WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 20 |

http://centant.pu.ru/centrum/publik/pechat/pech01f.htm

Л.Г.ПЕЧАТНОВА.

Кризис спартанского полиса.

СПб., 1998 ПРЕДИСЛОВИЕ ЧАСТЬ 1. ИСТОРИЧЕСКИЕ ОЧЕРКИ ГЛАВА I. Спартанский полис на рубеже веков. Социальноэкономические сдвиги 1. Заговор Кинадона 2. Неодамоды 3. Закон Эпитадея 4. Гипомейоны 5. Мофаки ГЛАВА II. Спартанская держава Лисандра 1. Лисандр и Пелопоннесская война 2. Гармосты и форос 3. Декархии Лисандра ГЛАВА III. Спартанский полис на рубеже веков. Политика и идеология.

1. Лисандр и спартанский полис 2. Царь Павсаний и политическая ситуация в Спарте в конце V века до н.э.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ЧАСТЬ 2. ХРЕСТОМАТИЯ ГЛАВА 1. Социальноэкономический кризис 1. Появление в Спарте золотой и серебряной монеты 2. Закон Эпитадея 3. Резкое сокращение гражданского коллектива 4. Заговор Кинадона ГЛАВА 2. Политический кризис 1. Борьба за власть внутри правящего дома 2. Политические процессы 3. Проекты государственного переустройства ГЛАВА 3. Спартанская держава Лисандра 1. Декархи, гармосты, форос 2. Борьба Спарты с демократическими режимами 3. Критика спартанской державной политика СПИСОК РЕКОМЕНДУЕМОЙ НАУЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ Л.Г.ПЕЧАТНОВА КРИЗИС СПАРТАНСКОГО ПОЛИСА (КОНЕЦ V НАЧАЛО IV В. ДО Н.Э.) Учебное пособие по спецкурсу Издательство СанктПетербургского университета, ПРЕДИСЛОВИЕ В предлагаемом читателю учебном пособии "Кризис спартанского полиса (конец V начало IV в. до н. э.)" рассматриваются основные проблемы истории Спарты позднеклассического периода. Пособие состоит из двух больших разделов. Первый включает в себя ряд исторических очерков, которые в своей совокупности дают представление о состоянии спартанского общества на рубеже веков. В первой главе изложены сюжеты, связанные с социальноэкономическими сдвигами внутри спартанской общины и с появлением в этой связи новых неполноправных групп гражданского населения. Во второй главе дан анализ державной политике спартанского государства и подробно рассмотрены составные элементы той системы, с помощью которой Спарта осуществляла свою гегемонию над Грецией. Выяснен также вклад Лисандра в выработку новых принципов спартанской державной политики. В третьей главе проанализированы причины, приведшие спартанскую правящую элиту к расколу, и особенности идеологической борьбы в Спарте. В этой связи исследована сущность реформаторских идей Лисандра и царя Павсания.

Второй раздел пособия представляет собой хрестоматию, где собраны и прокомментированы наиболее важные тексты (в переводах) античных авторов, подобранные и сгруппированные по темам, заявленным в первом разделе. В конце пособия приведен список рекомендуемой научной литературы как на русском, так и на иностранном языках. Цель пособия дать читателю представление о тех социальноэкономических и политических сдвигах, которые произошли в спартанском обществе на рубеже VIV вв. до н. э.

Л.Г.ПЕЧАТНОВА   Кризис спартанского полиса. Часть I ЧАСТЬ I. ИСТОРИЧЕСКИЕ ОЧЕРКИ ГЛАВА 1. СПАРТАНСКИЙ ПОЛИС НА РУБЕЖЕ ВЕКОВ. СОЦИАЛЬНОЭКОНОМИЧЕСКИЕ СДВИГИ.

1. ЗАГОВОР КИНАДОНА Одним из интереснейших сюжетов социальнополитической истории Спарты классического периода является так называемый заговор Кинадона, о котором мы узнаем главным образом от Ксенофонта (Гр. ист., III, 3, 411). Этот рассказ Ксенофонт помещает в третьей книге "Греческой истории" ("Hellenica") между сюжетами о воцарении Агесилая и о подготовке его к экспедиции в Малую Азию. Закончив изложение событий, связанных с борьбой за престол между Леотихидом и Агесилаем, Ксенофонт за точку отсчета в своей хронологической канве берет начало царствования Агесилая и по нему уже определяет время начала заговора. "Агесилай не процарствовал еще года, как однажды… прорицатель заявил, что боги указывают на какойто ужаснейший заговор" (Гр. ист., III, 3,4; здесь и далее перевод С.Я. Лурье). В научной литературе за первый год правления Агесилая принимают 399 г., а следовательно, заговор Кинадона датируют 398 г. (Здесь и далее при всех датах намеренно упущены слова "до нашей эры").

Кроме Ксенофонта о заговоре Кинадона упоминают также Аристотель (Пол., V, 6,2, р.1306) и Полиен (II, 14,1). Оба они, повидимому, имели своим источником Ксенофонта, хотя в отношении Аристотеля с полной уверенностью этого утверждать нельзя: слишком краткой является заметка Аристотеля о Кинадона. Для Аристотеля заговор Кинадона один из многочисленных исторических примеров государственных переворотов или неудавшихся их попыток, которыми так изобилует пятая книга его "Политики". Оперируя богатым историческим материалом, Аристотель дает обзор различных попыток coups d'etat в истории Спарты, начиная от мифических парфениев и кончая примерами из "новой" истории этого государства. Заговор Кинадона он помещает в один ряд с попыткой регента Павсания захватить всю власть в государстве или с замыслами Лисандра относительно уничтожения царской власти (Пол., V, 6,2, р.1306b). Эти примеры понадобились Аристотелю для иллюстрации своей мысли о неизбежности конфронтации сильной личности и государства в общинах спартанского типа.

Если Аристотель только упоминает о заговоре Кинадона в последовательном списке примеров неудавшихся переворотов, то для Полиена, автора сочинения "Военные хитрости" (ок. 162 г. н. э.), история Кинадона это повод рассказать о тайных методах эфоров, которые те применяли для уничтожения своих противников. Версия Полиена в общем не отличается от рассказа Ксенофонта. Из сравнения обоих текстов видно, что рассказ Полиена это краткий конспект первоисточника, т.е. Ксенофонта. Ни Аристотель, ни Полиен не вносят какихлибо существенных дополнений к нашим знаниям о заговоре Кинадона. Здесь бесспорен приоритет Ксенофонта. Но для нас безусловно важно уже то, что Аристотель не только знал об этом факте, но помещал его в один ряд с самыми значительными событиями и личностями спартанской истории.

Заговор Кинадона очень любопытный и трагический эпизод в истории Спарты. Посвоему это совершенно уникальный случай, параллелей которому мы не знаем. Благодаря подробному рассказу Ксенофонта, изложенному в весьма драматической форме, можно реконструировать всю недолгую историю этой неудавшейся попытки государственного переворота. Первый вопрос, который возникает при изучении текста Ксенофонта, это вопрос о личности руководителя заговора. Из рассказа Ксенофонта можно получить представление о примерном возрасте Кинадона и об его социальном статусе: "Это был юноша, сильный телом и духом, но не принадлежавший к сословию гомеев" (Гр. ист., III, 3,5). О том, что ему было никак не меньше ЗО лет, говорит, вопервых, сам текст Ксенофонта, где Кинадон назван не просто "юношей", а "юношей по виду". Вовторых, об этом свидетельствует тот факт, что к моменту заговора Кинадон уже неоднократно выполнял различные поручения эфоров, а это предполагает достижение известного возраста (III, 3,9).

Труднее определить социальный статус Кинадона. Единственное прямое свидетельство это утверждение Ксенофонта, что Кинадон не принадлежал к сословию "равных" (Гр. ист., III, 3,5). Поскольку в данном случае важно было показать социальную пропасть между правящей верхушкой Спарты и огромной массой всего остального населения, как гражданского, так и негражданского, то водораздел он провел по самой верхней границе, отделяющей "равных" от абсолютного большинства спартанского народа. Однако, хотя Кинадон и не принадлежал к политической элите спартанского общества, бесспорно одно он был спартанским гражданином. В противном случае он никак не мог бы принимать участия во внутриполитических акциях эфоров и не имел бы тесных контактов с таким аристократическим институтом, каким был в Спарте корпус всадников. Тем не менее замечание Ксенофонта относительно исключения Кинадона из числа "равных" говорит в пользу того, что в какойто мере он был ущемлен в своих гражданских правах. По неизвестным нам причинам (возможно, это была потеря клера) его социальный статус был понижен, и он попал скорее всего в разряд гипомейонов. Гипомейонами в Спарте называли таких спартиатов, которые потеряли часть своих гражданских прав. В переводе это слово означает "младшие", "меньшие", "опустившиеся". Впервые этот термин зафиксирован у Ксенофонта (III, 3,6). Возможно, и само понятие "опустившиеся спартиаты" также возникло незадолго до этого и было связано с введением закона Эпитадея (о гипомейонах и законе Эпитадея см. соответствующие главы настоящего пособия).

Разберем подробно текст Ксенофонта о заговоре Кинадона, который начинается с краткого, но весьма драматического введения. В то время, как царь Агесилай совершал обычные жертвоприношения от имени государства, прорицатель сообщил ему, что "боги указывают на какойто ужаснейший заговор" (Гр. ист., III, 3,4). Все дальнейшие попытки царя получить благоприятные знамения ни к чему не привели. И только на четвертый раз ему удалось добиться хороших результатов. Создается впечатление, что руководство полиса с помощью целой серии неудачных жертвоприношений пыталось приковать внимание общины к тревожной ситуации в государстве. Повидимому, Агесилай уже имел какието данные о заговоре и, действуя по заранее разработанному сценарию, старался создать определенных психологический настрой у сограждан.

Далее события приобретают стремительный характер. Через несколько дней к эфорам поступил донос о заговоре, причем в нем был указан и руководитель заговора Кинадон (Гр. ист., III, 3,4). Имя доносчика Ксенофонт не называет, скорее всего, он его и не знал, ведь дело было очень темное и деликатное. A priori было ясно, что в заговоре могли быть замешаны представители многих спартанских семей, и потому эфоры предпочитали действовать быстро и тайно.

Ксенофонт в форме диалога между эфорами и доносчиком рисует зловещую картину состояния спартанского общества (Гр. ист., III, 3, 57), благодаря чему становится более понятным характер происходящих в Спарте процессов. На смену "узкой олигархии спартиатов" к началу IV в. Пришла "еще более узкая олигархия гомеев". Последние находились в пугающем меньшинстве по сравнению с униженной и враждебно к ним относящейся массой. Судя по рассказу Ксенофонта, Кинадон считал своими естественными союзниками все категории спартанского населения, за исключением лишь тех, кто входил в состав общины "равных". Далее в тексте Ксенофонта дается посвоему уникальный список всех неполноправных групп спартанского общества. Доносчик рисует перед эфорами страшную картину: по его словам, замыслы заговорщиков полностью совпадают "со стремлениями всех илотов, неодамодов, гипомейонов, периеков", и эти люди испытывают такую ненависть к спартиатам, что "никто не может скрыть, что он с удовольствием съел бы их живьем" (III, 3,6). Судя по приведенному Ксенофонтом перечню, социальная база заговора могла быть очень широкой. Однако руководители заговора были явно не из народа, хотя и пытались сблизить себя с ним. У Ксенофонта мы находим следующие сведения относительно истинного числа заговорщиков. "На вопрос эфоров, сколько было… соучастников в заговоре, тот /доносчик Л.П./ ответил, что… руководители заговора посвятили в свои планы лишь немногих и притом лишь самых надежных людей" (III, 3,6). О правах, которыми обладали эти люди, можно лишь гадать, однако несколько указаний в тексте Ксенофонта заставляют думать, что речь идет о спартиатах. Сам Кинадон, по словам Ксенофонта, неоднократно исполнял поручения эфоров и при этом пользовался услугами корпуса "всадников" (III, 3,9). Среди видных участников заговора Ксенофонт также называет прорицателя Тисамена (III, 3,11), который, вовидимому, был членом знаменитого жреческого рода Иамидов из Элиды. Его дед, также Тисамен, в 480 г. Был принят в спартанскую общину и на протяжении многих лет занимал пост главного жрецапрорицателя в Спарте (Герод., IX, 33,35; Павс., III, 11, 58). По словам Геродота, Тисамен и "его брат были единственными людьми, которые сделались спартанскими граажданами" (IX, 35). Известны и другие представители этого рода. Так, брат нашего заговорщика Агий принимал участие в битве при Эгоспотамах (Павс., III, 11,5). Все это, конечно, говорит в пользу того, что Тисамен, как и Кинадон, был спартиатом, причем достаточно видным, а участие такого человека в заговоре свидетельствует о глубоком расколе спартанской общины. То, что Ксенофонт не приводит в тексте родословной Тисамена, не удивительно. В Спарте и так прекрасно знали "кто есть кто", а компрометировать перед внешним миром его брата Агия, человека, возможно, близкого Лисандру, Ксенофонт вовсе не хотел.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 20 |




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.