WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |

http://piramyd.express.ru/disput/butin/aurelius/titul.htm

: All rights reserved: Бутин М. А., 2000 г.

IV.

ПОСТИГАЯ ЛОСЕВА.

АЛЕКСЕЙ ЛОСЕВ: ЖИЗНЬ И СМЫСЛ.

HIC RHODUS...

СОПЕРНИК ВРЕМЕНИ: В ПОИСКАХ СПЕЦИФИКИ ЛИЧНОСТИ А. Ф. ЛОСЕВА. Часть 1.

СОПЕРНИК ВРЕМЕНИ: В ПОИСКАХ СПЕЦИФИКИ ЛИЧНОСТИ А. Ф. ЛОСЕВА. Часть 2.

СОПЕРНИК ВРЕМЕНИ: В ПОИСКАХ СПЕЦИФИКИ ЛИЧНОСТИ А. Ф. ЛОСЕВА. Часть 3.

СОПЕРНИК ВРЕМЕНИ: В ПОИСКАХ СПЕЦИФИКИ ЛИЧНОСТИ А. Ф. ЛОСЕВА. Часть 4.

СОПЕРНИК ВРЕМЕНИ: В ПОИСКАХ СПЕЦИФИКИ ЛИЧНОСТИ А. Ф. ЛОСЕВА. Часть 5.

СОПЕРНИК ВРЕМЕНИ: В ПОИСКАХ СПЕЦИФИКИ ЛИЧНОСТИ А. Ф. ЛОСЕВА. Часть 6.

IV.

ПОСТИГАЯ ЛОСЕВА...

АЛЕКСЕЙ ЛОСЕВ: ЖИЗНЬ И СМЫСЛ.* [] Из брожения конечности, превращающейся в пену, веет аромат духа.

Г. В. Ф. Гегель.

Обойдетесь без истины вы, а истина без вас подавно обойдется.

А. Ф. Лосев.

Только перед существом, осознающим себя в своей целостности, может стоять вопрос о смысле его бытия.

Только перед существом, осознающим мир в его целостности, может стоять вопрос об осмысленном бытии в мире.

Если ты сознаешь себя лишь до желудка включительно, высший из стоящих перед тобой вопросов может быть лишь желудочным вопросом.

Если твой кругозор ограничен лестничной клеткой, то осмысленно двигаться ты сможешь только внутри нее.

Невозможно разрешение вопросов философских человеком, не имеющим опыта целостного осмысления как себя, так и мира, как нет, конечно, никакой возможности доставить на рынок пятилетнее животное раньше, чем ему исполнится пять лет (К. Маркс).

Наивные субъекты и субъектши (а на самом деле объекты и объектши) часто склонны считать завалившийся лестничный пролет или, не дай Бог, рухнувшую стену дома крушением мира, а оскудение харчей и фуража разрушением человечества, ибо, де, человек есть то, что он ест (Л. А. Фейербах). Грошовому оптимизму таких untermensch ей соответствует столь же дорогой их пессимизм. Тогда как только философ постигает весь трагизм бытия и потому его пессимизм горчайший из всех, ибо он безысходен. И только философ еще способен верить в нетленную красоту и постигать ее, когда вокруг него лишь мерзость запустения. Ибо как бы он решился назвать окружающее мерзостью, если бы не верил в красоту и не отличал от нее мерзость как действительно мерзость? Какая же это мерзость, если и красоты то нет никакой? Поэтому только у философа оптимизм несокрушимый и потому вселенский.

Решившемуся встать на уровень вопросов, единственно достойных человека, то есть философских вопросов смысла мира и смысла в нем человека, никак нельзя порекомендовать В. В. Маяковского в качестве философского советодателя.

Юноше, обдумывающему житье, Мечтающему: Сделать бы жизнь с кого? Скажу не задумываясь: Делай ее С товарища Дзержинского!..

И не потому В. В. Маяковский никуда не годен, что предлагает совсем не модного теперь товарища, а потому, что он говорит не задумываясь над тем, что юноша должен прожить свою жизнь, а не жизнь Ф. Э. Дзержинского или еще чью то.

По замыслу человек достоин лучшей участи, чем многомиллионная и однородная лягушачья икра, хотя этот замысел и не мешает ему проживать слепую, как кишка, стертую, как пятак, и такую же дешевую и вонючую жизнь. Задумывался ли В. В. Маяковский, ну зачем же это миру второй Ф. Э. Дзержинский, или второй В. В. Маяковский? Даже второй Лев Толстой миру не нужен, ибо Анна Каренина в переписчиках не нуждается. А потому особая нужда должна быть у каждого человека в познании себя, себя самого.

Стоящему пред первыми достойными человека вопросами, познание себя совершенно необходимо, ибо даже решись он потом на самоотречение, должен же он знать, от чего в себе отрекается, от кого отрекается. Ему же совершенно необходимо познание мира, ибо решись он впоследствии отречься от мира, уйти из мира, разрушать мир или созидать мир, он должен знать, с чем и с кем имеет дело или не желает иметь дела.

Вот почему опыты самопознания и познания мира, отношения к себе и отношения к миру, опыты, имевшие место в истории человечества, могут быть для нас лишь материалом, который должен быть переплавлен в нашем самопознании и познании мира, нашем отношении к себе и отношении к миру. Ибо и мы другие, чем все наши предшественники, и мир для нас другой, чем для всех наших предшественников.



И вот почему эти вопросы называют вечными. Вечность их не от неразрешимости, а от невозможности разрешить их за другого. Или ты и твой ближний шашки, щелчками загоняемые в счастье или беду, когда кто то играет в Чапаева, или же вы личности уникальные и неповторимые, а значит ни у кого, кроме вас, нет ни прав, ни возможностей решить эти первые и последние вопросы вашей жизни.

Так опыт решения этих вопросов личностями, действительно достойными этого имени, то есть открывающими своеобразное и неповторимое лицо в своем самоотношении и мироотношении, так этот опыт, если у нас имеется возможность его изучить, оказывается значимым для нас, значимым чрезвычайно. Ибо достойная личность не теряет достоинства: она честна и пряма в своих ответах пред собой и миром.

Тем более, если этот опыт диалектический. А гениев диалектики, действительно умеющих отождествлять противоположности в действительности, на этом свете слишком мало, чтобы ими еще и пренебрегать.

Платон и Маркс действительно решали теоретические задачи практическим путем : Платон трижды ездил на Сицилию устраивать тамошний социализм, а Маркс работал над социализмом в масштабах уже интернациональных. Что же касается действительно бумажных решений бумажных проблем, то они должны действительно оставаться на бумаге как собрание плоских черных литеров на белой бумажной плоскости. Стало быть, и интерес к ним может быть лишь литературным и поверхностным, сколь бы ни были они блестящи и сколько бы восторженно слюнных рефлексов ни инициировали.

Совсем не таков замысел и стратегия личностного бытия в этом мире у Алексея Федоровича Лосева. Ведь в условиях для личности невероятно сложных, чрезвычайно неблагоприятных, когда бушевала энергия развала всякой личности и личностно устрояемого мира, А. Ф. Лосев сумел осуществить такие диалектические синтезы и, между прочим, увековечить тем самым свою личность, что пренебрежение его опытом в нашу эпоху колоссального развала советской общественности и острейшего кризиса личности может обернуться и оборачивается многими личностными и общественными трагедиями.

Только диалектик, и в данном случае диалектик Лосев, может жить в одиночестве единственно для Родины и общества.

Только диалектик, и в данном случае диалектик Лосев, может понять и принять всю мудрость монашеского отречения от мира, пресуществления живых людей в живых мертвецов монахов, всю мудрость и необходимость монашеского молитвенного подвига для самого этого мира.

Ведь только диалектик, и в данном случае диалектик Лосев, постигает тождество отшельничества с молитвой отшельника о спасении всего мира.

Только диалектик, и в данном случае диалектик Лосев, способен сочетать монастырь с браком, тогда как многие диалектики вверх пятами сочетают безбрачие с деторождением.

Только диалектик, и в данном случае диалектик Лосев, способен отождествить в едином мировоззрении античный космос и теорию относительности, схоластику и неокантианство, утончение западного субъективизма и восточный паламитский онтологизм.

Только диалектик, и в данном случае диалектик Лосев, способен в нечеловеческих условиях оставаться человеком.

Как? Вам этот опыт безразличен? Вы диалектику учили не по Гегелю ? Не по Лосеву? Тем хуже для вас. И позвольте тогда выразить вам искренние соболезнования. Ведь в эпоху развала нет ничего более жизненно важного, чем диалектика, так как она призвана соединять.

Как же не учиться диалектике у Платона и Аристотеля, Гегеля и Маркса, Вл. Соловьева и Лосева, Лосева нашего гениального современника. Ибо у кого же еще? Есть ли более достойные? И где они? 06 07.09.1993 г.

Примечание.

* [] Данная небольшая статья предназначалась к газетной публикации к столетнему юбилею А. Ф. Лосева, но не увидела тогда света.

HIC RHODUS...

Будущим биографам Алексея Федоровича Лосева предстоит еще много потрудиться, чтобы восстановить эту громадную жизнь во всех ее мелочах. Но и сейчас можно с безошибочной уверенностью сказать, что А. Ф. Лосев явление мирового масштаба и потому должен быть нашей гордостью. Правда, это еще вопрос: способны ли мы действительно гордиться А. Ф. Лосевым? Хватит ли духа? Мы современники А. Ф. Лосева, но, кажется, мы таковы лишь форменным образом: время носит фуражку с соответствующей возрасту кокардой; в этом времени живет и А. Ф. Лосев, живем в этом времени и мы. Будем ли мы настоящими потомками А. Ф. Лосева зависит от нас самих. Сумеем ли стать достойными наследниками духовных богатств А. Ф. Лосева тоже зависит от нас самих. И скажем честно: покамест А. Ф. Лосева больше ругали да превозносили, чем действительно понимали. Ведь для того, чтобы понять, надобно, как минимум, прочесть. А с чтением А. Ф. Лосева туговато. Ученость А. Ф. Лосева капитальна. Именно поэтому она не годится для скоростного глубо комыслия, так распространенного в среде ученой и, тем более, студенческой.





А у А. Ф. Лосева многому можно поучиться. С такой яростью и на протяжении стольких лет идущая дискуссия об идеальном яркий тому пример.

Э. В. Ильенков сумел показать, что идеальное может существовать помимо лысой или кучерявой человеческой головы: в книгах, статуях, иконах, золотых монетах. Мих. Лифшиц доказал, что идеальное не может ограничиться такой формой своего бытования как представленность деятеля в деянии, действия на теле предмета, с которым действуют и проч., о чем так убедительно писал Э. В. Ильенков. По Мих. Лифшицу, мир должен в самом себе, реально иметь идеальные участки самого себя, иначе он растеряет свой идеал в бесконечных самоотражениях, распылит свою сущность в своих автопортретах. Да и что это за идеальное, если оно только отражение, пускай и специфическое. Нет, идеальное это совершенное и должно существовать не только в качестве совершенного отражения, но и как самость. Попутно Мих. Лифшиц показал, что марксистские поиски идеального сугубо в человеческих мозгах основаны на расейском невежестве искателей, что Ideal и Ideel животные разной породы, хотя в русских текстах К. Маркса они присутствуют под одним именем. Таким образом, Мих. Лифшиц сделал основательную пробоину в китайской стене российского невежества и наметил положительное решение проблемы, поставив вопрос о диалектике идеального и материального, поставив, правда, непоследовательно и в противоречивый контекст.

Но ту же самую проблему диалектики идеального и материального А. Ф. Лосев решил на материале античной философии еще в двадцатые годы. Причем рассмотрение проблемы А. Ф. Лосевым изначально сознательно диалектично. Диалектика у А. Ф. Лосева осознанно превалирует над каким бы то ни было другим методом, тогда как у Мих. Лифшица диалектика стихийна и во многом противоречива, тогда как у Э. В. Ильенкова диалектика второстепенна (подчинена метафизической проблеме идеального, а не проблеме идеального и материального ).

Яснейший образец такой, лосевской, диалектики находим в одном из томов Истории античной эстетики : Не может быть чистого и абсолютного материализма, потому что материя во всяком случае есть нечто, то есть обладает определенным смыслом, а именно смыслом материи, без которого невозможно даже употреблять самый термин материя. Точно так же невозможно существование и абсолютной идеи, потому что для идеалиста идея есть прежде всего некоторого рода факт, некоторого рода сила и некоторого рода действительность. А это значит, что даже у самых крайних идеалистов идея не висит в воздухе, но обладает тем или другим носителем идеи, без которого невозможно даже само употребление термина идея. [ [] 1].

Идеализм или материализм являются истинным или ложным мировоззрением не потому, что так хочется носителям этих мировоззрений, что, будучи переложенным в другой карман, клыкастый и мускулистый материализм станет мягкотелым, положит зубы на полку, а бурую окраску сменит на желто розовую, если вообще не станет прозрачным. Материалистическое или идеалистическое мировоззрение оказывается истинным или ложным прежде всего потому, что материализм или идеализм исповедуется самой действительностью. В ней самой, помимо и до существования какого либо человека и какого либо человеческого сознания, имеется превосходство идеи над материей или материи над идеей.

Если мир развивается к лучшему, если мир совершенствуется, если возможен прогресс, в том числе и социальный, то мир идеален в своей основе, идея мира оформляет в соответствии с самой собой материю мира, управляет этой материей.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.