WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 29 |

М. М. КУЧУКОВ

Н А Ц И Я

И СОЦИАЛЬНАЯ ЖИЗНЬ

НАЛЬЧИК

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ ЦЕНТР

«ЭЛЬ ФА.» 1996

Книга подготовлена и издана в рамках реализации государственной научноисследовательской программы «Народы России: возрождение и развитие» (руководи­тель программы академик В. Т. Пуляев).

Научный редактор доктор философских наук, про­фессор, действительный член Академии гуманитарных наук. заслуженный деятель науки РФ В. Е. Давидович.

Рецензенты: доктор исторических наук, профессор, действитель­ный член Академии гуманитарных наук В. Д. Дзидзоев, доктор философских наук, профессор В. В. Макаров Кучуков М. М.

Нация и социальная жизнь.—Нальчик: Эльфа, 1996.— 176 с.

Автор монографии—доктор философских наук, профессор, действительный член Академии Гуманитарных наук делает попытку нетрадиционного для отечественного обществоведения рассмотрения нации, ее роли и функ­ций в социальной жизни. Методологическая новизна работы заключается в обосновании возможности познания нации на основе исследования идеаль­ной формы ее существования (национального духа, национальной психологии, национального самосознания и национальной идеи). В центре книги— идея субъектной природы нации, проявляющейся в создании государствен­ности, организации основных форм человеческой деятельности Монография рассчитана на философов, историков и социологов, она может быть рекомендована студентам и преподавателям вузов для чтение спецкурсов по проблемам нации и национальных отношений.

ПРОБЛЕМА ПОНИМАНИЯ ПРИРОДЫ НАЦИИ НА ИСХОДЕ XX ВЕКА Вместо предисловия Более двух веков назад, в период Великой француз­ской революции, понятие «нация» вошло в политическое дознание и политические отношения. В теоретическом обществоведении возникла проблема нации, или же, как традиционно она определялась,—национальный вопрос. Эта проблема периодически становилась практической, выходила в сферу общественной жизни. В раз­личные исторические эпохи и в различных странах и ре­гионах она имела свои особенности, т. е. своеобразно проявлялись сложность проблемы нации и контуры ее решения. На исходе века нация и национализм в оче­редной раз стали камнем преткновения во многих стра­нам в организации социальной жизни. Эти процессы прошли через все цивилизации, системы общественных отношений. Афроазиатский мир уже не одно десятиле­тие живет в состоянии межэтнических конфликтов и войн. Но и развитый, пресыщенный н рационализиро­ванный Запад не свободен от этих процессов. В рес­пектабельной и консервативной Англии это ирландская и шотландская проблемы, во Франции—корсиканцы, и так практически во всех странах Европы. В Америке это расовые и этнические столкновения в США; в Канаде, одной из наиболее стабильно и динамично развива­ющихся стран, это проблема франкоговорящей части страны. Но с особенной силой эти коллизии возникли в странах, где было провозглашено окончательное ре­шение национального вопроса,— в Югославии и на евразийских просторах бывшего СССР.

В России вопросы о существующем и должном в по­ложении народов возникли на фоне глобального кризи­са, затронувшего цивилизационные основы бытия об­щества. Вопросы, связанные со сферой национальных отношений, выявились как наиболее драматические и нередко трагические. Они вызвали многочисленные осложнения в общественных отношениях, столкновения интересов, в некоторых случаях вошли в практически непреодолимые противоречия. В России начала второй половины 90х. когда наметились первые позитивные перемены в сфере экономического развития, в полити­ческих отношениях, национальные проблемы являются единственной причиной, способной разрушить государственность и ввергнуть страну в еще более мрачные «смутные времена».



Современная цивилизация является следствием реализации одной из сквозных парадигм существования человечества, а именно прогрессирующей рационализа­ции человеческой деятельности. Социальная жизнь ста­новится все более технологичной и roмогенной в мас­штабах всей планеты.

Вторая половина XX века характеризуется становле­нием субъектного единства человечества, возникают по­нятия планетарной экономики, планетарного сознания. Начало такого развития, по мнению К. Ясперса, было положено событиями периода с 800 г до 200 го­ды до н. э. («осевое время»); в это историческое время возникло духовное единство человечества. В настоящее время идет процесс европеизации остального человечест­ва, распространение и усвоение норм и ценностей техногенной цивилизации, созданной Западом. Коллизии же, возникшие на базе феноменов, отраженных в поня­тиях «нация;», «национальное самосознание», «нацио­нальные движения», «национализм», в последние четверть века трудно объяснить через постиндустриальные принципы понимания общественной жизни, совместить с нормами рационализма, с процессами гомогенизации истории человечества. Они вызвали страх и сомнения в возможностях человеческого разума. Именно такое сознание отразилось в словах академика Моисеева' «0ткуда, из каких глубин человеческого мышления в XX иске поднялся монстр национализма? Это явление никто не предсказывал, оно произошло вопреки логике развития цивилизации, необходимости единения экономики, экологической обстановке, здравому смыслу наконец'» [1 Моисеев Н.Н. Размышления о национализме// Социальнополитический журнал. 1994. №6. С.47] Популярными стали объяснения этих событии через феномены внерациональные и мистические или же как результат злонамеренных действии отдельных лидеров. В эсхатологических пророчествах, обильно появившихся в конце века и тысячелетия межнациональные войны стали одним из популярных объяснительных мотивов наступающего конца света.

Такое понимание и объяснение национального в общественной жизни, перспектив развития нации не имеет объективных оснований. Оно возникло из противоречии между ожидаемым от нации, личности и реалиями 70—90х годов, опровергших эти предположения, теории о сущности и существовании нации. В XX веке в условиях господства тоталитарных режимов, двух мировых войн и долгого балансирования на грани между холодной и горячей третьей мировой войной, сложились примитивные взгляды на природу и будущее нации место в общественной жизни. Идеологизированные представления, подогнанные под ситуацию, когда национальные проблемы находились под прессом проблем в других сферах общественной жизни, рисовали безоблачную картину в сфере межнациональных отношении превращая их в некую декорацию, оставшуюся прошлого, доцивилизационного существования человечества. В политическом сознании в социалистических странах эти представления опирались на теорию марксизма о слиянии нации в процессе строительства коммунистического общества. В СССР это широко известная, доведенная до уровня массового сознания идея интернационализации, теория формирования новой исторической общности советского народа.

Близкие к этим представлениям идеи функционировали в общественном сознании на Западе. В 60е в рамках структурно функционального анализа, возникли идеи преодоления этничности по мере индустриального развития общества. В основе подобных взглядов лежали представления о том, что «будто этнический фактор является примитивным и перестает влиять на людей по мере, как они становятся более цивилизованными, культурными, более зажиточными, современными» [2 Фольц У. Этнический конфликт и вмешательство: некоторые международные аспекты // Кентавр. М., 1993.Мартапрель. С. 26] В Соединенных Штатах Америки до рубежа 6070х годов господствовали идеи смешения по мере ин­дустриального развития различных этнических групп. До середины века такое смешение виделось на основе англоамериканской системы ценностей. В дальнейшем была создана теория равномерного смешения всех этни­ческих групп, было введено понятие «американского котла», где должны представители многих этносов пере­плавиться в среднего американца. В этот период возни­кают и теории ассимиляции, смешения этнических групп. Чикагский социолог Р. Э. Парк выделил четыре этапа ассимиляции: а) этап контактов; б) конкуренции за сферы влияния; в) приспособление друг к другу; г) ассимиляции. [3 Знаменский А.А. Этнонационализм:основные концепции современной американской социологии. Аналит. Обзор // Социологические исследования. 1992. №12. С. 119] Но в 70—80е годы возникли полити­ческие движения на этнической основе. Межнациональ­ные противоречия привели к серии политических кризи­сов, и что особенно знаменательно—эти процессы происходили и в развитых странах. Эра индустриаль­ной и постиндустриальной цивилизации, которая должна была решить все социальные проблемы, и в том числе и межэтнические, обманула ожидания и теоретиков, и общество в целом. В теории этничности, нации начи­нается полоса кризиса, в научный оборот было введено понятие «этнический парадокс». Идет интенсивный по­иск новой концепции национальной жизни. От идеи, что этничность уходит вместе с технологическим, социаль­ным прогрессом, пришлось отказаться. Возникли новые концепции этничности, призванные объяснить причины появления политических движений, возникающих на этнической основе. Так, в США возникла теория «куль­турного плюрализма» и политика на основе идеи нацио­нальнокультурной автономии. Наличие многих культур признано явлением позитивным, и была создана кон­цепция их сохранения и развития. В США была принята государственная программа стимулирования культур этнических меньшинств.





Кризис существовавших представлении о сущности и существовании нации в отечественном обществоведе­нии" и политическом сознании возник в результате про­вала наивноутопических идей перестройки М. Горба­чева, развала СССР. В то же время само превращение идеи перестройки, как безболезненного и быстрого перехода к постиндустриальной цивилизации, в один из самых драматических социальных мифов XX века было предопределено в немалой степени и непониманием требований к проводимой национальной политике. Реформирование страны проводилось без учета особен­ностей экономического и политического состояния, ду­ховного климата, многонационального состава. Реформы были начаты с идеи ускорения социально экономи­ческого развития страны путем использования достиже­ний научнотехнической революции. В последующее вре­мя происходит радикализация целей реформаторской деятельности. Возникают идеи перестройки, демокра­тизации и гласности. С постоянным опозданием проис­ходит и радикализация идеи экономических реформ. Но сфера национальной жизни и отношений практически не была затронута ни в теории, ни в практике деятель­ности реформаторов. Демократы, как носители всех инноваций, в национальной политике оказались консер­ваторами и истинными последователями национальной политики периода застойных лет. И уникальная страна, сформировавшаяся в течение ряда веков и состоящая из этносов с тысячелетней историей, была поставлена в состояние труднопреодолимых противоречии, обуслов­ленных различным пониманием национальных инте­ресов.

Распад СССР произошел в огромной степени изза непонимания природы нации и должного в националь­ной политике периода реформации страны, перехода от тоталитарной к демократической политической системе. В становлении российской государственности наиболее сложными также оказались проблемы, связанные с на­циональными отношениями,с организацией совместного сосуществования народов в рамках единого социального организма. И трудность эта во многом обусловлена от­сутствием концептуальной последовательной политики в сфере национальных отношений, отношений нации и государства. У российской политической элиты на фе­деральном уровне существуют традиционные (советские) взгляды и представления о роли и месте нации в поли­тической системе, в структуре социальной жизни.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 29 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.