WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 12 |

Данные специального анализа показывают, что наиболее часто встречающейся комбинацией свойств высоко ценимых молодыми людьми, оказываются ум, доброта и чувство юмора. Если угодно, в этом сочетании мы имеем некую социальнопсихоло­гическую характеристику предпочитаемой личности. Об уме было сказано. Но ум сам по себе может быть чрезмерно рационален и даже жесток. Вот этой жесткости и противостоит доброта как, скорее всего, некоторое нормативное свойство российской культуры, противостоящее чрезмерной рациональности в отношениях между людьми. Ум и доброта вряд ли пересекаются между собой в контексте иных европейских культур. Эти свойства хотя противостоят друг другу, но их объединению способствует чувство юмора, которое как бы призывает не воспринимать все трудности жизни, с которыми сталкивается нынеший молодой человек в России, слишком серьезно. Чувство юмора позволяет дистанцироваться и от крайне рационалистической позиции, и от чрезмерной доброты, позволяя сохранить определенное ироническое отношение к самому себе и к тому, что с тобой происходит.

Обращает на себя внимание, что такие качества, как обязательность, стремление к независимости и инициативность занимают гораздо более низкие позиции, чем это требуется логикой и содержанием развития рыночных отношений. Независимость, разумеется, коррелирует со стремлением к свободе, но это качество выбирают в данном контексте только 9,8% молодежи. Обязательность — безусловное условие успеха в складывающейся системе общественных отношений, в рыночных взаимосвязях, но и оно получает поддержку только 17,5% молодежи. Большее число молодых людей избирает отзывчивость (22,5%). Представленные данные, скорее всего, говорят о том, что российская молодежь ещё недостаточно активно повернулась в сторону рыночных отношений, проявляет слабую требовательность к себе и явно недооценивает необходимость повышения культуры делового общения.

4. О политической самоидентификации молодого поколения Нынешняя молодежь до 26 лет включительно, послужившая предметом настоящего исследования, представляет особый интерес для оценки современного политического процесса в России как группа, в значительной степени явившая собой “первый плод” социальнополитических преобразований последних 510 лет.

Анализ состояния политической социализации молодежи показывает, что поколение 1826 летних, так же как и общество в целом, в достаточно высокой степени фрагментировано. Однако основания фрагментации в молодежной среде значительно отличаются от тех противоречий, которые все ещё разрывают старшее поколение. Отдельные группы молодежи отличаются друг от друга интересом к политике, уровнем включенности в политическую жизнь, ориентацями на различные идейнополитические течения современной России. Но все эти различия пока не носят характер острого антагонизма и не приводят к сверхполитизированности.

При этом следует сразу оговориться, что у молодежи, как специфической социальнодемографической группы, в силу естественных причин отсутствует либо достаточный социальный опыт, либо социальная память, выходящая за пределы относительно стабильных последних нескольких лет, когда современная молодежь и начала процесс своей социализации. Она выросла в условиях совершенно иной политической культуры и дебаты конца 80х — начала 90х, связанные с завершением коммунистической эпохи и распадом СССР, воспринимаются как давно минувшие события, имеющие не большее отношение к их сегодняшней жизни, чем события прошлых веков. Отношение же к современной власти носит характер достаточно нейтральный — “она есть какая есть” и с ней, вне зависимости от того, какие личности и институты её персонифицируют, не связывается никаких ожиданий на позитивные перемены. Иначе говоря, молодое поколение относится к политике и власти как к некоторым данностям, которые не вызывают ни восторга, ни особо резких отрицательных эмоций.

Это прежде всего проявляется в отстраненности весьма значительной части молодежи от политический жизни России. Действительно, число молодых людей, постоянно интересующихся политикой, в возрасте 1826 лет почти в три раза меньше, чем у поколения их родителей: соответственно 13,2% и 37,5%. Весьма высок процент полностью политически индифферентных — 33,4%, в то время как у более старших возрастных групп он составляет 20,6% (см.табл. 8).



В попытках объяснения видимой аполитичности молодого поколения высказываются различные гипотезы и соображения. Так, некоторые утверждают, что апатия молодежи обусловлена прежде всего тем, что осуществляемые в России реформы больнее всего ударили именно по ней, а также тем, что в стране на протяжении последних лет отсутствует какаялибо осмысленная политика в отношении молодежи как самостоятельной социальнодемографической группы. В результате — тотальное отчуждение молодежи от власти, способное в любой момент перерасти в активное её неприятие.

Таблица В какой степени молодежь и старшее поколение интересуются политикой, в % Молодое поколение Старшее поколение 13, Внимательно следят за информацией о политических событиях в стране 37, 52, Внимательно за информацией о политических событиях не следят, но изредка обсуждают политические события с друзьями, родственниками 40, 1, Лично участвовали в течении последнего года в политической деятельности (в работе политических партий, митингах, демонстрациях, забастовках и т.п.) 1, 33, Политикой не интересуются 20, Итого Другая точка зрения объясняет апатию молодежи с других позиций. Несмотря на имеющиеся издержки переходного периода, именно молодежь наиболее органично вписалась в новые условия жизнедеятельности, приняла новые “правила игры”, и её неучастие в политике связано, главным образом, с тем, что она, с одной стороны, не видит необходимости чтолибо кардинально менять в сложившемся укладе жизни, а с другой — не рассматривает политическую деятельность в качестве значимой для себя, находя более перспективные способы и сферы самоутверждения и личной самореализации.

Между тем, анализ полученных результатов исследования показывает, что и та, и другая точки зрения не вполне адекватны нынешнему состоянию молодежи, во всяком случае, её большинству.

Начнем с того, что, вопервых, аполитичность молодежи носит не столь тотальный характер, как это может показаться на первый взгляд. Больше половины молодых россиян (52,0%) все же эпизодически, но следят за происходящими в стране событиями: 62,3% — иногда, а 29,5% постоянно смотрят информационные телевизионные программы; 52,7% — иногда и 13,8% постоянно смотрят специализированные аналитические программы, посвященные различным аспектам экономической и политической жизни; 17,9% — регулярно читают газеты.

В условиях, когда политическая жизнь, участие или неучастие в ней, стали наконецто проблемой личного выбора, личного самоопределения в избирательном, от случая к случаю, участии в политической жизни нет ничего экстраординарного.

Вовторых, результаты исследования показывают, что по мере взросления, накопления социального и жизненного опыта, интерес к политике растет. Так, из состава молодежи в возрасте до 20 лет внимательно следят за политической информацией только 6,5%, а в возрасте 2426 лет уже 13,7%, то есть в два раза больше.

То же самое можно отнести и к фактору образования. Так, среди молодежи, имеющей общее среднее образование, внимательно следят за политикой только 8,2%, среди имеющих высшее образование — 18,4%, а среди окончивших аспирантуру или обучающихся в ней уже 40,9%.

Из состава социальнопрофессиональных групп своим повышенным интересом к политике выделяются, прежде всего, молодые военные (30,6%), предприниматели (17,1%), представители гуманитарной интеллигенции (14,7%). Отсутствие какоголибо интереса к политике характерно, в первую очередь, для ИТР (41,9%), молодых рабочих (41,8%), работников коммунальных служб и торговли (41,0%), жителей села (34,1%), и, как это ни странно, студентов (30,8%).

Втретьих, результаты проведенного исследования не подтверждают наличия жесткой зависимости между интересом к политике или отсутствием такового, и степенью адаптированности тех или иных групп молодежи к новым реалиям. Процент интересующихся и не интересующихся политикой достаточно равномерно распределен как между “адаптантами”, так и “дезадаптантами”, то есть между теми, кто по самооценке “скорее выиграл от проводимых в России реформ”, и кто “скорее от них проиграл” (см. табл. 9).

Таблица Оценка интереса молодежи к политике в зависимости от того, считают ли они себя выигравшими или проигравшими от реформ, в % Выиграли или проиграли от проводимых в стране реформ Степень интереса к политике Скорее выиграли Не выиграли и не проиграли Скорее проиграли Затруднились оценить 1. Внимательно следят за информацией о политических событиях в стране 16, 11, 17, 9, 2. Внимательно не следят, но изредко обсуждают политические события с друзьями 57, 54, 47, 47, 3. Лично участвовали в течение года в политической деятельности 0, 1, 2, 1, 4. Политикой не интересуются 25, 32, 31, 41, ИТОГО Видимо, это в первую очередь связано с тем, что молодежь считает политику сферой, далекой от своих повседневных интересов и жизненных планов. Характерно, что профессия политика отсутствует среди списка наиболее престижных и популярных в молодежной среде профессий. И только 5,5% молодых людей полагают, что политики — это понастоящему счастливые люди.





Следует учитывать, что в молодежной среде грань между “адаптантами”, положение которых вполне благополучное, и “дезадаптантами”, которые не сумели занять достойной социальной позиции в новых условиях, а потому относятся к категории “неблагополучных”, просматривается не столь отчетливо, как в более старших возрастных группах. Объясняется это в том числе и потому, что молодежь весьма оптимистично оценивает свои жизненные перспективы. Так, значительное её большинство (до 7080%) полагают, что либо уже смогли достигнуть успехов в таких важных сферах, как получение хорошего образования, престижной работы, занятий любимым делом и т.д., либо смогут достигнуть этого в ближайшем будущем. Конечно, не всем этим ожиданиям суждено реализоваться на практике. Тем не менее сам факт наличия этих ожиданий в значительной степени нивелирует издержки адаптации.

Пока же значительная часть молодежи (свыше 40%) находится как бы в “погра­ничном состоянии”, не относя себя ни к “выигравшим” ни к “проигравшим” от реформ. Эта часть и составляет основу так называемого “политического болота”, т.е. ту часть молодежной среды, у которой политика находится на периферии интересов и которая не видит и не имеет особой возможности, особого желания както осмыслить своё отношение к происходящим в стране переменам. Именно среди этой категории молодежи наименьший интерес к политике (11,6%) и наибольший процент тех, кто ею вовсе не интересуется (32,4%).

Весьма противоречива картина и в отношении конкретных политических установок и ориентаций, но и здесь ситуация не столь однозначная, чтобы её квалифицировать в качестве тотальной идейнополитической дезориентации молодежи.

Естественно, что молодежь зачастую смотрит иначе, чем их родители, как на современную политику, так и на прошлое, особенно недавнее. Если старшее поколение в исторической перспективе России делит свои симпатии между эпохой Петра Первого (ведущая парадная историческая ценность практически для всех групп российского общества) и периодом правления Л. Брежнева (соответственно 35,9% и 15,5%), то для молодежи эпоха Петра Первого остается единственной значимой ценностью российской истории (48,2%).

Сорокалетние и пятидесятилетние резко негативно оценивают основные вехи последнего десятилетия от объявления М. Горбачевым перестройки, последующего распада СССР, начала рыночных реформ вплоть до переизбрания Б. Ельцина президентом России в 1996 году. Молодежь ко всему этому относится более лояльно. Перестройка оценивается как положительно, так и отрицательно (38,8% против 35,4%), примерно также, как и гайдаровские реформы (29,0% против 30,2%). То есть при всех издержках современной жизни, молодежь не склонна к её тотальному отрицанию, как и тех событий, которые отделяют “старое” время от “нынешнего”.

Менее ярко выражены и предпочтения молодежи, по сравнению с более старшими возрастными группами, в отношении современных идейнополитических течений и их носителей. Лишь 32,8% из числа всех опрошенных смогли достаточно определенно идентифицировать себя в системе координат современного идеологического, идейнополитического спектра, 26,2% отнесли себя к сторонникам сочетания различных социальных идей (либерализма, социализма, русской самобытности), а большинство (41,0%) не симпатизирует ни одному идейнополитическому течению (см. табл. 10).

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 12 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.