WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |

А.В.Лебедев

ИНФОРМАЦИОННЫЙ МЕНЕДЖМЕНТ КАК ТЕХНОЛОГИЯ МУЗЕЙНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Говорят, в середине прошлого века в цехах одного американского завода появился лозунг: «Шевелись, не то тебя заменят кнопкой!» Было такое или не было точно не знаю. Не важно это! А важно то, что хлесткая фраза отражает суть перемен, которые принесла с собой автоматизация производства.

Сегодня нечто похожее происходит в музейной сфере. Долгое время одним из существенных показателей профессионального уровня музейного работника был объем знаний, хранящихся в его голове.

* Вот фотография мужского портрета кисти художника N из собрания нашего музея… * Спросите у Иван Иваныча… Иван Иванович, покопавшись в памяти, сообщает, кто изображен на портрете, откуда родом автор, что существует вариантповторение этого произведения и что сведения о портретисте можно найти, к примеру, в РГАДА… И посетитель уходит, восхищенный высоким профессионализмом консультанта… Сейчас Иван Ивановича с успехом может заменить информационная система. А если этого уже не произошло, то по единственной причине: не нашелся пока человек, который бы грамотно ее спроектировал. Конечно, такой проектировщик должен быть специалистомпредметником, но его квалификация определяется не объемом фактических сведений из области истории искусства, а способностью предвидеть характер запросов и умением структурировать информацию.

У нас на глазах изменяется предмет гуманитарных занятий. Чтобы разобраться в этой проблеме, следует сказать несколько слов о месте информационных технологий в постиндустриальном обществе.

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В ПОСТИНДУСТРИАЛЬНОМ ОБЩЕСТВЕ Мы живем в эпоху перехода от индустриальной (товаропроизводящей) к постиндустриальной (обслуживающей) экономике.

В индустриальном обществе основная борьба ведется за доступ к ресурсу. Попросту говоря, власть принадлежит тому, кто добрался до нефтяной скважины. Чем меньше тех, кто может качать из нее нефть, тем лучше каждому из них. А если комуто удается устранить конкурентов и остаться у «крана» в одиночестве, возникает идеальная для него ситуация: он становится монополистом, именно ему принадлежит власть в обществе.

В информационную эпоху ситуация заметно усложняется. По справедливому наблюдению В.Л.Иноземцева, «информация не только наиболее демократичный источник власти», но и наименее демократичный фактор производства, «так как доступ к ней отнюдь не означает обладания ею, …ей присуща избирательность, что… и наделяет ее владельца властью. …Впервые в истории условием принадлежности к господствующему классу становится не право распоряжаться благом, а способность им воспользоваться». [1 Иноземцев В.Л. «Класс интеллектуалов» в постиндустриальном обществе // Социс, 2000, № 6. С. 74 ] На смену эры рокфеллеров приходит эпоха биллов гейтсов: одним из ключевых источников общественного развития становится теоретическое знание. Власть переходит к тому, кто способен верно улавливать тенденции развития и использовать их в своих целях. А способность эта во многом связана с владением информацией.

Не менее важна для постиндустриальных технологий стратегическая инициатива: возможность влиять на глобальные процессы и поворачивать их в нужное русло. Стратегическая инициатива удерживается, в первую очередь, за счет темпа. В корне меняется характер конкуренции: побеждает не тот, кто сделал лучше или дешевле, а тот, кто сделал раньше. Самым дефицитным ресурсом становится время. Вот лишь один пример: «Макинтош» проиграл Россию IBM/PC совсем не потому, что его система была хуже, а потому что позже пришел на российский рынок, упустил время и потерял на данном направлении стратегическую инициативу. Возможно, произошедшее необратимо: «железо» попрежнему будет обновляться, но на PC и для PC уже так много сделано, что вряд ли массовый российский пользователь и в будущем захочет пересаживаться на «Макинтош». Если только не будет изобретено и предъявлено нечто, перекрывающее по привлекательности неизбежные издержки. Но для этого потребуется значительное технологическое опережение, большой ресурс времени.

Экономистами и философами разработан ряд моделей постиндустриального общества. [2 См. Touraine A. La societe postindustrielle. Paris, 1969; Bell D. The coming of postindustrial society. N.Y., 1973; Brzezinski Z. Between two ages: America’s role in the technetronic era. N. Y., 1970; Toffler A. The third wave. N.Y., 1980; Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура. М., 2000; и др.] Одна из наиболее известных модель информационного общества. В информационном обществе основным фактором социальной стратификации становится образование и профессионализм, а главным конфликтом в системе производственных отношений конфликт между знанием и некомпетентностью. Нельзя не упомянуть еще об одном обстоятельстве. Уже сейчас компьютерная техника обладает избыточной мощностью, благодаря чему уровень технического оснащения субъекта информационной деятельности отходит на второй план. На первое место выдвигается идея. Лидером оказывается не тот, у кого лучше станок (так было на индустриальной стадии), а тот, кто лучше придумал. Гуманитарное знание становится производящим.



МУЗЕЙ КАК ИНФОРМАЦИОННАЯ СИСТЕМА Приведенная схема поможет нам разобраться с информационной деятельностью музея. [3 Данная схема была разработана во время проектноаналитического семинара «Информационный менеджмент в сфере культуры» (Петрозаводск, 9 – 13 июля 2000 года) группой «Информационноресурсные центры» (координатор группы – С.Э.Зуев) как схема деятельности подобного центра. Однако, эта схема вполне годится для более общего разговора об информационной деятельности.] Не трудно убедиться, что в любом музее (даже самом традиционном, не использующем новых информационных технологий) движение информации происходит в соответствии с этой схемой.

Фаза А. Представим себе, что в музей поступило новое произведение. Сначала оно анализируется или, в соответствии с музейной терминологией, проходит экспертизу. Не обязательно полную с определением автора и точной датировки, но, как минимум, первичную, предварительную. В результате чего его определяют в соответствующий фонд (например, в Отдел живописи второй половины XIX века).

Фаза B. Далее произведение разными способами описывается: вносится в инвентарную книгу, фотографируется (фотосъемка, в данном случае, тоже способ описания), заводится научная карточка и т.д.

Фаза С. Потом произведение может быть предъявлено в экскурсии и/или опубликовано в альбоме, путеводителе, монографии о художнике и др. Понятно, что в каждом случае оно будет особым образом интерпретировано в диапазоне от самого популярного до глубоко научного описания.

Фаза D. На этой стадии произведения может быть включено в новые контексты. Например, плакат выставки с супрематитической композицией Малевича может украсить жилой интерьер, слайд с картины Левитана «Весна. Большая вода» будет показан на уроке природоведения в школе, а фрагмент центральной части шишкинского «Утра в сосновом лесу» превратится в фантик конфеты «Мишка косолапый». Тем самым произведение продвигается в социум.

Хотелось бы отметить одно немаловажное обстоятельство: на фазах B, C, D работа идет не столько с произведением, сколько с разными типами его описания, с информацией о нем. Это дает нам основание рассматривать музей как информационную систему.

Как же изменяются параметры этой системы с приходом новых информационных технологий? Очевидно, что информационные технологии не оказывают заметного воздействия на природу традиционных музейных занятий (экспертизы, учета, каталогизации, популяризации), но ощутимо влияют на механизмы, действующие на переходе от одной фазы к другой, качественно изменяют процессы, обозначенные на схеме стрелками. Именно эти процессы, а также проблемы, возникающие в связи с ними, станут предметом дальнейшего разговора.

РЕСУРСЫ КУЛЬТУРНЫЕ И РЕСУРСЫ ИНФОРМАЦИОННЫЕ Начнем с перехода A®B (Анализ®Описание). Если в сфере анализа культурного материала возможности компьютера достаточно ограничены и главным инструментом продолжает оставаться глаз эксперта, то процесс описания музейного предмета может быть в значительной мере автоматизирован. Сегодня музеями широко используются автоматизированные системы учета и документооборота, позволяющие перепоручить машине значительную часть рутинной бумажной работы. Однако прежде чем автоматизация начнет приносить ощутимые плоды, необходим большой труд по вводу информации в компьютер. [4 Существует технология, позволяющая вводить информацию из старых инвентарных книг, научных картотек и пр. в автоматическом или полуавтоматическом режиме (т.н. ретроконверсия), но музеи прибегают к ней сравнительно редко. Это связано с тем, что качество информации, накопленной на «бумажных носителях», не вполне удовлетворяет самих ее владельцев. Записи неполны, изобилуют ошибками, содержат устаревшие сведения и т.п. При этом более точная и свежая информация содержится непосредственно в головах музейных работников, но переносится в научноучетную документацию с большим запозданием. В этой связи процесс ввода данных с клавиатуры силами научных сотрудников рассматривается руководством музеев как содержательный (информация параллельно дополняется и уточняется). ] Вот как пишет об этом этапе компьютеризации зав. отделом учета Псковского музеязаповедника: «Учет фондов предполагает кропотливую бумажную работу, достаточно однообразную, состоящую из многократного повторения одних и тех же данных в различных документах. Пишешь, пишешь, а тут еще в компьютер то же самое надо занести. Отдачи почти никакой, но было интересно, и мы верили, что это необходимо. Может, поэтому мы и не бросили это дело». [5 Горбачева В.В. Зачем музею компьютер? // Музея дивное пространство: храм памяти, наук и муз. Псков, 2002. С. 219] Понятно, что этот труд оправдан только в том случае, когда введенная информация доступна не только тому, кто ее ввел, а всем заинтересованным лицам (как минимум, из числа сотрудников того же музея), или, говоря научным языком, когда создается информационный ресурс общего пользования. Процесс этот психологически достаточно болезнен, [6 Характерны в этом смысле наблюдения сотрудников фирмы АльтСофт: «Когда мы впервые приезжаем в какойнибудь музей для внедрения там АИС, то обязательно сталкиваемся с вопросом о разграничении доступа к информации. Такое разграничение информационная система обеспечивает. Например, хранителю фонда археологии не предоставляется возможность редактирования описаний живописных произведений. Но иногда в музее находится особо бдительный сотрудник, который выставляет требование, чтобы то, что он ввел в базу данных, никто не мог не только поправить, но и вообще увидеть. Разъяснительные беседы о корпоративных базах данных, разнице между информацией и тайными знаниями и т.д. обычно его сомнений не рассеивают. Оптимизм внушает то, что ни разу этот вопрос не поднимался вторично. Когда по прошествии какогото срока мы посещаем тот же музей, то выясняется, что наш бдительный сотрудник, поработав с информационной системой, просто забыл о своих былых притязаниях» (Кощеева Е.Л. Создание и использование музейных информационных ресурсов // Музей будущего: информационный менеджмент. М., 2001. С.44).] т.к. его результатом становится отделение знаний от их живого носителя или, пользуясь терминологией В.Н.Сорокина, превращение жреца в технолога. [7 См. Музей и коммуникация: Концепция развития Самарского областного историкокраеведческого музея им. П.В.Алабина. Самара, 1998. С. 17] «По мере роста информационных ресурсов музея (числа описаний предметов в базе данных) расширяется сфера использования информационной системы. С достижением некоего критического объема … качественно эффективнее начинает работать функция обработки запросов поиск по базе данных. […] Возможности поиска по базе данных, обработка запросов это как раз то принципиально новое, что могут дать только современные информационные технологии. Представим себе, что в наш гипотетический краеведческий музей пришел некий гражданин, который интересуется конкретной темой, например, церковью, от которой давно и следа не осталось. Этот гражданин хочет написать статью, прочесть лекцию, организовать выставку. В былые, докомпьютерные времена гипотетический сотрудник музея мог только развести руками: «Да, у нас точно чтото есть. Лично я храню фотографии, их всего гдето тысяч тридцать. Искать будем?». Такой ответ нисколько не умаляет достоинств нашего хранителя, ибо человеческая память, в отличие от компьютерной, имеет свой физиологический предел. Автоматизированная информационная система с таким запросом легко справляется». [8 Кощеева Е.Л. Создание и использование музейных информационных ресурсов // Музей будущего: информационный менеджмент. М., 2001. С.37.] Описанный случай для АИС, действительно, прост.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.