WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 18 |

Министерство образования Российской Федерации

ТАГАНРОГСКИЙ ИНСТИТУТ УПРАВЛЕНИЯ И ЭКОНОМИКИ

ИДЕЯ СМЕРТИ В КУЛЬТУР ФИЛОСОФСКОЙ РЕТРОСПЕКТИВЕ

Научное издание

Таганрог 2001

ББК 87

Рецензент В.Л. Рабинович, др филос. наук, профессор, главный научный сотрудник Института Человека РАН

Мордовцева Т.В. Идея смерти в культурфилософской ретроспективе. Таганрог: Издво ТИУиЭ, 2001. 120 с.

В монографии представлено исследование актуальной для современной гуманитарной науки проблемы смерти на основе философского и культурологического материала от античности до наших дней. Использованы не только описания философских идей смерти в преломлении к различным формам культурного видения – мифологии, эсхатологии, традиций, суеверий, ментальных архетипов, – но и показана их взаимосвязь с различными состояниями кризиса культуры. Данное исследование отличается новизной способа дискурсивного описания истории (идеи) смерти, в рамках которого не устанавливается единая генетическая связь эпох через однотипный образ смерти. Напротив, идея смерти реконструируется в локальном пространстве исторических типов цивилизации и представляет собой самобытную мысль человека своего времени.

Книга предназначена для философов, культурологов, историков культуры, а также всех, кого интересуют проблемы рационального видения смысла жизни, смерти и бессмертия.

ISBN 5920100257 У Мордовцева Т.В., У ТИУиЭ, СОДЕРЖАНИЕ ПРЕДИСЛОВИЕ I. РОЖДЕНИЕ ФИЛОСОФСКОЙ ИДЕИ СМЕРТИ ИЗ АНТИЧНОЙ МИФОЛОГИИ ТАНАТОСА 1.1. Мифология о смерти и бессмертии 1.2. Поступки смертибессмертия 1. 3. Философская идея смерти и бессмертия души 1.4. Эсхатология и метафизика страха смерти II. МЕТАМОРФОЗЫ СМЕРТИ В СРЕДНЕВЕКОВЫХ ОБРАЗАХ КУЛЬТУРЫ 2.1. Ментальные предпосылки возникновения образов Смерти 2.2. Идея смерти в свете ранней христианской экзегезы 2.3. Идея смерти в схоластическом дискурсе и в «священной» культуре 2.4. Образы и образцы Смерти в народной культуре III. АНТИНОМИИ ЖИЗНИ, СМЕРТИ И БЕССМЕРТИЯ В КУЛЬТУРЕ И ФИЛОСОФИИ XVXVIII вв. 3.1. Античное философское наследие: бессмертие в духе Платона и Аристотеля 3.2. Идея смерти в контексте гуманистического образца «virtu» 3.3. Символизм и магия как ментальное основание образа смерти в культуре 3.4. Идея смерти как метаморфозы жизни. Зарождение научного видения 3.5. Анатомический «взгляд» и идея смерти 3.6. Идея смерти в образах искусства и литературы IV. ИДЕИ МЕТАФИЗИЧЕСКОЙ СМЕРТИ В ФИЛОСОФИИ XIXXX ВВ.: кризис культуры 4.1. Философия субъекта в отношении к идее смерти 4.2. Идея «смерти Бога» и начало кризиса философии субъекта 4.3. Смерть и Ничто в «бессубъектной» философии 4.4. Деперсонализация смерти в психоанализе 4.5. Культ метафизической «смерти человека» в культуре постмодернизма 4.6. «Время симулякров»: жизнь как смерть, а смерть как жизнь в современной цивилизации Литература Посвящаю Андрею Демичеву.

ПРЕДИСЛОВИЕ Тема смерти одна из наиболее излюбленных мистикой, оккультизмом и религиозными учениями, несмотря на то, что имеет богатую собственно философскую традицию осмысления. По своему идейному содержанию смерть представляет «черную дыру» и в индивидуальной, и в научной рефлексии: чем ближе к ней подходишь, тем сложнее от нее оторваться и взглянуть «со стороны». Рефлексия смерти буквально засасывает жертву познания в свою бесконечность, препятствуя всякому возможному выходу из ее пространства. Увлечение темой смерти провоцирует исследователя стать одержимым, разгадать ее тайну, испытать на себе влияние притягательной силы. Быть может поэтому солидные ученые обходят стороной эту область, оставляя ее для науки как terra incognito. Тема смерти для многих исследователей стала табуированной, в силу опасности «впасть в мистицизм», а также в результате спекулятивности содержания. Социальная значимость научной теории о смерти вызывает, если не откровенный упрек, то, по крайней мере, большую настороженность среди представителей академической науки. Причиной подобного неприятия являются «фантомы» страха в массовом сознании.



Однако в социальных теориях права, человека и культуры тема приобрела особенную актуальность в связи с решением проблем смертной казни, эвтаназии, жертв терроризма, национальной нетерпимости и пр. Так она постепенно заняла прочное место в ряду некоторых отраслей научного знания под названием танатология. Если отечественная наука в основном знает медицинскую танатологию и отчасти знакома с философской танатологией, распространение которой обязано деятельности Российской ассоциации танатологов [1 Возглавлял Российскую ассоциацию танатологов с 1991 по 2000 гг. Андрей Витальевич Демичев. За этот период было издано пять сборников научных статей под общим названием «Фигуры Танатоса», в которых наиболее полно отражены результаты работы в этой области философов, культурологов, историков, представителей различных жанров и видов современного искусства.], то за рубежом чаще всего встречается упоминание социальной танатологии, которая занята разрешением общих для науки и социальной практики проблем.

Кроме того, исследование проблем смерти имеет строгую предметную ориентацию в сферах научных дисциплин, философии, религии, мистицизма, эзотерики, мифологии и пр. Так что рассуждения о смерти являются диаметрально отличными даже на уровне определений, как об этом свидетельствуют энциклопедические заметки А.П. Лаврина, предложившего четырнадцать точек зрения на проблему «что такое смерть», среди которых есть филологическая, психологическая, квантовой механики, дилетанта и др.

Что же касается области философской танатологии, то к настоящему времени здесь сложилось множество концептуальных направлений, описание которых способно занять сотни страниц! К числу наиболее фундаментальных и методологически значимых оснований современной философии смерти можно отнести следующие подходы: культурноисторический (Ф. Арьес, А.Я. Гуревич, П.С. Гуревич, В.М. Розин), герменевтический (М.М. Бахтин, В.Л. Рабинович, М.С. Уваров), дискурсивносемиотический (М. Фуко, Ж. Бодрийяр, М. Бланшо, Ж. Деррида, А. В. Демичев, В.А. Подорога), системноструктурный (Б.М. Полосухин, В.В. Налимов), теософский (Н.О. Лосский, Н.Ф. Федоров, В. Соловьев), психоаналитический (З. Фрейд, К. Юнг, Ж. Лакан), клинический (Э. КюблерРосс, Р. Моуди, С. Гроф, Л. Уотсон, В.А. Неговский). Этот, далеко не полный, перечень теоретических контекстов смысла и значения смерти в современной гуманитарной практике дает столь плюралистичную картину, что любому исследователю можно выбрать изучаемый аспект, как говорят, «по душе».

В настоящем исследовании предпринята попытка культурфилософского описания идеи смерти в дискурсах от античности до постмодерна. С одной стороны, ретроспективный взгляд должен развенчать иллюзию о том, что в более чем двухтысячелетней истории западноевропейской мысли можно найти единое основание (архетип) смерти, этому препятствуют процессы социокультурной динамики. С другой стороны, история идеи смерти формирует релятивный взгляд на эволюцию ее смыслообразования. Постижение идеи смерти вообще становится возможным на основе изучения ее «следов» – дискурсов.

Понятие дискурса имеет фундаментальное значение, поскольку служит «эмпирическим» материалом для данного исследования. Дискурс трактуется в достаточно широком смысле, как любая знаковосимволическая практика, артикулированная в тексте. Однако анализу подлежат только философские дискурсы, задающие, по мнению автора, основы метафизического понимания смерти, которое затем преломляется в иных формах знания и видения. Чтобы выявить предпосылки возникновения дискурсов смерти, становится необходимым задавать культурный контекст, устанавливать ведущие тенденции в духовном освоении действительности в различных исторических срезах. Так, помимо дискурсов смерти, в исследовании возникают образы и образцы как модели репрезентации идеи смерти в массовой культуре, искусстве, литературе, ритуалах, обрядах, нормах поведения и т.п.

Погружение философских дискурсов в культурный контекст дает возможность увидеть их органическую связь с самосознанием общества, проследить только зарождающиеся тенденции нового видения или заметить преемственность, сохранение традиций уже существующих интерпретаций. Так, философские дискурсы смерти Сократа, Платона, Аристотеля комментируются как в духе мифологической преемственности, развитой орфиками и пифагорейцами, так и в смысле этики бессмертия, а эллинистические дискурсы преломляются уже через эсхатологию раннего христианства. Философия смерти Августина, П. Абеляра задает общую канву теологических дискурсов, которые погружаются в сферу народной, карнавальной культуры, где на их основе создаются образцы смерти – «примеры» и «видения». Гуманистический пафос дискурсов смерти М. Фичино, П. Помпонацци, М. Монтеня, Т. Кампанеллы возникает благодаря смещению ценностных ориентаций в культуре Возрождения. Заметное влияние рационализма, эмпиризма на идею смерти можно обнаружить у Р. Декарта, Ф. Бэкона, тогда как идея смерти у И. Канта кристаллизует в себе веяния эпохи Просвещения, запечатленные также в искусстве того времени. Совсем в ином культурном контексте комментируется идея насилия и смерти в литературе де Сада, культ которого возник значительно позже и сохранился вплоть до настоящего времени. Большинство же дискурсов постклассической философии (А. Шопенгауэра, С. Кьеркегора, Ф. Ницше, М. Хайдеггера, Ж.П. Сартра, А. Камю) и постмодернистов описаны в связи с нарастающими тенденциями декаданса в западноевропейской культуре. В этой связи особое внимание уделяется образам метафизических смертей, которые диагностируют самосознание субъекта на рубеже веков. Таким образом, философская идея смерти не рассматривается в «чистом виде», всюду она органически вписана в реальность культуры и, тем самым, является ее неотъемлемой частью. Идея смерти в настоящем дискурсе выстроена ретроспективно с той целью, чтобы показать ее динамику и культурфилософские мутации. Хотелось бы убедить читателя в том, что существующие стереотипы в отношении к смерти (то ли ужас, то ли брезгливость, то ли патологическое влечение деструктивной направленности) не всегда были именно такими, какие они есть теперь. Достаточно заглянуть в глубь истории всего на несколько столетий и мы увидим, насколько отличны были взгляды людей и на жизнь, и на смерть. Если же проследить генезис идеи смерти в преломлении к различным семиотическим формам, будь то мифология, карнавал, ритуал или магия, то в результате появится мысль о смерти, взятая в контексте исторического времени. Подобного рода попытка связать идею смерти в том виде, в каком она представлена в произведениях философов (их дискурсах) с иными формами бытия культуры, обещает проникновение в некоторое «все» (В. Л. Рабинович), в котором только и существует человек. Речь идет о том, что распознание мысли о смерти через ее ретроспективное преломление является, по сути, особым способом познания, с помощью которого достигается представление о культуре как едином и неделимом целом. В этом случае культура превращается в некоторое «все» для человека.

Благодаря истории, идея обретает свою семиотическую завершенность, последовательность, уже не возникает вопроса, почему, например, средневековый человек не боялся смерти, а наш современник не желает даже упоминать это слово в публичной речи. Культурный контекст эпох и народа задает основной ориентир для выбора правильного ответа и понимания смысла. Кроме того, история идеи смерти показывает настоящее отношение к смерти, граничащее как в пределах негласного запрета, так и безудержного кича. Не определив контуров прошлых смыслов, невозможно дать развернутый анализ актуального понимания проблемы. Именно с этой целью – смысловой организации будущих исследований по семиотике смерти в современной культуре – был использован подход исторической ретроспекции. Надеюсь, что он, в конечном счете, станет не только оправданным в контексте данной проблематики, но и приведет к новым научным результатам.

I. РОЖДЕНИЕ ФИЛОСОФСКОЙ ИДЕИ СМЕРТИ ИЗ АНТИЧНОЙ МИФОЛОГИИ ТАНАТОСА Проблема жизни и смерти так же, как и многие другие, стала предметом философского дискурса, начиная с древнейших времен. Длительность существования дискурса смерти в истории различных цивилизаций свидетельствует о фундаментальном незнании, которое требует заполнения смыслом. Роль философии в изучении смерти трудно переоценить уже в силу того факта, что сама она есть «умирание», как об этом сказали еще Сократ и Платон.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 18 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.