WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 |

Лахманн, Рената. Демонтаж красноречия. –

СПб., 2001. – С. 521.

ВВЕДЕНИЕ: РИТОРИКА И ЕЕ КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИЯ I Риторика предстает перед нами как старая и одновременно как новая дис­циплина, как дисциплина, которая была предана забвению и «вновь откры­та». Эта двойственность связана, кроме всего прочего, с ее ролью в исходном коммуникативном пространстве, в котором она приобрела свою значимость, но прежде всего — с различными функциями1, которые она выполняла в ан­тичности, в средневековье, в эпоху Ренессанса и барокко, а также в эпоху классицизма. В конце XVIII в. риторика вынуждена была уступить эти функ­ции другим инстанциям и дисциплинам, но в XX в. она, как кажется, шаг за шагом отвоевывает их вновь.

Чтобы разъяснить реабилитацию риторики, которая по причине совер­шенно иной ценностной иерархии XVIII в. оказалась несовместимой с его концепцией творческой речи и творческой литературы и поэтому утратила свой былой авторитет, мы хотели бы в последующем предложить определе­ние функций риторики и, ориентируясь на это определение, попытаться про­следить отдельные функции и их изменения на примечательных этапах исто­рии дисциплины. При этом мы будем исходить из предположения, что полифункциональность риторики, которую она приобрела уже в первичной области своего влияния, в той же степени способствовала ее вытеснению на периферию, в какой она привела к возобновлению интереса к риторике.

В рамках «ренессанса» риторики, начавшегося в 60е годы, решающие акценты расставил Ролан Барт. В своей интерпретации исторической и соци­альной роли риторики он предлагает функциональное определение, которое дифференцирует другие, бывшие распространенными, и дает импульс к дальнейшим размышлениям2. Барт определяет риторику как технику (technique), т. е. как «искусство» в классическом смысле этого слова, а именно в смысле убеждения, которое сформулировано как «ensemble de regles, de recettes»*. Далее риторика предстает как представление, включающее живой контакт между ритором и его учеником, который, однако, был утерян на более позднем этапе развития риторики в результате ее институционализации. К функциям искусства и наставления добавляется функция науки, или точнее, протонауки * Совокупность правил, рецептов (франц.).

(protoscience). Здесь Барт различает три аспекта. Вопервых, автономное на­блюдение определенных однородных феноменов языка (а именно силу его воздействия). Затем классификацию этих феноменов (самым известным ре­зультатом которой является список риторических фигур) и в конце концов operation в понимании Луи Ельмслева, т. е. метаязык (как аппарат ритори­ческих трактатов), означаемым которого является объектный язык, а именно язык аргументации (langage argumentat) и фигуративный язык (langage «figure»). Кроме того, Барт рассматривает риторику как мораль (morale). Здесь она оказывается неоднозначной в том смысле, что представляет собой систе­му правил. С одной стороны, она является «сборником рецептов», руководи­мым практической целью, с другой — набором моральных предписаний, как следует оценивать языковые «отступления от нормы». По причине того, что риторика выступает как привилегия господствующего класса, она может быть понята и как социальная практика (pratique sociale). Из того, что риторика как институционализованная система, могущая действовать репрессивно, все­гда вызывает к жизни и антисистему, вытекает последняя ее функция, ставя­щая под вопрос все предыдущие, — функция антириторики. Она проявляет­ся как шуточная практика (pratique ludique), в которой все элементы, консти­туирующие серьезную риторику, выворачиваются наизнанку и создают свое­го рода «черную риторику» (rhetorique noir), которая допускает алогизмы в аргументации, непристойное и скабрезное в качестве темы, гротескную и бурлескную окраску тропов и фигур. Анализ языковой манеры романа Рабле «Гаргантюа и Пантагрюэль», предпринятый M. M. Бахтиным, касается именно этого вида риторики, выделенного Бартом.

Дифференцирующий подход Барта представляет интерес с той точки зре­ния, что он раскрывает функциональное разветвление риторики в ее истори­ческом развитии и ее положение, меняющееся в зависимости от отдельных культурных контекстов. Этот подход можно было бы уточнить и модифици­ровать. В последующем мы предлагаем различать риторику как дисциплину и риторическое как речевую практику и для определения статуса риторики как дисциплины выделить лишь четыре аспекта:



риторика как искусство убеждающей речи;

риторика как учение в институционном смысле;

риторика как дескриптивная инстанция;

риторика как нормативная инстанция.

Особый акцент на дескриптивном и нормативном аспектах риторики по­зволяет, с одной стороны, рассматривать последнюю в качестве вторичной грамматики, и с другой — определить ее культурную функцию. В этой связи напрашивается понятие метатекста, введенное типологией культуры, ориенти­рованной на семиотику3, в целях идентификации подсистем или частей сис­тем, которые порождает культура, чтобы иметь возможность описывать раз­личные формы своего проявления. Метатекст как система описания или, точ нее самоописания культуры принимает на себя в этом описании также и норматирующую и, тем самым, организующую функцию, которая способствует консолидациии культуры и формулирует ее самосознание, что особенным обра­зом касается риторики как вторичной грамматики.

II Если рассматривать функцию риторики как часть (общего) коммуника­тивного кода или как субкод, а именно как ту его часть, которая отвечает за построение коммуникативных ситуаций, определенных эстетической доми­нантой (поэтический код), то ее статус вторичной грамматики может быть подтвержден, т.к. риторика репрезентирует не первичный код языка, а поэти­ческий — как строящийся на первичноязыковых и других первичных кодах. В роли вторичной грамматики4 риторика — соответственно трем сводам пра­вил, которые она устанавливает для построения каждого отдельного тексто­вого уровня в рамках тройной модели — охватывает собственно три таких грамматики, причем та, которая относится к области elocutio*, наиболее явно демонстрирует свою вторичность.

Формулируя правила на основе знания грамматики первичного языка, грам­матика elocutio как субкод, представляющий код поэтический, принимает на себя роль функциональной прагматики. Последняя предоставляет сведения об упот­реблении уже определенных языковых форм по отношению к конкретной цели (составление речи или текста) и дает указания по нахождению новых языковых форм, мотивированных уже определенными.

При дифференцировании отдельных правил в грамматике elocutio рито­рика действует согласно критерию, заложенному в степени и виде изменения (mulatto), которые репрезентируют объясняемые ими формы относительно грамматики первичного кода. Описанная в этих правилах вторичность вербальнопоэтического субкода приблизительно определима через конкретную дистанцию между вербальным первичным и вторичным кодами (а именно, что касается как лексики, семантики, синтаксиса, морфологии, так и фонети­ки, интонации и т. д.). Из этого возникают различные виды и степени вторичности или «тропичности». В определенных Квинтилианом категориях adiectio, ajjractio, transmutatio, immutatio (прибавление, отвлечение, изменение, неизменность) следует видеть попытку систематизации процедур тропичности.

В тех культурных контекстах, где риторика была развита как описательная система или перенята из другой культуры, она получила роль, требовавшую от нее определения языковых приемов для построения различных коммуникативных ситуауаций. Определению приемов должен был предшествовать процесс, в результате которого каким бы то ни было образом определенная «исходная», единая коммуникативная ситуация, соединявшая в себе эстетические и практические цели речи, * Слога (лат.). Повторяющиеся латинские термины переводятся в тексте при первом их появлении и вынесены в «Словарь терминов» в конце книги.

распадалась на множество различных способов коммуникации. Формирование отдельных функциональных языков ясно показывает, насколько была развита дифференциация коммуникативных потребностей. Одним из следствий этого процес­са было оформление резкого разграничения между чисто эстетическими и чисто практическими речевыми задачами.





Можно установить, что этому множеству функционализованных языков с различными речевыми задачами соответствует развитие риторического опи­сательного аппарата, который на основе модели «источникадресат» опреде­ляет вербальные и экстравербальные (например, жестикуляционные) стратегии по отношению к конкретным речевым ситуациям. Риторика является той ин­станцией, которая формулирует полифункциональность языка при помощи экс­плицитной изоляции отдельных языковых функций. Как функции в этом смысле слова можно интерпретировать так называемые officia или действенные компо­ненты речи, которые сочетаются с установкой отдельного коммуникативного акта на конкретную речевую цель и гарантируют реализацию определенных родов речи и текста. Установление преобладания одного из трех компонентов воздей­ствия — probare, movere, delectare (доказательство, побуждение, увеселение) — представляется как попытка систематического подразделения языковых дей­ствий с соответственно различными, но точно очерченными коммуникативны­ми задачами внутри замкнутого культурного пространства. Собственная модель, создаваемая культурой, является предметом рефлексии для риторического опи­сательного аппарата.

Это специфицирующее, ориентированное на прагматику подразделение язы­ковых функций и отнесение их к четко определенным типам речи (а именно к политической речи, к судебной речи и к торжественной или парадной речи) яв­ляется включенным в культурный контекст, в котором зародилась риторика. Этот античногреческий контекст допустил возникновение и развитие комплекса ком­муникативных ситуаций и появление множества отграничивающихся друг от друга и конкурирующих друг с другом функциональных языков. Дифференциа­ция речевых ситуаций привела при этом к укреплению позиций определенных родов речи и связанных с ними функциональных языков. Риторическое описа­ние тексто (рече) производства включает в себя составление трех комплексов правил и вместе с тем (имплицитно) набросок трехэлементной модели текста: перечисляются «тематические» приемы (в области inventio — изобретения), при­емы по образованию текстовых единиц (в области dispositio — разделения, ком­позиции) и вторичноязыковые или стилистические приемы (в области elocutio), которые соответственно образуют один определенный уровень текста. Относи­тельно применения этих приемов в смысле функционализации языка с направленностью на определенную коммуникативную цель риторика дает точные пра­вила выбора и комбинации, причем с функциональноречевой точки зрения она связывает определенные приемы с определенными результатами и закрепляет эту прагматическую связь, снабжая ее оценочным индексом.

Оценочная фиксация процедур выбора и комбинации соотносится с кон­цепцией коммуникативных ситуаций, приобретшей значимость в рамках того или иного культурного контекста. В связи с этим явно дает о себе знать нор­мативный компонент риторических описательных операций. Развивается си­стема вторичноязыковых знаков, базирующихся на первичном языке. Эту систему несомненно следует рассматривать как коррелят внутрикультурных социальных и эстетических ценностей. Такая дескриптивнонормативная система знаков и знаковых соотношений высшего порядка приобретает квазиуниверсальную значимость путем укоренения в рамках определенной куль­туры и благодаря тому факту, что она может быть включена в посторонние культурные пространства, в которых до тех пор отсутствовала кодифи­цированная риторика. Тем самым она приобретает авторитет, который по­зволяет ей найти путь во все европейские культуры. Это демонстрирует как римская, так и все следовавшие за ней культуры, которые переняли риторику.

III Вместе с дескриптивным аппаратом риторики заимствуется и ее ценнос­тная система, а также иерархия речевых целей и коммуникативных форм. Но прежде всего — и с большими последствиями для каждой культуры с соб­ственной коммуникативной структурой — заимствуется дихотомическая кон­цепция языка.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.