WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 |

Вопросы философии. 1976. № 12. С.6779.

С В. Мейен, Ю.А. Шрейдер МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ТЕОРИИ КЛАССИФИКАЦИИ 1. Место классификации в научном исследовании Классификационные методы и процедуры широко применяются в научном исследовании для решения самых различных познавательных задач. Достаточно строго и четко проведенная классификация, как по­казывает история пауки, одновременно подытоживает результаты пред­шествующего развития данной отрасли познания и вместе с тем отме­чает начало нового этапа в ее развитии. Такая классификация облада­ет большой эвристической силой, позволяя предсказать существование неизвестных ранее объектов или вскрыть новые связи и зависимости между уже известными объектами. Достаточно вспомнить, например, классификацию химических элементов, осуществленную Д. И. Менде­леевым на основе открытого им периодического закона. Она не только позволила Менделееву предсказать существование и свойства химиче­ских элементов, но и послужила основанием для дальнейших исследова­ний, углубивших наши представления об их природе. В классификации, таким образом, отчетливо проявляется диалектический характер разви­тия научного знания: процесс получения нового знания в определенной мере детерминируется уже имеющимся знанием и вместе с тем новое знание оказывается несводимым к старому как более глубокое, более организованное, более упорядоченное.

Полем применения классификационных процедур являются объек­ты практически всех научных дисциплин, а также и сама система на­ук в целом '. По словам известного логика, неокантианца X. Зигварта, «классификация всей совокупности того, что содержит вселенная, явля­лась бы вообще — если представить себе ее в ее завершении — послед­ним и самым зрелым результатом эмпирического исследования... логи­чески самым завершенным познанием, заключающим в себе все» 2. Мож­но, конечно, согласиться со столь высокой оценкой значимости клас­сификационной процедуры, хотя в скольконибудь обозримом будущем едва ли можно рассчитывать на приближение к такой всеобъемлющей классификации. Пока же, повторим, классификация используется для решения широкого круга познавательных задач, и не случайно в глазах представителей разных наук создание классификации расценивается поразному. В настоящее время наиболее интенсивно, на наш взгляд, вопросы классификации разрабатываются в биологии, геологин и нау­коведении 3. Параллельно происходит обмен классификационными при 1 Обстоятельный анализ истории и современного состояния этого вопроса, а так­же общих принципов классификации см в работе Б. М. Кедрова «Классификация наук», т. 1. М., 1961; т. 2. М., 1965.

2 См. X. 3 и г в а р т. Логика, г. 2, вып 2. Учение о меюде СПб, 1909, стр. 273.

3 См., например, О. L. Simpson. Principles of Anima! Taxonomy. N. Y., Columbia Univ. Press. 1961. J. D u с u 1 о t, S. A. G e m b 1 о u \, La classification dans !es sciences 1063; В Д. Александрова. Классификация растительности. Л., 1969; И. В. Круть. Исследование основании теоретической геологии. М., 1973.

емами между разными областями знаний, все более широко внедряют­ся в практику классификации различные методы логики и математики. На наших глазах происходит становление общей теории классификации, постепенно выявляются ее методологические аспекты, рассмотрению которых и посвящена настоящая статья.

Каковы же в общих чертах особенности построения классификаций в различных областях научного знания? В математике содержательная классификация аксиоматически оп­ределенных объектов возникает чаще всего как венец некоторой об­ласти исследований, как некий «окончательный» результат, вскрываю­щий сущность изучаемого класса объектов. Примерами такого рода результатов могут служить теоремы о приведении матриц к жордановской нормальной форме (дающей полный перечень инвариантов линей­ного преобразования), теорема о спектральном представлении самосо­пряженных операторов в гильбертовом пространстве, классификация простых групп Ли и т. п.

Все подобные классификации строятся по следующему принципу. Сначала аксиоматически определяется некоторый класс математиче­ских объектов путем формального описания некоей теории. Затем вы­ясняется, что с точностью до некоторого естественного в данных усло­виях изоморфизма все модели этой теории могут быть описаны «кон­структивно»— заданы определенной структурой. Между аксиоматиче­ским определением и конструктивным описанием всех допустимых воз­можностей и простирается собственно история конкретной области ма­тематики.



Конечно, на самом деле все происходит не столь гармонично, каж­дая область математики варьирует разные аксиоматические определе­ния и корректирует их в зависимости от того, получается ли «интере­сная» классификация определяемых объектов и отвечают ли эти объек­ты некоторому интуитивному представлению о них. Естественно, что в наиболее интенсивно развивающихся областях математики классифи­кации не закрыты, но ставят все новые проблемы.

В фундаментальных разделах физики отчетливее видно противопо­ставление «дескриптивных» классификаций, позволяющих просто при­вести к удобному виду накопленные результаты, и «структурных» клас­сификаций, позволяющих увидеть сущность классифицируемых объек­тов. Скажем, известные фундаментальные частицы делятся по заряду, спину, массе, странности, по участию в разных типах взаимодействий. Это «дескриптивные» классификации. С другой стороны, какието груп­пы частиц удается проклассифицировать по какимто типам симметрии. Например, строятся теории о кварковой структуре частиц, позволяющей описать все существующие и возможные частицы как некоторые струк­туры из гипотетических субчастиц — кварков. Получение такой клас­сификации есть заманчивая цель физики элементарных частиц.

В такой гуманитарной науке, как лингвистика, наряду с чисто де­скриптивными классификациями (генетическая классификация языков, классификация частей речи, различные классификации лексики и т. п.), возникающими в ходе начального процесса накопления данных, есть и четкие структурные классификации (классификация фонем по диффе­ренциальным признакам и звуков по артикуляционным признакам, классификация языков по четырем строям и т. п.), каждая из которых является своеобразной вершиной развития определенной области линг­вистики.

Однако в большинстве естественных, технических и гуманитарных наук мы имеем дело только с «дескриптивным» делением объектов изу­чения, необходимым для дальнейшего их исследования. В частности, примерно такой статус имеют сегодня классификация живых организ­мов в биологии или существующие классификации наук, используемые в информатике. Любопытно, что в биологии смысл таксонов разного ранга нередко считается неодинаковым. Распространена точка зрения, согласно которой реальны только таксоны более низкого ранга (виды, в крайнем случае роды и семейства), тогда как остальные таксоны — абстракции. Соответственно виду уделяется много внимания и даже предложена специальная дисциплина о виде — эйдология (К. М. Завад­ский), а литературы, специально посвященной таксонам более высокого ранга, очень мало.

Вместе с тем предпринимаются попытки создания формализован­ных процедур биологической классификации с применением методов логики и математики. В частности, важный шаг в этом направлении был сделан Дж. Р. Греггом 4. Ему принадлежит одна из первых попыток формализации таксономических понятий, аксиоматизации таксономии и изложения некоторых ее теорем на языке теории множеств. При этом он опирался на выполненную Дж. Вуджером формализацию понятий «иерархия» и «уровень иерархии». Следует, однако, отметить, что Грегг, как и многие^ другие теоретики таксономии, не касался неиерархиче­ских классификаций. Ограниченность формализации Грегга сказывает­ся также и в том, что для него содержательная классификация организ­мов (другие объекты его не интересовали) сводится к разбиению их множества на подмножества. Он не учитывал, что еще в XVIII веке была введена и постепенно стала основной иная последовательность классификационной работы — не «сверху», от крупных таксонов к мел­ким, а «снизу», то есть путем постепенного объединения объектов в низ­шие таксоны, а этих таксонов — в таксоны более высокого ранга. В си­лу этого предложенная Греггом формализация таксономических проце­дур не оказала заметного влияния на практику биологической класси­фикации.

В рамках теории классификации мы обязаны рассматривать весь спектр возможных классификаций на шкале «Экстенсиональность — интенсиональность». И действительно, на одном полюсе находятся клас­сификации экстенсиональные, дескриптивные, использующие внешние характеристики объектов, а на другом полюсе — классификации интен­сиональные, сущностные 5.





Стоит подчеркнуть, что это противопоставление экстенсионального и интенсионального, как и тенденция перехода от чисто экстенсиональ­ных научных описаний к интенсиональным стали довольно четко ощу­щаться в последние годы.

2. Таксономия и мерономия Целесообразно различать понятия «таксономия», «классификация» и «систематика». Под классификацией будем понимать разбиение лю­бого множества (класса) объектов на подмножества (подклассы) по любым признакам. Систематикой (хотя бы из этимологических сообра­жений) будем называть установление такой упорядоченности объектов, которая приобретает статус привилегированной системы, выделенной самой природой. Это примерно то же, что и естественная классифика­ция (система). Таксономией назовем учение о любых классификациях с точки зрения структуры таксонов и признаков. Таксономия — это ас­пект метаклассификации.

Экстенсиональное6 описание таксономии (классификации) ограни­чивается выделением особых подмножеств (таксонов) классификацион­ного поля и установлением между ними обычных теоретикомножествен 4 См. J. R. Gregg. The Language of Taxonomy. N. Y, 1954.

5 Эпитеты здесь не синонимичны, но корректированы по смыслу.

6 См. Р. К а р н а п. Значение и необходимость. М., 1959.

ных отношений (включение, пустота или непустота пересечения). С этой точки зрения иерархическая классификация экстенсионально соответ­ствует случаю, когда множество всех таксонов образует дерево по от­ношению включения, а множество таксонов, соответствующих произ­вольному срезу дерева, образует разбиение классификационного поля. Наоборот, комбинативная (фасетная) структура таксонов экстенси­онально определяется тем условием, что в таксонах можно выделить та­кие группы (фасеты), образующие разбиения классификационного поля, когда любой таксон есть пересечение таксонов из некоторых фасетов.

Интенсиональный подход заставляет расширить классификацион­ное поле до классификационного универсума, состоящего не только из наличных, но и из всех мыслимых объектов, а вместо структуры так­сонов рассматривать двойственную ей структуру классификационных признаков.

Нам, однако, представляется, что такое понимание интенсионально­го подхода недостаточно. В самом деле, интенсионалом предиката, по Р. Карнапу, называется класс всех мыслимых объектов, для которых этот предикат истинен. Тем самым предполагается, что именно интенсионал предиката есть экспликация того, что интуитивно понимается под смыслом Но тогда смысл сам по себе не существует, но лишь рас­крывается в классе мыслимых денотатов. Исходя из этого тезиса, струк­туру признаков с их значениями можно было бы рассматривать как изоморфную структуре соответствующих таксонов в классификацион­ном универсуме. В этом случае у значений признаков нет никаких свойств, внеположенных соответствующим таксонам в классификацион­ном универсуме.

Для дальнейшего изложения нам необходимо уточнить, что есть по­нятие 7. Мы будем рассматривать неотвлеченные понятия, то есть такие, имя которых может означать конкретный предмет, явление или ситуа­цию, а не признак таковых. Иначе говоря, мы будем изучать понятия типа лошадь, продажа, красный, а не такие, как лошадность, продаж­ность, краснота. Мы будем отличать имя понятия (слово, выражающее понятие) от самого понятия. Объем понятия—это класс объектов, во­площающих данное понятие, или, иначе, класс (в том числе мыслимых!) денотатов имени этого понятия. (Здесь мы отходим от взглядов Р. Карнапа, согласно которому класс мыслимых денотатов есть интенсионал имени, то есть связан скорее не с объемом, но с содержанием понятия.) Рассмотренный класс объектов удобно назвать таксоном, ассоциирован­ным с данным понятием.

Содержание понятия естественно отождествить с концептом имени понятия, то есть, согласно Г. Фреге8, с информацией, которую это имя несет о денотате имени. Под денотатом имени подразумевается любой объект, к которому это имя приложимо. Это содержание мы будем да­лее связывать с некоторой структурой (архетипом), которую можно обнаружить во всех объектах соответствующего] таксона. Тем самым имя несет ту информацию об объекте, что в нем присутствует данный архетип.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.