WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 10 |

Леопольд Блауштайн

ИМАГИНАТИВНЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ.

Исследование на границе психологии и эстетики.

Вступление.

Наука о представлениях принадлежит к наиболее развитым разделам дескриптивной психологии. [1 Я не противопоставляю дескриптивной психологии экспериментальную впрочем, в согласии с интенциями выдающихся психологовэкспериментаторов, например, Кёлера, Вертхаймера и прочих. Описание и эксперимент являются двумя методами одной и той же дисциплины. Это не исключает того, что среди предметов психологических исследований существуют области, доступные или же только описательному методу, или же только экспериментальному. Однако, возможно, что в преобладающей части описание и эксперимент являются двумя фазами психологических исследований. Иногда эксперимент верифицирует результаты дескриптивной психологии, однако обычно [в нем] исследуют специфические вопросы, опираясь на основные понятия, проанализированные и определенные в границах дескриптивной психологии. Такими основными понятиями как верно утверждает Креутц ("Попытка определелния нескольких основных понятий психологии", Przeglad Filozoficzny, R.30, Z.IV.1927) являются, например, понятия психического переживания, психического состояния, психического элемента, свойств психических явлений и т.д. "Ведь для научного описания какихто явлений пишет Креутц необходим аппарат описательных понятий, точно определенных и хорошо приспособленных к свойствам исследуемых явлений". Образование одного из таких понятий, а именно понятия имагинитивного представлелния и является задачей настоящей работы.] Благодаря выработке целого ряда новых понятий она получила весьма утонченный понятийный материал, позволяющий описывать множество незамеченных до настоящего времени состояний вещей. Несмотря на это она содержит еще много нетронутых, либо достаточно невыясненных проблем. Одному из таких вопросов посвящено настоящее описание. А именно, оно касается определенного вида представлений, специфическая природа которых может быть выявлена лишь при использовании в исследованиях этого нового понятийного материала. Имагинативные представления именно так я назову этот вид представлений не имеют такого большого практического значения, как, например, наблюдаемые воображения. Однако без их исследования не удается помыслить психологии театрального зрителя или кинозрителя, психологии человека, наслаждающегося произведениями изобразительных искусств, психологии некоторых видов религиозных переживаний и т.п. В общей дескриптивной психологии они равноправны наряду с репродуктивным и продуктивным воображением. Обстоятельства же, в которых появляются имагинативные представления, приводят к тому, что их исследование проводится на границе эстетики.

Последующие ниже описания будут составлять только незначительную часть исследуемого материала имагинативных представлений и поэтому во многих направлениях несомненно потребуют усовершенствований и далеко идущих обобщений. Однако они выполнят свою задачу, если смогут обратить внимание психологов на этот интересный вид представлений. Они опираются на результаты исследований, относящихся к конструкции представлений, проведенных рядом известных ученых. Поэтому во вступлении я вкратце представлю их. Это будет полезно и с той точки зрения, что разнообразие терминологии отдельных исследователей вызывает впечатление хаоса также и там, где его в действительности нет. [2 Содержание изложенных ниже выводов в главных чертах содержалось в двух докладах, прочитанных 15 мая 1925 г. и 21 мая 1926 г. в философском Конверсаториуме студенческой молодежи во Львове и в докладе, прочитанном на I Съезде студенческих философских кружков польских университетов в Варшаве в сентябре 1927 г. Настоящая же работа появилась в философском семинаре Проф. Твардовского в 1926 г. Ценным замечаниям г. Проф. Твардовского, а также гг. Проф. Айдукевича, Доц. Ингардена и моих университетских коллег ниже изложенные выводы обязаны многими усовершенствованиями, за что я выражаю здесь глубокую благодарность. ] РАЗДЕЛ ПЕРВЫЙ.

Вступительные замечания о конструкции представлений.

§ 1. Представление является своеобразным, простым интенциональным психическим актом, составленным из двух несамостоятельных частей: качества и материи. [3 Мы пользуемся здесь терминологией Гуссерля ("Logische Untersuchungen", I. Изд. 19001, III изд. 1921, т.II). Это же различие мы находим уже в работе Твардовского "Zur Lehre vom Inhalt und Gegenstand der Vorstellungen", 1894, а именно, в последующих параграфах этого произведения, а также в работе Мейнонга "Uber Gegenstande hoherer Ordnung", 1899, но названное иначе ("акт" и "содержание"). После 1900 г. это различение использовал целый ряд авторов, например, Виташек, Линке, Мессер и прочие.] Материю акта можно также назвать его "психическим содержанием". Психическое содержание является той несамостоятельной частью акта, вследствие которой акт обращен именно к этому, а не иному предмету и представляет свой предмет наделенным такими, а не иными свойствами. Качество акта является той несамостоятельной его частью, которая приводит к тому, что он является именно представлением, а не суждением или чувствованием. Взаимная несамостоятельность качества и материи приводят к тому, что в интроспекции нам дана всегда составленная из обоих целостность и никогда качество без материи или материя без качества. К выделению путем абстракции обоих этих составляющих акта нас побуждает целый ряд аргументов, приводимых Твардовским, Мейнонгом, Гуссерлем и прочими, не опровергнутых в философской литературе и по сегодняшний день. [4 Полемика Марти ("Untersuchungen zur Grundlegung etc.", 1908), а также его учеников, например, Кастиля ("Studien zur neueren Erkenntnistheorie", 1909) покоится на, вообще, неверном понимании выводов Твардовского. Сам же Марти вводит понятие содержания, аналогичное понятию содержания у Твардовского, хотя и названное иначе (I. c. str. 410 замеч.).] Единственным серьезным аргументом "против" является утверждение, что в интроспекции не наблюдаема материя акта. Однако этот аргумент покоится а) на неверном предположении, что психическое содержание акта следует искать в сознании как нечто выступающее наряду с актом, тогда как оно выступает всегда в акте, тесно связанное с его качеством, а также б) на ошибочной интерпретации того, что дано в интроспекции, дано как сугубо качество, что приводит к абсурдным следствиям и не позволяет выяснить большое число психологических вопросов. [5 Несомненно качество и материя акта являются чемто гипотетическим, опирающимся на непосредственных данных опыта и выведенным для их объяснения. Подобно наукам о внешнем мире, равно и в психологии, чистое описание недостаточно, разве что ктото удовлетворится метафорами. Гипотетические факторы в дескриптивной психологии необходимы и весьма полезны. "Описание психических событий, невзирая на то, каким образом мы их выявляем, ни в коей мере не исчерпывает задач психологии и только в малой части удовлетворяет потребности синтетического представления фактов сознания. Ведь психология стремится дать отчет не только в том, как при помощи интроспекции представлены психические переживания, и поэтому не только стремится получить наиболее правильное их описание, но также обнаружить возникающую между ними связь и привести глубинные причины, благодаря которым в сознании появляются переживания и проявляется то или иное их развитие. Свою первую задачу психология выполняет при помощи описательных понятий, второе и третье при помощи функциональных понятий" (Blachowski, "Nastawienia i spostrzezenia", 1917, str.13). Такими функциональными понятиями являются понятия качества и материи акта, а поэтому относящиеся к ним выводы (напр. в § 19) будут обладать гипотетическим характером, в отличие от описательного характера преобладающей части дальнейших рассуждений.] Наконец следует обратить внимание на тот факт, что различение акта и содержания, а также содержания и предмета представления оказалось чрезвычайно плодотворным не только в исследованиях дескриптивной психологии, но также и в науке о значениях, для эпистемологии и т.п.

§ 2. Представление определяется как психический интенциональный акт. Акт является интенциональным это значит, что он есть направление [волевого усилия], т.е. устремлен к какомуто предмету. Выражение "интенциональное отношение" мы избегаем, поскольку оно является источником многочисленных недоразумений. Возникает вопрос: где находится эта интенциональность акта, в качестве, в материи, или же в обоих? В материи акта интенциональность не может иметь свой источник. Ведь существуют согласно взглядам многочисленных ученых такие психические интенциональные акты, которые не имеют своей материи, например, чувствование. [6 Согласно Мейнонгу психическим содержанием обладают все психические акты ("Uber emotionale Prasentation", 1917).] Таким образом, я допускаю, что интенциональность содержится в качестве акта. Следовательно, качество акта является той несамостоятельной частью акта, которая приводит к тому, что акт обращен вообще к какомуто предмету и что обращен к нему некоторым специфическим образом. Представливание, суждение etc. отличаются поэтому между собой видом качества акта, т.е. способом, каким они обращаются к своему предмету, а следовательно первое лишь выявляет его, второе утверждает его или отбрасывает и т.п. Материя же акта придает интенции направление, обращает ее к тому, а не иному предмету, а также приводит к тому, что она содержит предмет как таковой, а не иной. В психических актах, в которых по мнению некоторых отсутствует собственная материя, эту задачу выполняет материя представления, являющаяся психологическим основанием этих актов (например, при восприятии представляемых чувств), иногда вместе с материей суждения (например, при чувствах убежденности). [7 Чувства представления от чувств убеждения отличал Мейнонг. Это различие углубил Виташек (Meinong, "Psychologischethische Untersuchungen zur Werttheorie", 1894; Witasek, "Grundzuge der allgemeinen Asthetik", 1904). См. также Twardowski, "Rozprawy i artykuly filozoficzne", 1927. Str.411.] § 3. С представливанием некоторым специфическим способом связаны первичные или вторичные содержания чувств (краски, звуки и т.п.), комплекс которых совместно с проявляемыми качествами образует содержание, сопоставляющее данному представлению предмет, указанный этим содержанием. В связи с этим остается действительным психологический закон, что представливание сопровождают некоторые моменты наглядности, воображения, т.е. некоторые содержания чувств, если речь не идет о представлении фактов психики. Представляющее содержание представления не идентично с его психическим содержанием, с материей акта представления. В некоторых видах представлений тесно связанное с ними содержание, представляющее нам предмет, выполняет функцию его изображения или образа, в других только функцию знака. Это второе по порядку понятие содержание представления, а именно понятие представляющего содержания мы со всей выразительностью находим уже в начальных выводах "Zur Lehre etc." Твардовского, а также у Корнелиуса, затем у Гуссерля, Штумпфа, Липпса, Крайбига, Блаховского, Витвицкого и прочих. [8 Cornelius, "Psychologie als Erfahrungswissenschaft" 1897; Stumpf, "Erscheinungen und psychische Funktionen", 1907, "Zur Einleitung der Wissenschaften", 1907; Lipps, "Inhalt und Gegenstand. Psychologie und Logil", 1905, "Leitfaden der Psychologie", II Aufl. 1906, "Bewusstsein und Gegenstande", 1907; Kreibig, "Die intellektuelen Funktionen" 1909; Witwicki, "Psychologia" I. 1925; Blachowski Op.cit., Husserl Op.cit.] Это понятие содержания обще как сторонникам функциональной психологии, признающим интенциональные акты, так и психологии явлений, остающейся под влиянием Маха и отрицающей акты.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 10 |




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.