WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 50 |

Внимание!

Это сканированный и распознанный текст.

Абзацная разбивка, в основном, сверена.

Частично восстановлены текстовые выделения (курсив, разрядка).

Вычитка на предмет ошибок не производилась! АК 9.05.01 ББК М 51 Предисловие Митрополита Сурожского Антония Редактор Н. Матяш Мень А. Трудный путь к диалогу: Сборник. М51 Предисл. Митрополита Сурожского Анто­ния. — М.: Радуга, 1992. — 464 с.

Имя отца Александра Меня знают сегодня почти все честные и думающие люди в нашей стране. В его книгах, впервые опубликованных за рубежом, популяризирова­лось Евангелие и основы христианской веры; поновому, человечно, без догматизма освещались привычные, каза­лось бы, вопросы.

В сборник «Трудный путь к диалогу» вошли статьи и эссе, большая часть которых публиковалась в 1988— 1990 гг. в советской печати. Собранные вместе, они отра­жают его напряженные размышления о судьбах страны, путях ее развития, о роли культуры и нравственности в наше непростое время. Предисловие к книге написано Митрополитом Сурожским Антонием.

М4703050200030 без объявл.

030(01)— © Издательство «Радуга» Протоиерей Александр Мень © Предисловие Митрополит Сурожский Антоний © Оформление издательство «Радуга», ISBN Трудный путь к диалогу Москва. Радуга. 1992г.

464 с.

Содержание Предисловие. Митрополит Сурожский Антоний На переломе (интервью) Вчера, сегодня, завтра Суеверия, разум, вера Трудный путь к диалогу. О романе Грэма Грина "Монсеньор Кихот" Молодежь и идеалы "Карабах" или "Вифлеем"? Рождественское размышление Экклезиаст и современность Что происходит с нашей культурой? Интервью Познание добра и зла Конец спора? беседа в редакции журнала "Юность" Религия, "культ личности" и секулярное государство Заметки историка религии Демократия и толпа О духовности Интервью "Жизнь после жизни" Контакт Камень, который отвергли строители Размышления, навеянные романом Мигеля Отеро Сильвы Наследие Почему нам нужны "возвращенные имена" К проблематике "Осевого времени" О диалоге культуры и религии Поборники человечности К 500летию открытия Америки Трагедия гения О религиознофилософских трактатах Л. Толстого Встреча Возвращение к истокам (об историке Г.П. Федотове) Человек в библейской аксиологии Свидетели Два интерпретатора Евангельской истории Основные жизненные принципы Христианства по учению Слова Божия и опыту Церкви ПРЕДИСЛОВИЕ Передо мной лежит сборник статей, написанных в разное время, вышедших на страницах различных газет и журналов. Я долго, внимательно в них вчи­тывался, ища самого отца Александра, и сначала не мог его там найти. Его речь была обращена не ко мне, я не узнавал его голоса. И внезапно мне стало ясно — почему. Когда встречались мы с ним, мы говорили о том, что мы оба знали, чем мы жили. ради чего мы жили. Не нужны были ссылки, цита­ты; шла между нами проверка — так ли мы пони­маем пути Божий, Его Слово: мысль шла вглубь, в те глубины, где, как в глубинах морских, нет ни волн, ни ряби, ни звуков, а только торжественно ца­рит созерцательное молчание, то молчание, из ко­торого, и только из которого, может прозвучать сло­во Истины, предельно ясно раскрывающее все то, что можно выразить на человеческом языке. Прав­диво сказал один из западных молчальников картузианцев, что «если мы справедливо называем Христа Словом Божиим, то мы так же справедливо должны прозреть в Боге и Отце то бездонное молчание, из которого только и может прозвучать Слово, являю­щееся самой Истиной». Как и я, многие из духовных детей отца Алексан­дра станут искать в предлагаемых статьях того на­ставника, которого они знали, который свою веру переливал из своего сердца в сердца приходящих к нему с уже созревшими вопросами, и не сразу его в этих статьях узнают. Причина тому, как мне ка­жется, в том, что статьи написаны не только и не столько в ответ на назревшие вопросы, сколько с целью возбудить таковые, заставить читателя приза­думаться, развернуть перед его взором как можно более широкую картину человеческой мысли и че­ловеческого опыта — помочь ему вырваться из пле­на суженного, обедневшего мировосприятия на просторы жизни, такой же глубокой, как сам чело­век, такой же бездонной, как глубины Божий. Этим объясняется то, что отец Александр приводит при­меры из всемирной истории, из литературы всех народов и поколений; призывает как свидетелей той правды, которую он провозглашает, мыслителей и деятелей всех стран и языков. В этом нельзя ус­мотреть желание похвалиться своей ученостью, на­читанностью и в области науки, которую он знал профессионально, и в области всемирной культуры. Но, как Святой Апостол Павел сказал о себе, он хотел быть «всем для всех», говорить на языке каж­дого читателя, встретить собеседника на его собст­венной почве, всего лишь открывая ему доступ к бо­лее широкому, к более глубокому пониманию ве­щей. Он без страха, без стеснения вступал на почву инакомыслящего и бережно раскрывал перед ним горизонты, ему дотоле неведомые, пути, по кото­рым он мог идти, не боясь себя осрамить, ибо если величайшие умы древности и современности, и пи­сатели, и ученые, и философы, и политические теоретики и деятели, могли быть верующими, то каж­дый имеет право на веру. Основой статей отца Але­ксандра Меня служила двоякая вера — вера в Бога, которого он знал внутренним своим опытом, и вера в человека, но не ущербленного, умаленного челове­ка, каким его представляет себе безбожник, а чело­века столь великого по призванию, столь глубокого, что он может — не переставая быть тварью и са­мим собой — «приобщиться к Божественной при­роде», по слову Святого Апостола Петра. «Если хо­чешь узнать, как велик человек, подыми взор к Пре­столу Божию, и увидишь Человека (Христа), сидя­щего одесную Бога и Отца».



Эти статьи могут, должны каждого пробудить к вере в человека, раскрыть его понимание, научить каждого, кто хочет быть учеником и последователем отца Александра Меня, открыться «внешним», при­нять их в свое сердце, научиться говорить с ними их языком, чтобы наша речь стала животворной струёй, росой, благодаря которой чахнущие души вздрогнут и оживут. Только тогда станем мы, чита­ющие статьи отца Александра, его последователями, наследниками. В свою меру и он обращается к нам со словами Спасителя Христа: «Я вам дал при­мер — последуйте ему!» Пусть каждый прикоснув­шийся к его светлой и мудрой душе возблагодарит Бога за то, что и в наше безвремение есть подобные ему свидетели Веры, Жизни, Правды — и Божией, и человеческой.

Митрополит Сурожский Антоний НА ПЕРЕЛОМЕ Интервью В четырехметровой комнатке прихода в Новой Деревне на его столе вместе с просвирами лежит книга Галича с множеством закладок. Здесь он его и крестил, взрослого уже. Но если книги изгнанного Галича мы всетаки могли достать, то о его книгах до недавнего времени вряд ли знали... книгах богослова и философа Александра Меня, которые теперь изредка, но можно увидеть в магазине "Раритет".

Изредка. Именно поэтому в разных концах Москвы стоят очереди "на Меня"... Люди хотят знать от него о Надежде Мандельштам, с которой был дружен, о Тарковском, с которым учился, о том, почему у него 20 лет назад был повод поспорить с Дудинцевым о "Белых одеждах". Люди хотят знать, почему в брюссельском издании Библии использованы именно его комментарии. Мы читаем его статьи в светских журналах, видим его выступления в театре "На досках"...

Время! Но он всетаки вынужден объяснять: "Я такой же человек, как вы, понимаете?" Трудно понять. Но сейчас мы близки к этому пониманию, как никогда.

Отец Александр, расскажите о воспитании в вашей семье.

Мой отец окончил два вуза. Работал инженеромтекстильщиком. Еще в детстве, под влиянием учителя, он отошел от веры, хотя воинствующим атеистом не стал, был просто человеком нерелигиозным. А моя мать в юности самостоятельно обрела веру, жила любовью к Христу, и я был воспитан ею в традициях Православной церкви. В детстве я думал служить Богу на поприще науки или искусства, увлекался биологией, историей, рисовал. Но лет с 12 принял решение посвятить себя церковному служению, тогда и написал свой первый богословский "опус". В 15 лет уже был алтарником, читал и пел на клиросе... К концу школы освоил почти весь семинарский курс, но не оставлял занятий по естествознанию и истории. В стремлении сочетать науку и веру меня поддерживал мой духовный наставник, друг нашей семьи Борис Александрович Васильев, этнограф, антрополог, богослов и литературовед. Я никогда не видел противоречия между верой и знанием.





Отец Александр, както вы сказали, что инакомыслие это свойство души...

Инакомыслие это, на мой взгляд, защита личностью права посвоему воспринимать действительность. Не поддаваться групповым представлениям. Не принимать слепо, некритически так называемые коллективные представления, которые идут еще от первобытнообщинного строя. Когда личность ставит их под сомнение, она проявляет свою естественную самостоятельность, свою свободу. А когда нет такой личностной оценки, тогда действует закон толпы, тогда человек превращается в частичку массы, которой можно легко манипулировать.

Как знать тогда, будут ли досягаемы для нас те высоты души, когда разрешат людям не быть массой? Определенные круги нашего общества, в частности в сфере культурной и творческой интеллигенции, восприняли эту цель всерьез. Сделаны, конечно, первые шаги, но очень важные. Мне кажется, что революционность движения Горбачева в том, что он впервые сделал ставку на народ, а не на массу. Ведь народ это целое, которое осознает себя в тех людях, которые имеют наиболее свободное и самостоятельное мышление. Поэтому важнейшим представителем народа является интеллигенция. Это его голос. Естественно, не всегда верный и адекватный, но всетаки голос не толпы, а народа.

Вы могли бы привести примеры из истории, когда инакомыслие было добром? Возьмите историю русской литературы. Толстой страстно обличал социальную неправду и многие традиции. И пусть он тщетно пытался создать универсальную религию из обломков восточных верований и называл это обновленным христианством. Это трагедия его личности. Но мы будем всегда восхищаться его нравственным пафосом. Обличителями и инакомыслящими были и Чаадаев, и Гоголь, и Салтыков, и Достоевский...

Как тогда относиться к нашей литературе периода застоя? Если это была настоящая литература, она всегда почти была хотя бы с подтекстом свободного мышления. Преимущественно это была фантастика за ней не так приглядывали.

Поэтому вы ее так любите? Нет, не только поэтому, фантастика дает много простора мысли. Но вот некоторые романы Стругацких явно содержали в себе вызов эпохе застоя и печатались с трудом, их теснили, но всетаки их книги выходили. Такие, как "Обитаемый остров" и "Улитка на склоне". "Улитку" я считаю гениальным, лучшим произведением этих лет вообще. Кстати, целиком она так и не была напечатана. Части книги разбросаны по разным журналам и альманахам.

В то время, когда мы ждали новых книг от Стругацких, ваши читатели ждали книг от вас. Но, как известно, у нас богословских авторских книг не печатают.

В марте этого года как раз исполнилось 30 лет со времени появления моей первой статьи в "Журнале Московской Патриархии". Их потом было опубликовано несколько десятков. Одновременно я писал книги для друзей и прихожан. Имени своего я не ставил, поскольку мои читатели сами знали, кто автор. Конечно, увидеть света они не могли распространялись в самиздате. А в 1968 году неожиданно для меня в Бельгии вышла моя книга "Сын человеческий" о жизни и личности Христа. Издатели из центра Восточного христианства снабдили ее псевдонимом, то же произошло с другими книгами. Лишь потом они стали выходить под моим именем.

Отец Александр, за границей все это время печатали русских богословов, в основном умерших, из здравствующих только вас и Дудко. Извините за любопытство, но оно естественно, а гонорары за богословские книги выплачивают? Русские издания там безгонорарные. Я им благодарен уже за то, что не платил за краску и за бумагу.

Русских религиозных философов знают во всем мире. Двадцатый век ими гордится. Только у нас они до последнего времени были неведомые существа. И это неудивительно. Церковная научная мысль у нас была разрушена полностью. Все духовные школы были закрыты, печатные органы ликвидированы. Все богословы либо погибли, либо лишились Отечества. Православному богословию это нанесло серьезный удар.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 50 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.