WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 38 |

Академия гуманитарных наук России

Институт по переподготовке и повышению

квалификации преподавателей социальных

и гуманитарных наук при РГУ

В.С. Любченко

ЗНАНИЕ В КОНТЕКСТЕ ПРАКТИК

Научный редактор

Профессор Ю.Г. Волков

РостовнаДону

Издательство «Пегас»

1998

ББК 87

Л 93

УДК 130

Рекомендовано к печати Ученым Советом ИППК при РГУ

Рецензенты:

доктор философских наук, профессор Т.П. Матяш доктор философских наук, профессор Э.М. Андреев Любченко В.С.

Л 93 Знание в контексте практик. – РостовнаДону: Издво «Пегас», 1998. 192 с.

Представленная работа – поиск новых подходов к решению одной из фундаментальных философских проблем – проблемы «знание и общество».

Древнекитайский философ Моцзы писал: «При выполнении дел в Поднебесной нельзя обойтись без подражания образцу… В таком случае что же можно принять за образец?» По мнению автора именно этот вопрос и предлагаемый ответ составляет исток и тайну любого философского учения.

Проведенное исследование – попытка проследить «приключения» образца в различных социумах. Миф, философия и наука рассматриваются в контексте практик, как способы закрепления и трансляции образца.

Работа рассчитана на специалистов, преподавателей, аспирантов и студентов, изучающих философию, а также широкий круг читателей.

Л без объявл. УДК 130 г Издво «Пегас», ISBN 5900548 – 15 5 г Любченко В.С., Лицензия на издательскую деятельность ЛР № от 18 февраля 1993 г.

ВВЕДЕНИЕ Представленная в названии тема исследования относится к разряду классических, фундаментальных. Нет необходимости напоминать о том, что знание всегда было одним из важнейших предметов философского исследования. Знание, тождественное мудрости, утверждалось философией как высшая ценность и цель человеческого существования.

Может создаться впечатление, что современная наша жизнь с ее политическими и экономическими проблемами, с ее практицизмом и заботой о самом необходимом не оставляет места теоретизированию, исследованию фундаментальных философских проблем. Стоит напомнить, что именно социальные изменения, кризисы, революционные преобразования в обществе стимулировали философскую рефлексию.

Для России проблема знания сейчас наиболее актуальна. События последнего десятилетия показали, что мы не знаем себя, свое общество, свои базовые ценности. Мы утратили прежние ориентиры и не обрели новых. Сократ считал незнание себя болезнью, равной безумию. Выздоровление – переход от незнания к знанию, обретение твердых ориентиров в индивидуальной и общественной жизни. В связи с этим в социальной философии все более актуальной становится проблема ценностей. Многое здесь приходится открывать заново.

Проведенное исследование – попытка поновому взглянуть на старые проблемы. В работе рассматриваются, прежде всего, такие феномены духовной культуры, как миф, философия и наука. Они достаточно хорошо изучены со стороны их содержания. Существует огромное количество книг и статей, в которых анализируются мифы различных народов. За последние двести лет детальному анализу были подвергнуты практически все философские учения, а в настоящее время особенно тщательно исследуется история науки. Ситуация напоминает ту, которая сложилась в биологии полтора века назад – накоплен огромный материал и его необходимо обобщить. Сейчас необходимы концепции, позволяющие объяснить содержание различных формообразований сознания и их конкретную связь с социумом.

Попытаемся выделить современные подходы к этой проблеме. На наш взгляд, наиболее продуктивной в эвристическом плане является концепция практик, развивающаяся в современной социологии и философии. Известно, что категория практики занимает центральное место в философии марксизма. Ее истоки – знаменитые тезисы Маркса о философии Фейербаха. Марксизмом были заложены основы новой парадигмы исследования общества: установлена зависимость духовных образований, форм общественного сознания от способа материального производства, дан анализ идеологий как «вторичных» духовных феноменов, отражающих формы практики. Сознание было рассмотрено как «инобытие деятельности», форма деятельности общественного индивида. Все это хорошо известно и вошло в современные учебники и энциклопедии. Марксистская парадигма исследования социальных явлений сохраняет свою значимость.



Возникли и развиваются концепции практик в современной американской и западноевропейской социологии. Основы новой интерпретации практик были заложены в работах Людвига Витгенштейна и Мартина Хайдеггера. В 1972 году была опубликована работа французского социолога Пьера Бурдье «Набросок теории практики». Концепция практик стала широко применяться в социологических и исторических исследованиях. Не вдаваясь в специальный анализ соотношения марксисткой теории практики и концепции «практик», используемой современной социологией, можно отметить их концептуальное сходство, хотя не всегда очевидное и признаваемое. С точки зрения авторов концепции «практик», их подход к исследованию социальных явлений более «гуманистичен». Он опирается на исследования конкретных практик: как действуют и ведут себя индивиды в повседневной жизни. Этому противопоставляется марксистский и структуралистский анализ социальных макросистем, из которого якобы выпадает индивид. На наш взгляд, в этих подходах нет противоречия. Само исследование конкретных практик, повседневности возможно только тогда, когда решены «общие» вопросы. Повседневность становится значимой и достойной изучения только в рамках определенного понимания того, что такое общество, как оно функционирует и изменяется. Общество должно быть понято как совокупность «практик», организованных определенным образом. Сознание же предстало как нечто вторичное, вербализация практик, форма деятельности и т.д.

Методология, опирающаяся на анализ практик, переносит акцент со структуры общества, системы отношений, на деятельность индивида, который «вовлечен» в эту систему отношений. Деятельность индивида предстает как интериоризация отношений, как их «инобытие». С точки зрения концепции практик индивид выступает, прежде всего, как носитель определенной системы навыков и умений, реализуемых в действиях. Этот опыт, система навыков и умений, есть практическое знание, которое является первичным и служит основой любого «теоретического» познавания, основой научной, философской, нравственной и т.п. рефлексии. Индивид действует, решает практические проблемы, а не «познает» окружающую действительность. Это практическое знание составляет тот фон, ту реальную основу, на которой формируются различные знаковые системы, «языки».

Социальная действительность – совокупность практик, навыков, умений, способов действия, обычаев, сформированных в данной культуре. Практики – упорядоченные совокупности навыков и умений, сконцентрированные в определенных точках социального пространства как социальные роли. Осваивая наборы практик, индивид обретает социальную определенность, становится кемто: «отцом», «сыном», «мужчиной», «женщиной», «плотником», «поваром», «врачом», «жрецом», «политиком» и т.д.

М. Хайдеггер выделяет три составляющие «повседневности». Первое – совокупность инструментов, предметов, снаряжения, используемых в практике для выполнения определенной задачи, а также совокупность соответствующих навыков и умений. Второе – пространство целесообразной деятельности как единство, согласованность практической задачи, инструментов и навыков. Например – строительство дома. Третье – вовлеченный в деятельность индивид, обретающий в ней «идентичность». Например: «быть плотником». Общество предстает как множество «пространств», миров, характеризующихся определенным набором инструментов, навыков, умений и «идентичностей»: мир семьи, медицины, политики, науки1 и т.д. Эти «миры», вовлекая в себя индивида, дают ему то реальное «знание», 1. Географ и почвовед Б.Б. Полынов описывает деятельность ученого следующим образом: «Что бы я ни взял, будь то пробирка или стеклянная палочка, к чему бы я ни подошел: автоклаву или микроскопу, все это было когдато кемто придумано, и все это заставляет меня делать определенные движения и принимать определенное положение. Я чувствую себя дрессированным животным, и это сходство тем полнее, что, прежде чем научиться точно и быстро выполнять безмолвные приказания всех этих вещей и скрытых за ними призраков прошлого, я действительно прошел долгую школу дрессировки студентом, докторантом и доктором…» (173,с.617) на фоне которого только и может существовать язык. На этой же основе формируются различные идеологии, закрепляющие определенные формы практики.





На наш взгляд, концепция практик, используемая в таких дисциплинах, как социология, философия, политология, языкознание, история и др., позволяет раскрыть важные стороны социальных взаимодействий, в частности, более адекватно представить взаимодействие знания и практики в обществе. Практическое знание, существующее как совокупность умений и навыков индивидов, в рамках данной концепции приобретает особую значимость. Эпистемологические исследования, ранее сосредоточенные на анализе «теоретического» знания и, в частности, науки, теперь не могут игнорировать практическое знание как нечто второстепенное, как обыденное знание, знание толпы, поверхностное знание, противопоставляемое сущностному знанию теоретикамудреца. Практическое знание должно быть осмыслено как реальная основа любой «теории», ее исток и тайна.

Не раскрыв эту связь «теории» и реального действования, нельзя понять истоки философии, нравственных, религиозных идей, а, значит, нельзя понять социум во всех его взаимосвязях. Концепция практик дает возможность также более адекватно представить механизм социальных изменений.

Изменение социальных структур может быть понято как изменение практик. Социологи выделяют три способа изменения практик: артикуляция, реконфигурация и заимствование. Артикуляция – когда определенный способ действия, существующий как нечто обычное, само собой разумеющееся, естественное, становится объектом внимания и описания. Любой рецепт, устав, набор правил можно рассматривать как артикуляцию, описание определенной практики. Это позволяет саму практику, принятый способ действия сделать объектом, предметом действия. Реконфигурация и заимствование – переструктурирование практик, перенос определенных способов действия из одной сферы деятельности в другую. Примером может служить перенос некоторых форм культовой практики, например, орфического «созерцания» божества, в античную философию, что дало начало философской «теории» как созерцания божественного мира идей. Другой пример заимствования – перенос в сферу философии элементов технического экспериментирования, ставшего основой научного эксперимента. Можно привести также в качестве примера исследование протестантской этики М. Вебером. Здесь рассматривается, в частности, перенос религиозной практики аскетизма в сферу трудовой деятельности.

Методология, опирающаяся на исследование практик, их формирования, функционирования и изменения, позволяет перейти от общих теоретических конструкций общества к конкретному исследованию самой реальности, соединить сущностный подход с описанием феноменов, социальную структуру и деятельность индивидов. Социальная действительность может быть представлена как взаимодействие трех основных сфер:

П. Монсон говорит о круге: «...индивидуальные поступки (то, что создает) – образцы поведения (то, что формирует) – социальные структуры (то, что оказывает влияние) – индивидуальные поступки – это основная социальная форма, в которой мы, люди, проживаем наши жизни»(143,с78). Переход социологии от макромоделей к исследованию индивида и индивидуальных поступков дает возможность соответственно сместить акценты в исследовании философии, по новому взглянуть на традиционную философскую проблематику.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 38 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.