WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 20 |

http://piramyd.express.ru/disput/butin/aurelius/titul.htm

: All rights reserved: Бутин М. А., 2000 г.

III.

ПО ПУНКТИРУ КРИТИЧЕСКИХ ИГЛ...

Опыты герменевтические и критические.

К ОНТОЛОГИИ И ПСИХОЛОГИИ ПОНИМАНИЯ.

СУЩНОСТЬ И ЯВЛЕНИЕ В БЫТИИ ТЕКСТА.

СТРУКТУРА ФИЛОСОФСКОГО РАССМОТРЕНИЯ ТЕКСТА.

АНДРЕЙ РУБЛЕВ АНДРЕЯ ТАРКОВСКОГО.

БЕДНАЯ РУССКАЯ МЫСЛЬ.

РАЗЛОЖЕНИЕ ЛИТЕРАТУРЫ.

...НА ДОПОЛНИТЕЛЬНО ПРИОБРЕТЕННОЙ БУМАГЕ.

В. С. ГОРСКИЙ И ГЕРМЕНЕВТИКА.

1. Введение.

2. Соотношение истории философии и истолкования по В. С. Горскому.

3. Истолкование в современной экзистенциальной герменевтике. Противоположность В. С. Горскому.

4. Вильгельм Дильтей и Фридрих фон Шлейермахер о методологии понимания.

5. Метод, противоположный методу Ф. фон Шлейермахера, не продумывается В. С. Горским до конца.

6. Структура истолкования по В. С. Горскому и ее критика с позиций герменевтического круга.

7. Конкретизация истолкования по В. С. Горскому. Определение контекстологического и ситуационного анализов.

8. Контекстологический анализ и его критика.

9. Смысл на языке заблуждения.

10. Отступление от темы. Критика М. М. Бахтина.

11. Ситуационный анализ и его критика.

11.1. Ситуация и текст в ситуации.

11.2. Структура ситуации.

11.3. Умолчание в тексте как функция первого элемента ситуации.

11.3.1. Первая фигура умолчания и критика понимания ее В. С. Горским.

11.3.2. Вторая фигура умолчания. Недостаточность понимания ее В. С. Горским.

11.3.3. Третья фигура умолчания. Подмена В. С. Горским проблемы умолчания проблемой стиля.

11.4. Второй элемент ситуации.

11.5. Критика второго элемента ситуации.

12. Герменевтика и В. С. Горский.

13. Приближение к теме. Русская философия.

14. Герменевтика без В. С. Горского.

15. Заключение.

РАЗМЫШЛЕНИЯ У ПАРАДНОГО ПОДЪЕЗДА ГЕРМЕНЕВТИКИ. Часть 1.

РАЗМЫШЛЕНИЯ У ПАРАДНОГО ПОДЪЕЗДА ГЕРМЕНЕВТИКИ. Часть 2.

ПУХ, ПЕРО И ЩЕТИНА КУЛЬТУРЫ В ЗЕРКАЛЕ ИНФОРМАТИКИ. Часть 1.

ПУХ, ПЕРО И ЩЕТИНА КУЛЬТУРЫ В ЗЕРКАЛЕ ИНФОРМАТИКИ. Часть 2.

ВЗРЫВЫ БОЛЬНОГО ВООБРАЖЕНИЯ. Часть 1.

ВЗРЫВЫ БОЛЬНОГО ВООБРАЖЕНИЯ. Часть 2.

ХАЙДЕГГЕР.

ЭКЗЮПЕРИ.

III.

ПО ПУНКТИРУ КРИТИЧЕСКИХ ИГЛ...

Опыты герменевтические и критические.

К ОНТОЛОГИИ И ПСИХОЛОГИИ ПОНИМАНИЯ.

1.

Понимание двуединый процесс. Это (1) очерчивание фигуры понимаемого предмета и, следовательно, движение по периферии понимаемого; а также это (2) проникновение в средоточие понимаемого, его сердце.

В завершенном процессе внешняя полнота содержания синтезируется с внутренней проникновенностью в целостном смысловом лике понятого.

Взятый более со стороны внутренней этот лик есть понятие, со стороны внешней имя. Имя заряжено понятием, понятие прикрываемо именем, понятие сказывает себя в имени, хотя потенции раскрытия себя получает, лишь укореняясь в речи (устной или письменной) сочетании имен.

Лишь потенции, так как понятие одействотворяется лишь энергией понимающего субъекта. Но речь всегда обращение к такому субъекту и исполняющийся поиск такого субъекта субъекта ее понимания. Понять речь значит раскрыть оболочки имен, обнажить понятия, то есть сердца понятых предметов, сердца, законсервированные в именах.

Чрез имя и речь предмет получает традицию своего понимания.

Традиция ширится, если предмет прежде не получил полного созерцания, и уплотняется, если предмет не проникнут мышлением до сердца. Разумеется, традиция одновременно и ширится, и уплотняется в силу взаимозависимости и взаимоподдержки составляющих струй понимания.

Неповторимость любого предмета обеспечивает ему традицию понимания и ширящуюся, и уплотняющуюся. Мера неповторимости повышается и увеличивается с увеличением количества составляющих этот предмет частей и их взаимоотношений у мира уменьшаются возможности для повторения такого предмета.

Полнота неповторимости исполненная неповторимость есть уникальность, образующаяся сочетанием единичности и единственности. Уникальность присуща лишь миру в целом, то есть всему, что было, бывает и будет, взятому как одно целое. Мир уникум.



Поскольку кроме мира нет ничего, то есть и мы, понимающие, вместе со всем, что не есть мы, составляем этот мир, то и чрез нас мир понимает себя, осуществляет самопонимание.

Вырабатываемое чрез нас понимание мира заключается в его имя. В нашей речи о мире мир разговаривает сам с собой и сам же записывает свои речи. Но ни в понимании, ни в понятии, ни в речи, ни в имени мир не исчерпывает себя, поскольку, являясь в них, он все же не отрывается от себя; в них сказывается действительность и реальность мира, но действительно и реально в них второй мир не исполняет себя.

Как осуществляет мир самопонимание? Так как у мира нет ни начала, ни конца, то очерчивание фигуры такого предмета как мир, движение по периферии этого предмета осуществляется людьми вечно. Ибо очерчивание границы и фигуры бесконечного и безначального и должно оказаться вечным очерчиванием.

Проникновение людьми в сердце мира тоже вечный процесс, так как сердце мира, реагируя на изменения мира в вечном акте его самосозерцания и самопроникновения в свое средоточие, сердце мира, будучи чутким и чувствительным, изменяется.

Мир поэтому вечная загадка для самого себя, вечно им разгадываемая. Мир поэтому свободен от скуки постылой принудительности и необходимости своего движения. Траектория его движения всегда неожиданна для него самого, но всегда и желанна. Мир блаженный.

Тогда и имя мира звучит вечно и вечно в его имени сказывается его понятие сокровенный смысл мира. Будучи безначальным и бесконечным, мир как мир не имеет ни чего то внутреннего, ни чего то внешнего. Поэтому имя мира и есть понятие мира, а понятие мира и есть имя мира. Смысловой лик мира проявляется без дополнительных синтезов. Свершается лишь один и единый акт самопонимания. И то, что у нас отчасти разделено, что у нас не обходится без усилий соединения, там дано непосредственно и в этой непосредственности мы угадываем и первое (имя), и второе (понятие).

2.

Противоречие предмета, представленного посредством текста и читательского восприятия в процессе чтения, состоит вот в чем.

Акт понимания, взятый в связи с субъектом понимания, есть процесс перехода от неясного к ясному, от неявного для человека к явному для него. Причем в процессе проясняется сразу весь целостный смысловой лик предмета, а не какая то его часть, не та или иная деталька. Если восприятие направлено на часть, понимание несостоятельно и слепо ущербно. Понято и понятно лишь нечто целостное, причем целостное также и в восприятии, а не только само по себе. Если же само по себе оно не целостно, а так или иначе частично и, стало быть, ущербно, терпит, стало быть, какие то недостатки, то понято оно может быть лишь в рамках мысленной реконструкции этого нечто в составе того целого, которое требуется этим нечто как частью. Понятно, что иные части этого целого, реально не существующие рядом и вместе с этим нечто, в мысленной реконструкции должны быть отделены от реальной части виртуальным мысленным пунктиром.

Специфические трудности понимания текста таковы, что даже если текст повторяет концентрическую структуру понимания (осуществляющегося в движении от смыслового центра и обратно), внешне он все равно выступает как последовательный переход от детали к детали.

Макет текста прямая линия строки или столбца. Макет процесса понимания воронка, с движением мыслей по ней от раструба к горловине. Макет понимания же применительно к понимаемому предмету есть пространственная фигура предмета с обозначенным его сердцем. Линию текста можно изогнуть в сужающуюся спираль (изогнуть по лекалу понимания) или забинтовать ею фигуру понимаемого предмета. Но в обоих случаях, лишь пройдя всю линию, понимаешь что за фигура тобою прочлась в движении по исполненной тобою траектории текста.

Понимающее чтение по самому своему ходу верно указывает те или другие очертания фигуры воспринимаемого чрез текст предмета. В таком чтении синтезированы одно или двумерное линейное движение текста как текста и пространственная живая фигура понимания предмета. Так что линейное движение оказывается средством описания фигуры понимания. Так что тексты оказывается возможным переиздавать, разумеется, если за дело берутся понимающие читатели филологи.





Умонастроение понимающего читателя подобно карандашу. Воля читателя выступает непосредственным и ближайшим субъектом рукой, держащей карандаш и движущей карандашом, прочерчивающей им фигуру предмета, представленного текстом. След понимания остается между текстом и читателем, в пространстве понимания, последнее же, как уже не раз говорилось, не может быть ни чисто субъективным, ни чисто объективным. Понимание, опираясь на ровную плоскость печатного листа, создает свои объемы, пространственные фигуры понимания. Чем выше понимающее сознание читателя, тем более высокое доступно его пониманию.

Движение понимания итожится в его результате понятии.

Непрерывное криволинейное движение, замыкаясь на себя, завершает целостный смысловой лик предмета. Как таковой этот лик неподвижен, единичен и единствен. Покоится в себе самом.

Непрерывное движение понимания оборачивается дискретностью понятия смыслового лика предмета. Проявляющееся вовне понятие предмета есть его имя. Связь с другими понятиями осуществляется как знакомство, связь имен, образующая речь. Движение речи есть обличье понятийного движения, процесса мышления. Понимающее чтение, стало быть, всегда есть постижение мышления автора текста, каким бы ни был текст тематически. Поскольку же мыслит и говорит человек, постольку понятие это сердце предмета, переместившееся в голову человека; а имя это сердце предмета, бьющееся в человеческом разговоре.

26.04.1996 г.

СУЩНОСТЬ И ЯВЛЕНИЕ В БЫТИИ ТЕКСТА.

Если сущность необходима, а эта необходимость есть не что иное как ее (сущности) собственная необходимость; и в науке не может обстоять дело иначе, чем так, что то, что необходимо, необходимо не только по своей сущности, но и в своем явлении, а значит и в своей видимости, ибо в науке как раз только чистое явление чистой сущности или, что то же самое, чистая сущность чисто являющаяся и имеет место, то есть последняя есть в науке отдельно от того, сущность чего она есть, в чистом виде, то речь, слово, которые суть внешность этой сущности, должны быть необходимым лицом, внешностью последней.

Если речь проникнута необходимостью сущности, которая обнаруживает себя в ней, то в какой степени необходимость эта овладевает речью? Если она владеет ею не полностью, то чем ограничена власть необходимости над средствами своего собственного выражения? Ибо в явлении сущности должна выражаться необходимость последней и, выходит, средства выражения сущности суть также средства выражения необходимости этой сущности.

Если же полностью, то какова необходимость в выборе тех, а не иных речевых средств выражения среди таких, более чем другие средства равнодушных к сущности, как междометия, знаки препинания, звукоподражательные частицы и тому подобного? Использование средств, не проникнутых необходимостью сущности, для выражения этой последней привносит случайность в это выражение. Сущность является, в зависимости от большего или меньшего использования случайных средств, с соответственно более или менее грязноватым лицом: чистую необходимость необходимо еще умыть для того, чтобы она стала уже действительно чистой. Стало быть, лишь тот речевой материал, который пропитан необходимостью сущности, годен для выражения последней. Стало быть, и такие средства как междометия, знаки препинания и тому подобные должны быть всецело необходимыми, не содержащими в себе ни грана случайности чисто необходимыми средствами выражения необходимо чистой сущности.

Названные средства более равнодушны к сущности, чем, например, глагол или имя. Поэтому и сущность в такой же мере как и они должна быть равнодушна к ним. Вернее, они необходимо должны именно в такой мере быть равнодушными к сущности именно потому, что сущность в этой же самой мере равнодушна к ним. Сущность не должна наделять их необходимостью большей, чем другие, более значимые для ее выражения средства, а должна наделять их как раз такой долей необходимости, каковую долю необходимости они обязаны выразить так, чтобы последняя, заполнив, не переполнила их, чтобы она их не разорвала тогда, когда они будут стараться выразить необходимости больше, чем они способны ее выразить на самом деле.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 20 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.