WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |

Расхождение взглядов по первой форме контроля можно объяснить тем, что руководители предприятий зачастую не сообщают в правоохранительные органы о таких фактах, а потому большинство сотрудников МВД считают, что такие явления практически отсутствуют. Нельзя исключать и то обстоятельство, что за последнее время изменилась тактика вымогателей они не требуют напрямую денежных средств, а вуалируют это под видом оказания предприятиям охранных и других услуг.

Вместе с тем этому можно дать и другое объяснение. Работники хозяйствующих субъектов менее осведомлены о ситуации в этом вопросе, но часто слышали о том из средств массовой информации, а потому считают такие факты довольно распространенными.

А значительно меньший процент сотрудников МВД по вопросу контроля ОПГ через представителей органов государственной власти или сотрудников правоохранительных органов можно объяснить их нежеланием указывать на то, что они сами участвуют в этом криминальном процессе.

Тот же вопрос был поставлен и перед экспертами МВД России в 2002 году. Их ответы несколько отличаются (см. табл.4) [16 Там же].

При сравнении данных видно, что в последнее время организованная преступность для установления контроля над предприятиями осуществляет следующие действия:

скупает акции предприятий или сами предприятия на преступные доходы. По оперативным данным МВД России, более четверти установленных преступных сообществ (а в экономически развитых регионах до половины) «отмывают» преступно нажитые капиталы через легальные коммерческие структуры путем приобретения недвижимости, контрольных пакетов акций предприятий, вложения средств в различные виды бизнеса (по оценкам специалистов, с учетом латентности эта цифра достигает 70%);

использует установленные законом процедуры банкротства и иные схемы смены собственника и управленческого персонала;

более активно использует внедрение путем насилия или обмана «своих людей» на ключевые посты в предприятии, отрасли хозяйственной деятельности;

более активно принуждает руководителей предприятий к совершению сделки через членов организованных преступных формирований либо через подконтрольные им коммерческие структуры;

осуществляет контроль за предприятиями через представителей органов государственной власти или сотрудников правоохранительных органов.

Применяется и совокупность указанных приемов для установления контроля за предприятиями, в том числе за банками. По оперативным данным МВД России, в сфере криминального влияния находится 550 банков (более 50% от общего числа). Если раньше попытки установления такого контроля осуществлялись преимущественно через службы безопасности либо путем шантажа (физического или психического насилия) руководителей банка, то в настоящее время отмеченные методы все больше уступают экономическим способам захвата власти.

Алгоритм установления криминального контроля следующий. Сначала у банка, попавшего в тяжелое финансовое положение (часто искусственно провоцируемого путем организации хищений кредитных средств), скупается контрольный пакет акций. Затем в правление кредитной организации вводятся «свои» люди. А потом за счет криминальных средств, отмытых через ряд коммерческих структур, происходит наращивание уставного капитала банка. В последующем при использовании организационных структур этого банка осуществляются массированные финансовые махинации.

В сфере экономики, по данным службы безопасности Центробанка в 1994 году выявлено и пресечено более 300 попыток незаконного получения денежных средств с применением компьютеров. Полный ущерб от данного вида преступлений с учетом возможных хищений в коммерческих банках, на рынках ценных бумаг и фондовых биржах оценить практически невозможно. В 1991 году произошло хищение 125,5 тысяч американских долларов во Внешэкономбанке; в сентябре 1993 года была осуществлена попытка «электронного мошенничества» на сумму более 68 миллиардов рублей в Центральном Банке России [17 Алексеев А.Х., Демидов Ю.Н. Борьба с новыми видами преступлений в сфере экономики // Вестник МВД РФ. 1997, № 6].



Таким образом, изложенное позволяет прийти к выводу, что в настоящее время организованная преступность для контроля над высокодоходными предприятиями осуществляет следующее:

стремится получить в собственность эти предприятия, для чего скупает акции предприятий или сами предприятия на преступные доходы; использует установленные законом процедуры банкротства и иные схемы смены собственника и управленческого персонала;

внедряет путем насилия или обмана «своих людей» на ключевые посты в предприятии, отрасли хозяйственной деятельности, для того чтобы распоряжаться полученной прибылью;

с этой же целью в ряде случаев принуждает руководителей предприятий через членов организованных преступных формирований к совершению сделок с подконтрольными им коммерческими структурами.

Для проведения подобных действий организованная преступность активно использует представителей органов государственной власти или сотрудников правоохранительных органов, а также частные охранные структуры, службы безопасности. Это направление деятельности организованной преступности свойственно ее высшим, элитным слоям.

Другое направление связано с осуществлением организованной преступной деятельности при совершении экономических преступлений. Оно характерно для более низших слоев организованной преступности.

II. Особенности организованной преступности в сфере экономики в России 1. Специфика российской организованной преступности и причины криминализации экономики Организованная преступность, приобретающая все более широкие масштабы в мире, одна из острейших проблем современности. Ни одно государство не может считать себя полностью защищенным от этого сложного социального явления.

Можно с уверенностью сказать, что организованная преступность в сфере экономики существует во всех развитых странах мира. Развитие организованной преступности в Германии, Японии, США, Италии и ряде других зарубежных стран шло на основе запрещенных видов услуг незаконного сбыта наркотиков, проституции, порнографии, игорного бизнеса, азартных игр, рэкета и иных видах незаконной деятельности. Но в последние десятилетия она диверсифицирует свои преступные акции и все чаще начинает заниматься самыми разнообразными видами деятельности, куда помимо традиционных, входят контрабанда незаконных мигрантов, незаконная торговля оружием, кража автомобилей и их незаконная транспортировка, а также контрабанду стратегических материалов и ресурсов, что было отмечено на IX Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями.

Те же сферы деятельности организованной преступности существуют и в России.

Однако организованную преступность в нашей стране не следует отождествить с внешне сходными феноменами в зарубежных странах, ибо корни ее кроются в совершенно иных социальноэкономических и производственных отношениях.

Многие ученыеисследователи при анализе возникновения организованной преступности в России обращают внимание на то обстоятельство, что командноадминистративная система управления привела к разбалансированности экономики, бесхозяйственности, ослаблению контроля за мерой труда и потребления. Одним из наиболее негативных последствий этого процесса явился широко развитый дефицит, как закономерное следствие создание подпольного рынка товаров и услуг, выгодных дельцам и организаторам подпольного бизнеса. Это и послужило основной причиной развития и становления теневой экономики, которая заложила основу организованной преступности в России.

Указанные процессы значительно активизировались в 70е годы. В структуре хозяйственных преступлений обнаружилась устойчивая тенденция роста такой формы, как выпуск и сбыт неучтенной продукции, изготавливаемой в специально организованных подпольных цехах. В среде уголовного элемента появилась новая криминальная категория, именуемая цеховиками. Эти лица имели разветвленную систему связей, в том числе с отдельными руководителями административных и хозяйственных органов, создавали свое криминальное окружение, вырабатывая контрмеры по обеспечению своей безопасности. Их деятельность оказалась в поле зрения «авторитетов» уголовнопреступной среды, увидевших здесь возможность получения легкого доступа к финансовым средствам. А поскольку «дельцы теневой экономики» имели значительные прибыли, они могли позволить себе практически безболезненно отчислять часть добытого преступным путем этим авторитетам в целях ограждения себя от различного рода посягательств.





В свою очередь, уголовные авторитеты, будучи заинтересованными в росте незаконных прибылей, встали на охрану интересов этих «дельцов», возложив на себя функции их физической защиты и выполнения отдельных поручений (участие в реализации продукции, поиск сырья, подкуп должностных лиц советского государственного аппарата, осуществление контрразведывательных мероприятий). На этой почве произошло сращивание теневых экономических структур с авторитетами преступной среды.

Расширение этой преступной деятельности как в региональном, так и в межхозяйственном плане объективно поставило перед этими лицами задачу распределения сфер влияния и необходимости кооперирования. В дальнейшем преступность, приобретая все более корыстный характер, образовывала на базе упомянутого сращивания уже не кустарное (элементарное), а технологически прогрессивное (организованное) производство. Для того чтобы преодолеть неизбежно возникающие конфликты на почве распределения сфер деятельности, у преступников возникла потребность в своеобразных «третейских судьях», «арбитрах». В преступной среде появились лица, исполняющие функции, не связанные с участием в конкретных преступлениях, а решающие чисто обеспечивающие задачи. В этой «индустрии» нашла свое место так называемая элита (высшие эшелоны), собственно организующая криминальную среду.

Следует отметить, что уровень преступности в СССР в 19601990 годах был в 58 раз ниже, чем в развитых зарубежных странах, хотя тенденции были те же. Волна преступности захлестнула страну в конце 80х начале 90х годов, пик которой приходится на 19921993 годы. Разрастанию экономической организованной преступности в 19901991 годы способствовали резкое снижение контрольноревизионной деятельности, постоянное сокращение аппарата контроля. Административный контроль «вымирал», а экономический, финансовый, валютный, налоговый, таможенный, пограничный контроль, построенный на законах экономики, стал появляться лишь в 1995 году. Правоохранительная система, ослабленная, парализованная и разрушенная непрерывными «политическими» реорганизациями, непрофессиональным руководством, нищенским обеспечением, «бегством» квалифицированных кадров, новой политической ангажированностью и боязнью упрёков в негуманном отношении к преступникам («синдром 1937 года»), оказалась неспособной противостоять не только организованной, но и элементарной преступности. Тогда как организованная преступность постоянно укреплялась. [18 Лунеев В.В. Преступность ХХ века. Мировые, региональные и российские тенденции. – М.: Издательство НОРМА, 1999] Именно в эти годы произошли радикальные изменения в сфере экономических отношений. Это период развала СССР, обвального разрушения органов прежнего контроля, приватизации государственной собственности, демагогических лозунгов, правового нигилизма, справедливой и несправедливой критики правоохранительных органов и судов, из которых стали уходить профессионалы, а место квалифицированных руководителей стали занимать преданные новым властям дилетанты. Вследствие этого всего лишь за два года уровень преступности (на 100 тыс. населения) поднялся с 1463 в 1991 г. до 2014 в 1993 г. и стал стремительно приближаться к показателям стран с давними традициями рыночных отношений, где преступность достаточно высока.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.