WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 22 |

Джойс Миллс, Ричард Кроули

ТЕРАПЕВТИЧЕСКИЕ

МЕТАФОРЫ ДЛЯ ДЕТЕЙ

И "ВНУТРЕННЕГО РЕБЕНКА"

Перевод с английского Т.К. Кругловой

Joyce C.Mills, Richard J.Crowley

THERAPEUTIC METAPHORS FOR CHILDREN AND THE CHILD WITHIN

Библиотека психологии и психотерапии

Выпуск 13

Москва

Независимая фирма "Класс"

Миллс Дж., Кроули Р. Терапевтические метафоры для детей и внутреннего ребенка /Пер.с англ.Т.К.Кругловой. М.: Независимая фирма "Класс" (Библиотека психологии и психотерапии).

Нормальный взрослый обычно любит узнавать чтото новое о детях. Чтобы лучше понять собственных. И в надежде восстановить связь с самим собой и тем "внутренним ребенком", который смеется и плачет в каждом до последнего часа долгой взрослой жизни. Эта книга посвящена языку общения и психотерапевтической работы с "обоими детьми". Авторы, много лет отдавшие детской психотерапии, просто и подробно показывают, как вместе с детьми конструировать сказки, образы, рисунки, которые дадут детям силы справиться с проблемами, а взрослым лучше понимать эти проблемы через контакт с "внутренним ребенком". Книга облегчит и украсит жизнь и работу детского врача, психолога, педагога и, конечно, родителей.

© Д.Миллс, Р.Кроули © Браннер/Мэзел Паблишерс (при содействии Марка Патерсона) © Независимая фирма "Класс" © Т.К.Круглова, перевод на русский язык © Е.Л.Михайлова, предисловие Исключительное право публикации на русском языке принадлежит издательству "Независимая фирма "Класс". Выпуск произведения без разрешения издательства считается противоправным и преследуется по закону.

ISBN 0876304293 (USA) ISBN 5863750138 (РФ) "А МОЖЕТ, И ВЫШИВАТЬ..."

Терапевтические метафоры и истории это, что называется, модная тема. Психотерапевты разных теоретических ориентаций все больше используют рассказ притчу, "байку", сказку в своей работе, как бы заслушавшись глухого тяжеловатого голоса Милтона Эриксона, который "останется с Вами".

Вот книга таких "зачарованных" авторов. Даже если бы в ней ничего кроме этого популяризации наследия Эриксона не было, она осталась бы достойной внимания любого профессионала, имеющего дело с детьми, и любого вдумчивого родителя. И можно представить себе детского стоматолога, который грамотно строит "болеутоляющие" и "страхоизгоняющие" метафоры. Или школьного психолога, который найдет "волшебное слово" для ребенка, трудно адаптирующегося в классе. Или воспитательницу, имеющую рассказывать такие истории. Эта книга для них. Она подробна, понятна, в хорошем смысле "технична". Но есть в ней еще нечто, некое "сообщение второго уровня"... И вот о нем хочется сказать немного больше и иначе.

Кусочки цветного стекла в калейдоскопе, глина на гончарном круге, бабушка, вяжущая крючком скатерть... В "заставках" глав образы ручного труда встречаются столь часто, что вряд ли случайны. Что известно нам о рукоделии? Оно требует точного замысла, иногда весьма вдохновенного, а потом, с неизбежностью аккуратности, терпения, хорошей "тонкой моторики". Оно абсолютно негероично. Может быть творчеством, а может остаться и ремеслом, что тоже хорошо посвоему. Оно не изменяет устройство мира, но латает его прорехи, делает его чуть более обжитым, одушевленным, "своим".

Некогда магический орнамент превращается бесконечными повторами в просто орнамент кто помнит его таинственный смысл? (Тот, впрочем, не исчезает бесследно только позови...) Рукоделие порой практично тогда "голь на выдумки хитра", а порой не решает никаких житейских задач, тогда оно "просто для души". Оно не нуждается в признании, особом месте: старо как мир и смиренно довольствуется статусом "прикладного искусства"...

Все то же самое, слово в слово, можно сказать о работе авторов этой книги.

Да, они увлечены психотерапией "новой волны", включая нейролингвистическое программирование, и просвещенный читатель даже встретит описание использования "глазных ключей доступа". Но и только. Клубочек подошел по цвету, а уж нашелся он в бабушкином хозяйстве, спряден своими руками или ниточку вытянули из несколько бутафорской мантии какая разница? В другом месте им точно так же "подошел" Карл Густав Юнг, а уж восточные мудрецы и подавно...

Более того, совершенно очевидно, что в своей обширной практике авторы не только рассказывают истории, но и делают массу всего другого: рисуют, играют, просто общаются, наблюдают детей в их естественной среде... Конечно же, "работает" все вместе. Просто остальное не ново, это умеют многие и многие западные специалисты, и говорить об этом вроде бы не обязательно... Но при вышивании важно не только как и чем, важно также на чем, хотя основы потом может быть и не видно. Для авторов собственный опыт и вся профессиональная культура детской психотерапии, диагностики и консультирования подразумевающийся "фон", терапевтическая метафора "фигура".

Для российского профессионала "фоновофигурные отношения" будут другими, что важно для восприятия этой книги. Именно контекст профессионального использования метода придаст ему окончательный смысл и определит результат. И тогда в одном случае мы будем иметь дело с действительно мощным воздействием, в другом просто с одной из многих "техник", а в третьем терапевтическая метафора останется симпатичным украшением, "игрушкой", что также неплохо и немало.

Можно сказать иначе: научившись "владеть крючком", читатель этой книги приобретет нечто, чем распорядится по своему разумению. Более того, это останется с ним и тогда, когда в психологическом мире "придут иные времена, взойдут иные имена".

Екатерина Михайлова Вернись к своим истокам И вновь ребенком стань.

Тао Те Чинг Предисловие Джойс Миллз и Ричард Кроули вложили в эту книгу свое сердце, отвагу научного поиска и наблюдательный ум, что само по себе оказывает на читателя терапевтическое воздействие. Открытые ими новые способы лечения детей с помощью развернутых метафорических образов имеют не только чисто прикладное значение, подтвержденное их чрезвычайно успешной практикой, но помогают поновому понять один из важных вопросов психотерапии: процесс разрешения возрастных проблем и психологической помощи в период взросления.

В своих поисках Миллз и Кроули опираются на практический опыт Милтона Г. Эриксона, обогащая его новым оригинальным видением проблемы. Создавая собственную методику, они с уважением используют предшествующий опыт: работы Фрейда и Юнга, а также современные учения, связанные с нейролингвистическим программированием, поведенческими и когнитивными подходами. Наибольшее впечатление производит их собственный практический материал, который они приводят в подтверждение своих новых положений.

Меня особенно поразила методологическая простота использования их идей в повседневной психологической практике, особенно если учесть глубину их теоретического обоснования. Эта обезоруживающая простота приносит изумительные результаты, помогая клиенту быстро выкарабкаться из, казалось бы, безвылазного болота неразрешимых проблем.

Независимо от своей теоретической подготовки, читатель по достоинству оценит новизну авторского подхода, одинаково успешно воздействующего как на детей, так и на взрослых. Эта замечательно написанная книга подтолкнет к творчеству любого профессионала, поможет поновому увидеть проблемы своих клиентов, найти свой неизведанный путь к их решению и тем самым внести свой вклад в постоянно обогащающийся арсенал терапии. Лично я надеюсь еще многому научиться у Миллз и Кроули, которые дарят надежду своим клиентам и радость творчества себе самим.

Эрнест Л.Росси, Малибу, Вступление: истоки Цветные стеклышки, зеркала и трубочки известны уже много столетий. Для одних они так и продолжали существовать сами по себе. Для других послужили исходным материалом для преображения всего мира красок и форм и создания новых фантастических образов, которые открыл для них... калейдоскоп.

Последнее десятилетие ознаменовалось выходом в свет множества трудов, посвященных изучению и освоению терапевтических методов психиатра Милтона Г. Эриксона. Многие из них написаны теми, кому посчастливилось учиться у Эриксона. Сама личность этого доброго и мудрого гения воздействовала на всех, кто с ним работал, весьма глубоким и для многих до сих пор необъяснимым образом. Так Эрнест Л. Росси, тесно работавший с Эриксоном с 1974 года и до самой его кончины в 1980 году, только недавно в полной мере осознал всю необычность и сложность обучающего процесса, который Эриксон с присущим ему юмором придумал для Росси, чтобы повысить его заинтересованность в занятиях. Используя прямое и косвенное воздействие, дидактику и метафору, Эриксон стремился расширить возможности мышления, кругозор и способности своих учеников.

Учитывая исключительный динамизм и изобретательность Эриксона как личности, можно засомневаться, смогут ли проявить себя его ученики "второго поколения"? Смогут ли терапевты, не работавшие непосредственно с Эриксоном, творчески освоить его блестящие методики? То, что мы написали эту книгу, в которой рассказали об использовании методов Эриксона при работе с детьми, говорит о том, что ученики второго поколения оказались под глубоким и живительным воздействием чудотворного эриксоновского опыта. Чем дольше мы его изучаем, тем сильнее это чувствуем. И дело тут не только в воздействии личности Эриксона, а в том творческом посыле, энергии, которые мы черпаем в его работе для собственного творчества. Это своего рода "эффект домино", когда каждое озарение роняет искру для следующего открытия.

Ко времени нашего знакомства с работой Эриксона у нас на двоих было уже около 25 лет стажа практической работы. Она в основном шла успешно. Мы использовали различные терапевтические методы: инсайтанализ, модификацию поведения, семейную терапию, принципы гештальттерапии. Но оба мы ощущали, что нашей работе не хватает чегото жизненно важного, что могло бы вывести ее на новый уровень. Мы обратились к нетрадиционным подходам в психотерапии и посетили семинар по нейролингвистическому программированию (НЛП) под руководством Ричарда Бендлера и Джона Гриндера. Ярко поданный теоретический и практический материал вызвал у нас глубокий интерес, и мы решили пополнить наши знания, занимаясь в небольшой группе под руководством специалиста по НЛП. И все же мы чувствовали, что не нащупали пока чегото главного. Наши поиски, в основном, были структурного характера: где и какую технику следует применять и это в какойто мере завело нас в творческий тупик.

Вот в этот самый период, в марте 1981 года, мы напали на чрезвычайно содержательный и захватывающий практикум Поля Картера и Стивена Гиллигана, где и состоялось наше первое знакомство с идеями и методами Эриксона. Приемы, разработанные Бендлером и Гриндером, тоже опирались на эриксоновскую методику, но Картеру и Гиллигану удалось передать суть нетрадиционных и новаторских подходов Эриксона в манере, которая лучше согласовывалась с нашими личными и профессиональными ориентациями и позволила нащупать недостающее звено в нашей терапевтической практике.

Точнее сказать, это было не просто звено, а решающий поворот в наших взглядах на психотерапию. Традиционной отправной точкой для терапевтов всегда была психология патологии, у Эриксона она ненавязчиво преобразовалась в психологию возможностей, а общепринятый авторитаризм терапевта сменился участием и стремлением использовать (утилизировать) заложенные в самом пациенте возможности излечения. Традиционно почитаемые анализ и инсайт были вытеснены с пьедестала и их место заняли творческое переформирование (рефрейминг) [1 Рефрейминг буквально "преображение", терапевтическая техника (прием), когда явлению (событию в жизни клиента, симптому) придается новый смысл за счет введения в иной контекст, обычно более широкий. Как отдельная методика практикуется в НЛП, в качестве приема используется во многих других подходах. (Прим. научного редактора.)] и бессознательное обучение.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 22 |




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.