WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 62 |
К синтезу внимательнее всего относились, пожалуй, исследователи пространственных искусств и, прежде всего, архитектуры, поскольку в советское время синтез архитектуры и скульптуры, отчасти архитектуры и живописи (которым когдато ознаменовал себя «стиль модерн» в архитектуре серебряного века — проекты и здания А. В. Щусева, В. М. Васнецова, С. О. Шехтеля и др., например, МарфоМариинская обитель Щусева, церковь в Абрамцеве Васнецова) до известной степени присутствовал в практике архитектурных исканий. Исследования такого синтеза, подобные содержательной монографии Е. Б. Муриной «Проблемы синтеза пространственных искусств» (1982), немаловажны для литературоведа.} На базе синтеза литература серебряного века пыталась решать некоторые важные и назревшие задачи. Например, это задача расширения выразительносмысловых возможностей прозы за счет усвоения ею (путем адаптации и пересоздания на прозаической почве по принципу аналогии) некоторых приемов поэзии. В данном деле имел немалое значение пример западных литератур (еще в XIX веке И. С. Тургенев создал, оттолкнувшись от опыта Бодлера, свои «Стихотворения в прозе»). А в разгар серебряного века В. Брюсов писал, например: «Верхарн создал новые «роды» и «виды» в поэзии. Никто до него не подозревал, что роман можно сжать до лирического стихотворения»*. {сноска* Весы. 1904. № 3. С. 55.} В других случаях внимание русских художников, обратившихся к творческому синтезу, привлекал опыт западноевропейского искусства. Критики и музыковеды увлеченно констатируют, например, что композитор Рихард Штраус открыл в музыке приемы, идущие от приемов литературы, — «дал начало музыкальному роману, музыкальной прозе»**. {** См.: Весы. 1905. № 3. С. 86.} Когда на Западе живопись импрессионистов, а также импрессионистская музыка стали оказывать влияние на словеснохудожественное творчество, на поэзию, это тоже было живым примером творческого синтеза для русских культурных деятелей серебряного века.

«Синтеза возжаждали мы прежде всего», — писал Вяч. Иванов (курсив наш. — Авторы)*. {сноска* Иванов Вяч. Из области современных настроений//Весы, 1905, № 6. С. 37.} Основу всего и исследовать надо адекватно — тщательное внимание к художественному синтезу серебряного века должно стать одним из основных принципов истории литературы данного периода.

МАКСИМ ГОРЬКИЙ Алексей Максимович Пешков, писавший под псевдонимом Максим Горький (18681936) — прозаик, драматург, публицист, поэт; родился в Нижнем Новгороде в купеческой семье, рано осиротел и воспитывался в доме деда, купца Каширина; разорившись, дед отдал внука «в люди» — в ученики к местному сапожнику, от которого юноша в конце концов ушел, стал участником революционных народнических кружков, затем несколько лет бродяжил по стране. Обширные познания, поражавшие современников, Горький, имевший лишь начальное образование, приобрел самоучкой. О своих злоключениях и скитаниях писатель рассказал впоследствии в трилогии «Детство» (1913), «В людях» (1915) и «Мои университеты» (1923) — которая, впрочем, представляет собой художественное произведение, а не автобиографию в строгом смысле слова. «Босяцкая» жизнь дала Горькому материал для ранних рассказов и повестей «Макар Чудра» (1892, газета «Кавказ», — первая публикация Горькогопрозаика), «Дед Архип и Ленька» (1894), «Старуха Изергиль» (1895), «Челкаш» (1895), «Коновалов» (1897), «Мальва» (1897), романы «Трое» (1900), «Фома Гордеев» (1899) и др. В 18981999 годах вышел сначала в двухтомном, а затем в трехтомном варианте сборник «Очерки и рассказы», принесший Горькому литературную славу. Параллельно он пробовал свои силы и как поэт, создав поэмусказку «Девушка и Смерть» (1892, опубл. 1917), «Песню о Соколе» (1895), «Песню о Буревестнике» (1901), поэму «Человек» (1903), «Легенду о Марко» (1906), ряд лирических стихотворений. С начала 1900х годов Горький раскрывается как драматург — пьесы «Мещане» (1902), «На дне» (1902), «Дачники» (1905), «Дети Солнца» (1905), «Варвары» (1906), «Враги» (1906), «Васса Железнова» (1910) и др. В годы революции 19051907 годов Горький активно помогает возглавляемой его личным другом В. И. Лениным большевистской партии, создает роман о революционерах «Мать» (1906); став политическим эмигрантом, в 19061913 годах живет в Италии на острове Капри. Там созданы сатирические «Русские сказки» (1909), романтические «Сказки об Италии» (19111913), повести и романы «Исповедь» (1908), «Городок Окуров» (1909), «Жизнь Матвея Кожемякина» (19101911), цикл рассказов «По Руси» (19121913) и другие произведения. После Октябрьской революции Горький короткое время был одним из активных ее деятелей и сторонников, но реальный ход событий резко расходился с его мечтами и надеждами. Новые горьковские умонастроения отразились в статьях его сборников «Несвоевременные мысли» (1918) и «Революция и культура» (1918). В 1921 году он выехал на лечение за границу, где прожил до 1928 года (впоследствии регулярно проводил за рубежом холодные календарные месяцы). Основные произведения позднего Горького — очерк «Владимир Ленин» (1924, вторая редакция, с названием «В. И. Ленин», — 1930), роман «Дело Артамоновых» (1925), пьесы «Егор Булычов и другие» (1932), «Достигаев и другие» (1933), второй вариант «Вассы Железновой» (1936), романэпопея «Жизнь Клима Самгина (Сорок лет)» (начат в 1925 году; последняя часть не завершена).

Раннее творчество М. Горького носит «стихийноромантический» характер*. {* В.Г. Короленко писал ему: «Это романтизм. Он давно скончался. Весьма сомневаюсь, что сей Лазарь достоин Воскресения». } Это, видимо, в основном не следствие сознательной авторской ориентации на традиции литературного романтизма, а скорее своеобразная внетрадиционность. Она объективно проистекала из того факта, что молодой автор — самоучка, автодидакт, который еще относительно слабо и не систематически знает историю литературы, самостоятельно, вне педагогического руководства, знакомился, взрослея, с произведениями предшественников (то есть с литературной традицией), но при этом обладает могучим талантом**. {** Впрочем, в первом рассказе «Макар Чудра» доминирует извечный романтический конфликт Любви и Свободы, в русской литературе в аналогичном ключе и на похожем материале, решавшийся в несомненно известных Горькому «Цыганах» А.С. Пушкина. Однако Горький расставляет иные смысловые и стилевые акценты. } Так, в рассказе «Старуха Изергиль» буквально нагнетается пышная и выспренняя словесная образность. Синтаксический параллелизм, образный колорит, общий лирический строй формируют в рассказе с экзотическим названием «Старуха Изергиль» представление о том, что есть истинно человеческое, что такое быть истинно молодым человеком, для которого будущее ясно и прекрасно:

«Они шли, пели и смеялись; мужчины — бронзовые, с пышными, черными усами и густыми кудрями до плеч, в коротких куртках и широких шароварах; женщины и девушки — веселые, гибкие, с темносиними глазами, тоже бронзовые. Их волосы, шелковые и черные, были распущены, ветер, теплый и легкий, играя ими, звякал монетами, вплетенными в них. Ветер тек широкой, ровной волной, но иногда он точно прыгал через чтото невидимое и, рождая сильный порыв, развевал волосы женщин в фантастические гривы, вздымавшиеся вокруг их голов. Это делало женщин странными и сказочными. Они уходили все дальше от нас, а ночь и фантазия одевали их все прекраснее».

То, что выглядело бы у более слабого писателя явным перебором в «красивостях», у раннего Горького оказывается вполне «на своем месте». Броскость образов успешно взаимодействует с энергией и броскостью мысли. Молодой писатель обладал пытливым умом и не просто был в курсе философских увлечений своего времени, но имел самостоятельную личную точку зрения на самые животрепещущие вопросы. Русское общество переживало растущее увлечение этикофилософскими идеями Ф. Ницше. Горький даже портретно подражал ему, отпустив характерные усы. И романтический декор становится в «Старухе Изергили» художественной составляющей разговора о сильной личности, красочной гаммой, необходимой для обрисовки в рассказе двух полюсов темы «сверхчеловека». Эти полюса представлены, с одной стороны, в рассказанной старухой легенде о Ларре и, с другой, в ее легенде о Данко.

Весьма удачна композиция: старуха Изергиль вначале излагает первую легенду, затем следует история ее собственной — реальной — жизни, а в заключение идет легенда о Данко. Однако прошлая жизнь старухи столь захватывающе необычна, что воспринимается буквально как еще один сюжет из сказочного мира Ларры и Данко. С другой стороны, история старухи «оживляет» (как словно бы реально имевшее место в прошлом) то, что старуха Изергиль повествует в обеих легендах.

Легенду о Ларре Изергиль предваряет весьма характерным замечанием, обращенным к лирическому герою произведения: «У!.. стариками родитесь вы, русские. Мрачные все, как демоны... Боятся тебя наши девушки... А ведь ты молодой и сильный...». После этого она указывает на «облако, которое плыло ближе к земле, чем другие, и скорее, чем они» и неожиданно заявляет, что это «идет Ларра»:

«Он уже стал теперь как тень, пора! Он живет тысячи лет, солнце высушило его тело, кровь и кости, и ветер распылил их. Вот что может сделать Бог с человеком за гордость!..».

Ларра — сын женщины, «черноволосой и нежной, как ночь», которую когдато унес «во время пира» «спустившийся с неба» орел. «Через двадцать лет она сама пришла, измученная, иссохшая, а с нею был юноша, красивый и сильный, как сама она двадцать лет назад. И, когда ее спросили, где была она, она рассказала, что орел унес ее в горы и жил с нею там, как с женой. Вот его сын, а отца нет уже; когда он стал слабеть, то поднялся в последний раз высоко в небо и, сложив крылья, тяжело упал оттуда на острые уступы горы, насмерть разбился о них...» Вскоре сын орла неожиданно убил оттолкнувшую его девушку, заявив людям: «Я убил ее потому, мне кажется, — что меня оттолкнула она... А мне было нужно ее. — Но она не твоя! — сказали ему. — Разве вы пользуетесь только своим? Я вижу, что каждый человек имеет только речь, руки и ноги... а владеет он животными, женщинами, землей... и многим еще... Ему сказали на это, что за все, что человек берет, он платит собой: своим умом и силой, иногда — жизнью. А он отвечал, что он хочет сохранить себя целым. Долго говорили с ним и наконец увидели, что он считает себя первым на земле и, кроме себя, не видит ничего. Всем даже страшно стало, когда поняли, на какое одиночество он обрекал себя».

После этого сын женщины и орла «получил имя Ларра, что значит: отверженный, выкинутый вон». Замученный одиночеством, он скитается веками и не может умереть... Гордо противопоставив себя всем, он обрел наказание «в себе самом». Предельный эгоцентризм в итоге сделал «сверхчеловека», «сильную личность» несчастнейшим из людей.

Другой, противоположный по своему нравственному смыслу, образ «лучшего из всех» содержится в легенде о Данко. Готовя композиционный переход к этому сюжету, Горький заставляет лирического героя вдруг заметить, что «в степной дали, теперь уже черной и страшной, как бы притаившейся, скрывшей в себе чтото, вспыхивали маленькие голубые огоньки». Старуха Изергиль так объясняет ему их происхождение:

«Эти искры от горящего сердца Данко. Было на свете сердце, которое однажды вспыхнуло огнем... И вот от него эти искры».

Согласно легенде, некое племя людей было побеждено и загнано врагом в дремучие болотистые леса, где люди стали погибать. «Уже хотели идти к врагу и принести ему в дар волю свою, и никто уже, испуганный смертью, не боялся рабской жизни... Но тут явился Данко и спас всех один».

Старуха Изергиль характеризует его так:

«Данко — один из тех людей, молодой красавец. Красивые — всегда смелы». Люди «посмотрели на него и увидали, что он лучший из всех, потому что в очах его светилось много силы и живого огня. — Веди ты нас! — сказали они. Тогда он повел...».

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 62 |




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.