WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 |

http://www.bibler.ru/

Библер Владимир Соломонович

СЕМИНАР БИБЛЕРА

М.С. Глазман

Это явление духовной жизни было хорошо известно в московской и не только московской среде. Тридцать пять лет развивался и продуктивно работал семинар, руководимый В.С. Библером.

Мне бы хотелось рассказать об истории семинара и роли в нем Владимира Соломоновича как это сохранилось в моей памяти. К сожалению, я не вел дневник семинара до начала 90х годов. Долгое время мне казалось, что все хорошо откладывается в памяти и стоит только к ней обратиться, как все легко воспроизведется. В 90е годы я стал сознавать ненадежность этой опоры. Но время ушло… И теперь, вспоминая, как все происходило, я сталкиваюсь с серьезными трудностями по части точности воспроизведения событий, их последовательности… Тем не менее полагаю, что общий дух семинара и основной вектор его развития я передаю.

Надеюсь, другие участники семинара многое уточнят, тем более что они, вероятно, имеют иные представления о его работе. Полагаю также, что еще немало будет написано об истории и существе семинара, его роли в культурной, философской жизни бывшего СССР и России.

Начало и этапы развития.

В конце 1963 или в начале 1964 года Владимир Соломонович покидает Московский горный институт (ныне Горная академия) и по приглашению академика Б.М. Кедрова переходит работать в Институт истории естествознания и техники АН СССР. Б.М. Кедров, ставший только что директором института, стремился развить философскометодологические аспекты истории науки и техники. С этой целью был создан отдел «Общих проблем истории науки и техники», руководителем которого стал Н.И. Родный. Необходимо было определить основные направления работы отдела, а впоследствии обсуждать содержание проводимых исследований.

В те годы я работал в г. Коломна, в Подмосковье, но еженедельно приезжал в Москву, бывал в ИИЕиТ и иногда участвовал в обсуждении философских проблем в отделе.

В те же времена в исследовательских и учебных институтах существовала так называемая «система политического просвещения», в рамках которой в некоторых институтах позволялось и даже рекомендовалось организовывать философские семинары для сотрудников всех специальностей. Был таковой и в ИИЕиТ. На нем обсуждались доклады сотрудников института философскометодологического содержания. Сотрудники отдела активно участвовали в его работе. Тематика семинара контролировалась партийным бюро и администрацией, многих сотрудников института, занятых своими профессиональными, узкоспециальными вопросами, она не интересовала. И была совершенно очевидна невозможность свободной постановки проблем и свободного и глубокого их обсуждения. Тем более, что идеологические запреты, никогда не исчезавшие и после смерти И.В. Сталина, с середины 60х годов стали усиливаться. И некоторые молодые исследователи, пополнявшие кадровый состав института и серьезно, я бы сказал, профессионально и вне какихлибо идеологических ограничений интересовавшиеся философией, не могли удовлетвориться такого рода семинаром. Среди них были сотрудники отдела истории химии А.В. Ахутин, А.Л. Рабинович, отдела истории физики В.? Визгин, отдела общих проблем Л.А. Маркова, аспирант Я.А. Ляткер, работавшая в редакции журнала истории естествознания и техники С.С. Неретина и др. Они нередко участвовали в обсуждении докладов, проводившихся в отделе «Общие проблемы…» Их особый интерес вызывали выступления В.С. Библера, с которым они подолгу беседовали и вне официальных обсуждений, нередко посещая его на дому.

Чем больше эти лица втягиваются в обсуждение философских проблем, тем больше становится очевидно и для В.С. и для них желательность какойто постоянной формы совместной, коллективной работы. В стенах ИИЕиТ это было невозможно, и В.С. предлагает организовать «домашний семинар». Сейчас я не могу уже вспомнить, когда это событие произошло: в конце 64го или в начале 65го года. Но гдето именно в это время.

С этого времени и на протяжении более 30 лет семинар проводился раз в две недели, а иногда чаще, на квартире В.С. в районе метро «Речной вокзал» или на его даче в Раздорах, рядом с Барвихой, а с 1991г. в основном в РГГУ.

Начинались семинары к вечеру, как правило, в 17.00 – 18.00 и продолжались 34 часа.

Вл.С. был весьма озабочен созданием необходимых внешних, так сказать, технических условий проведения семинара и его содержанием. Обычно я приезжал задолго до начала семинара, иногда на сутки ранее и мог наблюдать, как в день заседания уже с утра он погружался в размышления по теме семинара, подготавливал необходимую ему литературу, делал заметки для памяти… Чтобы я не мешал ему своими репликами и разговорами, «изгонял» меня из своего кабинета, усаживал в столовой и предлагал также заняться подготовкой к семинару. Периодически он выходил из кабинета и задавал мне вопросы типа: «А как ты понимаешь тото?» или «Задумывался ли ты о томто?» и т.п. Выслушивал внимательно, даже если я отвечал не очень вразумительно, кратко высказывался и снова погружался в свои размышления.

После обеда, часов с 16 столовая, большая комната его трехкомнатной квартиры, преобразовывалась в зал заседаний. Освобождался большой удлиненный деревянный стол, за которым могли уместиться человек 10. Собирались стулья со всей квартиры, освобождалась находившаяся в столовой большая тахта, на которой могли устроиться еще человек 6… По мере роста известности семинара численность его росла, и нередко случалось так, что посещало его гораздо больше желающих, чем было «сидячих» мест в комнате. Тогда приходилось заимствовать стулья и табуретки у соседей по лестничной площадке и этажом выше. Во главе стола или приставляемого к нему небольшого столика отводилось место докладчику. Оно освещалось настольной лампой. Сам Вл.С. на время доклада устраивался гденибудь рядом с докладчиком, но как бы не возглавлял собрание. Ему очень хотелось, как я понимаю, на время доклада занять позицию рядового слушателя, «как все». Однако во время обсуждения доклада он держал бразды правления строго, чтобы не возникало пустых перепалок и каждый мог свободно высказаться, задать вопрос или вопросы и выслушать других.

Както, еще в начале существования семинара Вл.Соломонович заметил, что некоторые участники семинара приносят с собой портативные магнитофоны, чтобы записать доклад и обсуждение. Такое техническое «новшество» ему понравилось, и с тех пор он просил участников семинара приносить аппарат на каждое заседание. К одному из его дней рождения, как мне помнится, к 50тилетию в 1968 г. ему был сделан коллективный подарок, большой магнитофон, которым он затем постоянно пользовался.

Общая атмосфера на семинаре была дружественной, я бы даже сказал, в какойто мере семейной, хотя частенько на относительно небольшой площади собиралось несколько десятков человек. Присутствующие чувствовали себя свободно, раскрепощенно. Этому в значительной степени способствовала супруга Влад.Соломоновича Ванда Исаковна Бейлина. Она приветливо встречала приходивших, приглашала на кухню попить чаю… Однокашница В.С. по историческому факультету МГУ, она участвовала в работе семинара. Её и Вл.С. доброжелательность и приветливость были настолько не напускными и естественными, что «гости» быстро чувствовали и соответственно вели себя «как дома».

Заседания начинались кратким вступительным словом В.С., в котором сообщалось о ближайших планах работы и о значении темы предстоящего доклада в проблематике семинара. Затем слово предоставлялось докладчику. После доклада традиционно следовали вопросы и свободное обсуждение. Нередко случалось так, что обсуждение затягивалось. В этих случаях оно переносилось на следующее заседание. Обычно в ходе обсуждения возникали новые проблемы или вопросы, связанные с освещением тех или иных аспектов обсуждаемой темы в различных философских концепциях прошлого и настоящего. Если среди участников не обнаруживалось желающих в относительно короткий срок подготовить сообщение по только что возникшему вопросу, то В.С. подготавливал его сам. Чаще других выступал с такими сообщениями и А.В. Ахутин, в частности в связи с философией М. Хайдеггера.

Состав семинара расширялся. В него вошли Т.Б. Длугач, Л.Б. Туманова, В.П. Копп, Э.Н. Волкова, А.Ю. Шеманов… Т.Б.Длугач и Л.Б. Туманова весьма активно и продуктивно работами в семинаре, Л.Б. Туманова – вплоть до своей кончины в 1985г.

В 70е годы в наше содружество влилась новая группа – Л.С. Черняк, В.В. Селиверстов, ? ? Молчанов… Старожилы именовали их “туровцами”, по имени возглавлявшего группу М.Б. Туровского. Они стремились развивать философию на базе гегелевской логики, которая признавалась ими единственно последовательной, высшей ступенью философской логики. А основная часть «семинаристов» обосновывала возможность философских логик иного, чем гегелевская, типа и их равноправность, диалогическое взаимоотношение в современном сознании. Развивалась принципиально новая философская логика, диалогика, логика начала логик. Позволю себе привести отрывок из написанного В.Б. Библером в 1991г. «Введения» к опубликованным фрагментам коллективной книги «ХVII век, или спор логических начал» (М., 1991, АН СССР. Институт философии.): «В логическом плане, начало есть основание, исходное предположение философской логики, ее первое понятие, из которого и на котором воздвигается вся логическая конструкция. И сразу возникает коренной парадокс логического начала. Если оно само должно быть обосновано, то начинается развинчивание в дурную бесконечность и никакое бытие не может быть начато… Если это начало обосновано «следствиями» и выводами, на нем самом основанными, то возникает порочный логический круг. …Развиваемая нами «логика начала логики» осмысливает этот исходный парадокс… Парадокс «начала» переосмысливается в парадокс взаимообоснования бытия и мышления. Начало логики должно быть внелогическим, бытийным… Только тогда это будет «начало» и только тогда оно не будет нуждаться в развинченной дурной бесконечности. Но вместе с теми это внелогическое начало должно быть осмыслено и логически определено в логике понятия, его внелогичность должна получить определение… Та логика, которая лежит в основе начала логики, должна быть (пока это логическое требование, логический запрос) иной логикой, чем логика «следующая», выводимая из данного абсолютного, всеобщего начала, должна быть формой осмысливания иного (это возможно?) всеобщего (как это может быть – несколько всеобщих?). Из этого исходного парадокса вытекают все идеи «диалогики», идеи диалога логик, идеи историзма, полифонии различных логик, различных всеобщих форм актуализации бесконечновозможного бытия»(с.56).

Вот о чем мы думали, о чем спорили, что развивали… При возникновении семинара тематика его оставалась в значительной степени близкой исследованиям, проводившимся участниками семинара по плану ИИЕиТ. Так, В.С. Библер сообщал о результатах и проблемах, встававших перед ним в ходе исследования понятия понятия в связи с историей механики; А.С. Арсеньев концентрировал внимание на философскологических аспектах отношений научных теорий в истории науки и логическом смысле принципа соответствия; А.В. Ахутин – на философскологическом содержании принципов физического эксперимента и их истории… Впоследствии результаты этих исследований были опубликованы (см.: «Анализ развивающегося понятия». М., Наука,1967; А.В. Ахутин. «История принципов физического эксперимента». М.,1976.).

Pages:     || 2 | 3 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.