WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 27 |

http://vivovoco.nns.ru/VV/BOOKS/LUTOVA/CONTENT.HTM

Опубликовано издательским отделом БАН,

СПб, 1999 г., тир. 200

 

 

Предисловие 

Введение 

Глава 1. Секретные фонды БАН

XVIII век 

XIX век 

Первая четверть XX века

Глава 2. Организация спецхрана БАН 

Глава 3. Спецхран в 19301945 гг. 

Глава 4. Отдел спецфондов в первые послевоенные годы 

Глава 5. Отдел спецфондов в 6080е г. 

Глава 6. Спецхран как особое подразделение БАН

Документы Главлита на изъятие литературы 

Фонды 

Каталоги и картотеки 

Цензорский пункт 

Уничтожение и “исправление” литературы

Глава 7. Читатели отдела спецфондов 

Глава 8. Конец спецхрана 

Вместо эпилога

Воспроизводится с любезного согласия автора

ПРЕДИСЛОВИЕ

Уважаемый читатель, перед Вами не совсем обычная книга. Замысел ее создания возник у автора Ксении Владимировны Лютовой не случайно.

Работая в течение долгого времени в Библиотеке Академии наук

в должности заместителя директора, она по роду своей деятельности была вовлечена в "спецхрановскую" проблематику и познала ее изнутри. В ваших руках не сборник статей, которых сейчас достаточно много, а первое монографическое исследование, посвященное малоизвестной странице жизни части книжных фондов старейшей государственной библиотеки России.

Надо подчеркнуть, что запрещенные книги существовали всегда. Они, как и люди, имеют свою судьбу и в их судьбе отражаются отношения с властью. Сложные отношения библиотек и власти власть решала всегда в свою пользу: одни книги сжигались публично, другие передавались на длительное хранение в особые помещения.

Спецхран не является изобретением советского режима. Просто советская власть за годы существования спецхрана довела работу механизмов этого органа до совершенства. Они работали четко и слаженно, из запрещенных ими книг формировались особые коллекции внутри библиотеки, которые были доступны очень ограниченному кругу лиц. Жизнь специальных фондов в библиотеках текла по своим, сверху предписанным, законам. Законы определяли, что именно необходимо передавать из общего хранения в специальное, у каких книг изъять предисловие, введение или иллюстрации, прежде чем выдавать их для чтения, а какие и вовсе уничтожить. Описание этих процедур на примере БАН вы найдете на страницах настоящей монографии.

Особо хочу отметить, что работа К.В. Лютовой снабжена хорошим справочным аппаратом и иллюстративным материалом, позволяющим читателю глубже проникнуть в суть рассматриваемых вопросов.

Такова краткая история книги, посвященной спецхрану БАН. За ней, возможно, последуют другие, рассказывающие о своем опыте. В совокупности они будут способствовать более полному представлению об одной из очень непростых страниц из жизни наших библиотек и общества.

Проф. В. П. Леонов ВВЕДЕНИЕ О библиотечных спецхранах (отделах специального хранения или отделах специальных фондов) до конца 80х гг. в печати не упоминалось. Об их существовании знали читатели крупных научных и публичных библиотек одни, очень немногие, потому, что были допущены к работе с запрещенной литературой (строго по профилю своей деятельности), другие понаслышке, не имея права без особого разрешения заходить в читальные залы засекреченных отделов.

Официально спецхранов в библиотеках как бы и не было вовсе. В расписаниях работы библиотек для читателей спецхраны обычно не назывались, не было их ни в указателях помещений, ни в открытых телефонных справочниках, о них не писалось в библиотечной печати. Слова "спецхран" нет ни в учебниках по библиотековедению, ни в словарях библиотечных терминов, ни в энциклопедиях. А они спецхраны были, функционировали почти 70 лет и накопили изрядные, во многом уникальные фонды.

Нельзя было говорить или писать и о цензуре, породившей спецхраны, ее тоже как бы не существовало. Только в феврале 1986 г., отвечая на вопросы французской газеты "Юманите", М.С. Горбачев признал, что в нашей стране есть цензура. [1] Еще раньше, в 1967 г., о цензуре советской литературы начал писать А.И. Солженицын "Бодался теленок с дубом". Высланный в 1974 г. за границу, он продолжал работу над этой книгой и в 1975 г. опубликовал ее в Париже в издательстве "YMCAPress" [2] В 1991 г. она появилась на страницах журнала "Новый мир".



Когда в 1991 г. распоряжением Главлита СССР. бессменного руководителя всех спецхранов страны, "специальные фонды" были. наконец, рассекречены и объявлены общедоступными, перед читателями возникло много проблем. Хотелось узнать, что из себя представляют фонды запрещенной литературы? Как они формировались? Как, насколько полно и в каких каталогах отражены? Когда и по чьему приказу были созданы? На эти и многие другие вопросы пытались ответить библиотекари, журналисты, историки, публицисты в газетах появились статьи с интригующими названиями: "Открывая дверь в «спецхран»: в залах Ленинской библиотеки появились "новинки", изданные десятки лет назад", "Возвращение опальных книг". "Книги за железной дверью", "Спецхран или секретная инструкция о дойке коров" [3] и т. п. (в "Библиографии материалов о спецхране. опубликованных в 19871991 гг. в периодической печати" зарегистрировано 56 газетных статей). [4] Об этом же, только более основательно, стали писать и в журналах библиотечных, литературных, общественнополитических, исторических: "Совершенно несекретно", "На пути к дневному свету", "Эпитафия спецхрану?..", "Феномен библиотечной идеологии: с позиции историка" [5] и т.д. Подвергается сомнению незыблемый в течение многих десятилетий принцип партийности литературы, заговорили о "чистках" библиотек и "библиоциде". Появились статьи о советской цензуре. [6] В сентябре 1991 г. Библиотека Академии наук (БАН), первая из библиотек страны, совместно с Ленинградским отделением Института истории естествознания и техники. Ленинградским союзом ученых и Международным фондом истории науки организовала конференцию на тему: "Свобода научной информации и охрана государственной тайны: прошлое, настоящее, будущее". [7] На конференции прозвучали сообщения С.Ф. Варламовой "К истории создания и развития спецфондов ГПБ им. М.Е. СалтыковаЩедрина", М.Б. Конашева "Таинство спецхрана", Н.Б. Парамоновой "Раскрытие книжных фондов спецхрана в БАН СССР". Выступали сотрудники иногородних библиотек и даже работники Леноблгорлита.

Сопровождавшая конференцию выставка "Возвращенные документы", подготовленная сотрудниками БАН, ГПБ, Научной библиотеки Академии художеств и Центрального государственного архива Октябрьской революции, вызвала огромный интерес и показывалась по программе Центрального телевидения.

В мае 1993 г. в Москве состоялась конференция "Цензура в царской России и Советском Союзе" [8]. Конференция вместе с книжной выставкой была проведена затем в Петербурге, в Российской национальной библиотеке (РНБ).

В сентябре 1995 г. там же. в РНБ, организована конференция: "Цензура в России: история и современность". Проблематика спецхрана была затронута в сообщениях Н.Б. Парамоновой ("Юрий Анненков и судьба его альбома «Семнадцать портретов»" и автора этих строк ("Уничтожение литературы в отделе спецфондов Библиотеки АН СССР") [9].

В том же году в Екатеринбурге состоялась Международная научная конференция "Цензура в России". На ней было представлено сообщение Т. Феоктистовой "Цензура иностранных книг в СССР в 4050е годы XX века" (на примере фондов ВГБИЛ) [10].

В 1998 г. в Риге (Латвия) была организована международная конференция "Свободное слово, цензура, библиотеки". В сообщениях представителей стран Балтии не раз звучали горькие упреки в адрес Главлита, приказами которого было уничтожено много ценной литературы (Синкявичус К. "Черные списки" одиозных авторов и указатели классиков литературы; Юкнене П. Главлитские "черные" списки литовских изданий и др.) [11].

История спецхрана неразрывно связана с деятельностью Главлита главного цензурного ведомства страны.

Первая книга по истории советской цензуры вышла  летом 1994 г. Она написана известным петербургским книговедом профессором А.В. Блюмом "За кулисами «Министерства правды»: Тайная история советской цензуры. 19171929". [12] По словам автора, она посвящена "драматической истории беспощадного подавления мысли и печатного слова".





В 1995 г. опубликован сборник "«Исключить всякие упоминания...» Очерки истории советской цензуры". Это первая книга из документальной серии "Культура и цензура". Как писала в предисловии Т.М. Горяева (составитель и автор трех статей сборника), готовятся новые документальные сюжеты для следующих выпусков, над которыми работает большой авторский коллектив. И действительно, в 1997 г. под ее руководством и редакцией вышла монументальная "История советской политической цензуры: документы и комментарии" [13].

Если в нашей стране о цензуре и спецхранах начинают открыто говорить и писать лишь в последние годы, с приходом "перестройки" и объявленной сверху "гласности", то за рубежом проблемы цензуры в СССР давно привлекали внимание исследователей. Их труды плохо представлены в наших библиотеках, имеются лишь отдельные работы, хранившиеся в спецфондах. В 1997 г. в США вышел труд профессора русского языка и литературы Г. Ермолаева "Цензура в советской литературе. 19171991" [14].

В 90е годы начинают появляться материалы о политической цензуре, запрещенных изданиях и секретных фондах в странах бывшего соцлагеря.

Сборник "Госбезопасность и литература на опыте России и Германии (СССР и ГДР)" [15] опубликован по материалам конференции, организованной в 1993 г. Всероссийской библиотекой иностранной литературы им. М.И. Рудомино, Фондом Г. Белля и Культурным центром им. Гете. Среди участников конференции были писатели, публицисты, историки России и Германии.

В 1994 г. в Мюнхене вышла двухтомная "Библиография секретных диссертаций ГДР" [16]. В том же году сотрудник Центральной университетской библиотеки в г. Клуже опубликовал во французском журнале статью под названием "Секретные или запрещенные фонды? Исторический очерк секретных фондов библиотек Румынии". А в 1998 г. вышла книга профессора Бухарестского университета Лидии Виану "Цензура в Румынии" [17].

Споры вокруг запрещения или ограничения выдачи читателям отдельных книг время от времени вспыхивают и в демократических государствах, с устоявшимися традициями свободы слова. Однако, как правило, ограничения вызываются не политическими или идеологическими мотивами, а моральноэтическими соображениями педагогическими, религиозными, нравственными и затрагивают издания о сексе, по оккультизму, "сатанизму" и другим подобным сюжетам, которые одна небольшая американская библиотека остроумно определила как "противоречащие стандартам Господа Бога".

Во время двух ежегодных конгрессов Американской библиотечной ассоциации (111го в 1992 г. и 112го в 1993 г.) велись оживленные дебаты о цензуре детской литературы, литературы порнографической, о гомосексуализме и т. п. Большинство американских библиотекарей придерживалось принципа свободного доступа к любой информации, и, как это было сформулировано Американской библиотечной ассоциацией, отстаивало "право знать" ("Your right to know") [18].

Никаких печатных материалов о спецхране БАН как, впрочем, и о спецхранах других библиотек до конца 80х гг. не было. В юбилейной "Истории Библиотеки Академии наук" [19], вышедшей в 1964 г. к 250летию со дня ее основания, можно найти разбросанные в тексте редкие упоминания о "секретных каморах" и "заповедных фондах", имевшихся в Библиотеке в XVIII в., о собирании нелегальных и запрещенных изданий в XIXначале XX в. Однако в главах, посвященных советскому периоду, ни о каких секретных отделах или специальных фондах не говорится.

В появившихся в 90е гг. публикациях о спецхране БАН речь идет в основном о его последнем периоде о рассекречивании литературы и планах преобразования отдела, о выставках и библиографических указателях ранее запрещенных изданий [20] Исключением являются публикации Д.В. Лебедева "Из воспоминаний ветерана" и "Порнография вспецхрановском абсурде (случай из жизни)" яркие зарисовки послевоенной жизни Библиотеки и ее спецхрана на фоне всеобщего страха и подозрительности [21].

Один из организаторов петербургских конференций по вопросам цензуры и спецхрана М.Б. Конашев в своих выступлениях и статьях часто ссылается на материалы спецхранов БАН и РНБ. В сборнике "На подступах к спецхрану" им опубликованы "Документы о спецхране" около трех десятков копий приказов и распоряжений Главлита, инструкций и правил, разработанных в самих спецхранах [22].

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 27 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.