью или, например, заставляют его одновременно течь в параллельных мирах, отстоящих друг от друга на несколько веков. И единственное, чего попрежнему нельзя сделать, — это остановить время.

Оказывается, однако, есть очень простые способы переместиться в миры, которые и отстоятто от сегодняшнего дня всего на семьдесять лет (что это в рамках эволюции?), но ты попадаешь почти в иную эпоху, в “тогда”, где время текло подругому.

Десять лет назад большая часть моих коллег никогда не видела психотерапевтов, живущих и работающих за “железным занавесом”, а “буржуазные апологеты” и “реакционерыфрейдисты” все еще получали достойный отпор в текстах предисловий к отечественным справочникам по психологии. Специалисты, впервые принимавшие участие в заграничных конференциях, восторженно рассказывали о чудесах психотерапевтического света. Сначала мы поверили, что эти “фрейдисты” существуют в реальности, потом стали понемногу отличать их друг от друга, а взаимопроникновение параллельных миров тем временем стремительно нарастало.

Для нас раньше книг появились первые носители необыкновенных умений и знаний. Мы уже легко произносили ничем не наполненные до того слова и термины: “гештальт”, “трансактный анализ”, “НЛП”, “психодрама”... и фамилии их отцовоснователей. Все быстро перемешалось и завертелось. Идеи, словно предметы, отразившиеся в зеркалах, искажаясь и дробясь, иногда принимая причудливые формы, проникали в наш профессиональный мир. Постепенно мы учились отделять черное от белого, нужное от ненужного, истинное от приукрашенного ложного, отраженное от реального. И все же многое оставалось недоступным.





Когда издатель этой книги Л. Кроль посетил грандиозное действо — международную конференцию “Эволюция психотерапии”, он одновременно наблюдал около семи тысяч “всех нас” (вернее “всех их”) вместе — психотерапевтов, психологов, представителей всех школ, направлений из разных уголков одной планеты. Я слушала его рассказы и мечтала — вот бы увидеть, в чем они похожи, чем отличаются? Есть ли такие, которые похожи на меня, и такие, на которых похожа я? Как это — почувствовать сопричастность ко всем этим людям сразу? Но параллельные миры постепенно сближались. Я познакомилась с многими коллегами, воспитанными в разных культурных традициях, имеющих строгое, почти каноническое психологическое образование или образование, сотканное из многих знаний, умений и ремесел. Одни мне нравились, другие — не очень. Одни открывали для меня потаенные уголки профессии, другие — говорили банальности. В общем, все как у людей. А четыре тома материалов “Эволюции психотерапии” теперь стоят на моей книжной полке.

Сегодня к ним прибавляется и эта книга — волшебный способ перенестись в другой мир, потерять в нем границы времени, говорить, удивляться, подбирать и примерять на себя разные психотерапевтические одежды. Сейчас (а это тоже игра со временем — сей час) начнется эта книга, в которой очень разные психотерапевты, порой живущие в одной стране, но имеющие разные суждения о своем деле, рассказывают о своей работе, своем предназначении. Они отвечают на вопросы человека, побывавшего клиентом у разных психотерапевтов. Я тоже отвечаю на эти вопросы и говорю одним: “Молодец, честный парень!”, другим: “Дада, я тоже так думаю!”, третьим: “Ну и зануда же!”, а комуто: “Я бы, пожалуй, пошла к тебе в пациенты”. Я отвечаю на вопросы и ловлю себя на мысли, что хочу быть в числе интервьюируемых автором книги. Очевидно, мне самой очень важно искренне ответить на многие его вопросы:

l Есть ли доказательства, что людям становится лучше? l Какое отношение имеет прошлое к вашей профессии? l Есть ли люди, развитие которых вы замедляете?...

Читая эту книгу, я то и дело пересекаю эти невидимые границы, перемещаясь от себя, уже отчасти умудренного опытом психотерапевта, к себе, все еще нуждающемуся в поддержке клиенту, а потом спрашиваю: “А почему я выбрала бы (или не выбрала бы) себе в психотерапевты когонибудь из них?” Одна из интервьюируемых коллег — психоаналитик и приходится мне очень дальней “родственницей” по методу, который она использует в работе. Но именно ее я выбираю первой: за мудрость, за простоту изложения своих мыслей, за искренность и еще за фразу о том, что зрелость и уверенность обретаешь, когда начинаешь понимать, что твои родители — это просто люди со своими достоинствами и недостатками.

По мере чтения книги понимаю: я на стороне коллег, которые долго приближались и к выбору, и к цели, и продолжали искать уже внутри профессии, пока однажды не открывали, что идут “по колено в алмазах”. Я тоже ощущала это не однажды. В этот момент исчезают последние сомнения, и чувствуешь себя на вершине горы (счастливое чувство!), на которую потом на самом деле еще только предстоит взобраться. Теперь я знаю, что радость профессии не в достижении цели, а в удовольствии идти к ней, оглядывая окрестности, замечая все интересное вокруг, и своевременно делая привал.

Один из участников диалога в этой книге, прежде чем стать психотерапевтом, шил одежду. И, может быть, именно тогда, когда он учился кроить и шить костюм по мерке заказчика, он получил больше психотерапевтических знаний, чем во время освоения методов и техник психотерапии. Исполнить заказ аккуратно, так чтобы все швы и с лица, и с изнанки, выглядели не слишком заметно, — не в этом ли состоит искусство нашей профессии? Становиться психотерапевтом трудно (человек так сложно устроен!) Сначала ты долго заучиваешь правила психотерапии, а потом, как у Ежи Леца: “В действительности все оказалось совсем не так, как на самом деле!”. Ктото (или чтото) непрерывно требует от тебя все большего совершенства.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 83 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.