WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 |

Культуры Евразии и «евразийство» сквозь призму монгольских степей

(Светлой памяти моего друга Виталия Васильевича Волкова)

(Опубликовано в: «Вестник Евразии: Независимый научный журнал. М., 2001. №3 (14). С.114128.)

Монголия в моей археологической судьбе сыграла роль совершенно особую. Во всяком случае, ее воздействие оказалось резко отличным от тех регионов, где мне случалось бывать и работать до и после. В сердце Азиатского континента я оказался благодаря приглашению Виталия Васильевича Волкова, для которого Монголия являлась в сущности «первой» родиной. Стало быть, и воздействие этого замечательного человека на формирование моего археологического «я» также проявилось весьма необычно. Впервые он предложил мне участвовать в СоветскоМонгольской археологической экспедиции еще в 1969 году, но тогда, двумя неделями раньше я оказался «завербованным» в Болгарию. После десятилетних и к тому же весьма удачных разведок и раскопок на Балканах мне показалось, что я превратился в истинного «археологаеврофила». Сибирские просторы, где в давние годы мне пришлось заниматься археологией, постепенно растворялись в зыбком мираже не вполне ясных воспоминаний.

Но вот спустя десять лет, в 1979 году, Виталий вновь поманил меня Монголией. И я – едва ли не «чистый европеец» в своем тогдашнем археологическом облике – почемуто, на удивление многих моих знакомых, согласился легко и сразу. Сегодня, пожалуй, я могу более четко осознать, что подвигло меня на это согласие. В те годы для многих из звучавших максимально широко историкоархеологических проблем, удовлетворительного ответа я не находил, – они как бы зависали в пустоте, лишенные надежных опор. Гипотезы, которые я пытался выстроить исключительно на базе древностей «европейского фланга», нередко отличались какимто куцым, мало убедительным свойством. Сказывался явный дефицит личных впечатлений от культур более восточных пространств. И среди последних, на первый план выходил своеобразный, во многом загадочный и необозримый «мост» или же Великий Евразийский степной пояс, упиравшийся на западе в низовья Дуная, и растворявшийся на Дальнем Востоке – уже в Северном Китае. Именно этот мост, по всей видимости, и служил в течение долгих тысячелетий связкой для самых разнообразных культур континента.

Однако подобного рода глобальные сюжеты до поры до времени оставались как бы за кулисами наших исканий, и мы с Волковым никак их вначале не обговаривали. Тогда центральная задача наших полевых поисков звучала гораздо проще и конкретнее: найти и изучить древние медные рудники Монголии. Именно этот план мы с Виталием Васильевичем и принялись осуществлять на нашем УАЗике. И тот очень длинный – более чем в тридцать тысяч километров – путь потребовал от нас пяти трудных полевых монгольских сезонов.

В конечном итоге получилось так, что основную задачу мы выполнить не смогли. То есть обнаружили, конечно, коекакие древние выработки медной руды, но никакой четкой общей картины для Монголии так и не получили. Сказались невозможность пользования подробными картами, а также отсутствие полных, достаточно определенных геологических данных… Вот тогдато поневоле все постепенно и стало смещаться в нашей экспедиции к той самой «закулисноглобальной» проблематике, которая в официальной рабочей программе никак не значилась. Ее свободное обсуждение могло вспыхивать между нами спонтанно, когда и где угодно. Но мне порой казалось, что Виталия Васильевича эти как бы внешне отвлеченные аспекты евразийской проблематики привлекают никак не меньше моего. Мы колесили и колесили по монгольским степям и горам, где Волков увлеченно старался демонстрировать мне самые глухие и порой почти недоступные места. Перед нами раскручивались любопытнейшие картины современной жизни, а также целая свита древних культур этой страны. Мой «свежий европейский глаз» позволял, видимо, коегде острее и под непривычным углом оценивать некоторые типично «азиатские детали». Но Виталий при этом говорил, что на мою – «свежего» человека – реакцию такого рода он и рассчитывал. По крайней мере, мне показалось, что мой гидначальник тоже коечто приобрел от наших блужданий.

Однако для меня, исходя из практики моих обычных работ, многое в монгольской эпопее представлялось совершенно невероятным и непривычным: скажем хотя бы о едва ли не полной неудаче при разведках древних монгольских рудников. Но гораздо сильнее, в конечном итоге, впечатлило и даже встревожило меня, пожалуй, то, что эти пятилетние монгольские маршруты не вылились в текст ни одной из моих статей. Ни одной специальной работы! Такого со мной никогда не случалось. И все это при невообразимой массе самых разнообразных впечатлений, отразившихся, к примеру, на громадном числе редкостных слайдов (их с удовольствием смотрели во многих странах мира)… Только позднее, когда Монголия несколько «отодвинулась» от меня, стало очевидным, что монгольские «погружения» коснулись глубинных пластов моих представлений о евразийских культурах; отлились необходимой коррекцией ряда моих общих взглядов на динамику и характер развития евразийских древних обществ. Правда, не только общие, но и более частные наблюдения над конкретными проявлениями культуры явились для меня в те годы порою настоящим откровением… Все они отразились и рассеялись по многим статьям и книгам, нашли свое место в дискуссиях по самым разнообразным проблемам древних культур и в реконструкциях последних. Ниже я коснусь – но только в очень кратком изложении – лишь некоторых из них.

? …Для археологов основным полем деятельности служит обширнейшее «кладбище» культур. Говоря о кладбище, мы чаще всего будем пользоваться переносным смыслом этого слова. Хотя в исторических реалиях от множества культур и оставались в действительности только лишь кладбища (здесь уже в буквальном смысле этого слова). Ведь именно в таком виде и предстает перед нами, в частности, едва ли не вся целостная картина минувших культур монгольских степей и нагорий постпалеолитической эпохи. Гигантский некрополь нашей планеты усеян останками человеческих обществ миллионнолетнего хронологического отрезка – от далеких архантропов вплоть до человеческих сообществ буквально вчерашнего дня. Все эти бесчисленные культуры прошлого соединила на этом погребальном поле общая судьба: они погрузились в вечность и превратились в памятники.

Человек хорошо знает, что он смертен, по крайней мере, здесь, по эту сторону своего бытия. Культура же всегда предполагает собственное бессмертие, но постоянно ошибается. Пока она жива, ее тяготит постоянная забота о том, как воспринимают ее современники. Ее мучает также непременная тревога о том впечатлении, каковое произведет она на своих потомков. И неважно – будут ли они созерцать ее останки по ту или же по эту сторону бытия (как археологи). Такие муки и тревоги заставляют культуру тратить невероятные усилия на созидание самых разнообразных символов, которые позволили бы ей, по крайней мере, самоутвердиться в совершенно необходимом для нее понимании. Порой величие таких символов действительно впечатляет, но сколь часто они просто карикатурны и подобны смешным надгробным эпитафиям, в которых смирный обыватель приобретает мощь истинного титана. К сожалению, очень нередко в руках археологов оказываются лишь символы былого. Реконструкция всех сторон древней культуры и ее прихотливых извивов лишь по обманчивым и ненадежным останкам – задача трудная и даже рискованная для археолога.

Я постоянно ловлю себя на желании знать: как, например, грядущие археологи будут оценивать современную культуру, то есть ту, что функционирует в наши дни, – спустя несколько тысяч лет, когда она займет, наконец, свое место в бесконечной усыпальнице среди себе подобных? Сумеют ли они разобраться в тех напластованиях и хитроумных переплетениях правды и лжи, в намеренно сооруженных символах, которыми насыщены руины погибшей культуры? Вот, скажем, современная Монголия: чисто внешне она «бикультурна». Здесь городское и вполне оседлое население тесно сосуществует и соседствует с кочевым. Причем эти две части разительно несходны по множеству своих проявлений, хотя и тесно спаяны между собой. Центральные кварталы УланБатора, к примеру, густо окружены бесчисленным кольцом юрт. Но тем не менее – для современных социологов и культурологов – это все же единая монгольская культура, и ее отличает от соседних лишь весьма специфичная структура… Однако подобная же «двучастная» культура на единой территории, к примеру, трехтысячелетней давности, для археологов почти наверняка стала бы основой для реконструкции двух контрастных и, может даже, враждебных друг другу культур. Наверняка бы возникли уверенные суждения о двух слагающих их этносах. В более осторожном звучании, вероятно, предложили бы гипотезу о двух субкультурах, но не более того… Но я застал Монголию «советского» периода. Существовала, однако, и «бикультурность» досоветского времени, и выражалась она не менее четко: кочевой народ плюс многочисленные служители и обитатели более чем семисот оседлых ламаистских монастырей. И опять таки, с позиции устоявшихся методологических канонов современной археологии, мы почти наверняка ошиблись бы в ее понимании: по всей видимости, опять же стали строить гипотезы о двух этносах и двух контрастных культурах.

Кажется, что одной из существенных методологических ошибок археологических реконструкций является желание упростить структурный скелет былого социального организма. Последний в результате манипуляций такого рода становится неоправданно примитивным. Однако с подобными конструкциями археологам, оказывается, работать существенно легче… ? …В Монголии 70х годов сосуществовали, правда не очень мирно, три идеологии. Официально господствующий, но – как и в Советском Союзе – угасающий марксизм ленинскосталинскобрежневского стиля. Затем угнетенный и загнанный в подполье ламаизм. Наконец, архаичное язычество в виде анимизма (с последней идеологией оказалось труднее всего бороться). Каждая из идеологий широко представлена собственной выразительной символикой: скульптуры вождей и их настенные изречения; руины монастырей; жертвенникиобo и священные деревья… Господство официальной марксистской доктрины и неприятие ею иных форм объяснения мира выражалось очень просто и недвусмысленно. Более семи сотен монастырей были полностью разорены и уничтожены в 30е годы прошлого века (рис. 1), и лишь редкие из них толькотолько начали реставрировать. Жертвенные обo регулярно пытались спихивать бульдозерами. Но эти кучиобo столь многочисленны и предельно просты по конструкции, что почти немедленно вновь начинали расти на прежних местах. Даже «обошалаши» из тонких деревянных стволов (рис. 2), что изредка встречались в полупустынях способны были возродиться столь же скоро.

Борьба идеологий представала и в более курьезном обличье. Неуничтожимые и почитаемые в глухих местах ламаистские и языческие святыни нередко окружались тщательно укрепленными плакатами с сакраментальными марксистскими изречениями типа «Религия – это опиум для народа» (рис. 2 и 3).

…Археологи и в этом случае почти наверняка активно обсуждали гипотезу о полиэтничном характере местного общества, где каждый из этносов являлся бы приверженцем и носителем собственной идеологии. Почти не учитывается или учитывается слабо чрезвычайно жесткое воздействие смены идеологических установок на трансформацию обрядовой жизни общества. Склонность современных археологов к примитивизации и унификации древней культуры, бесспорно, проявилась бы и в случае подобных реконструкций.

? …Монгольские обo: их число невероятно, а распространенность повсеместна. Эти сакральные по своей функции кучи сложены массой самых невероятных предметов. Они сооружаются на каждом перевале, на любом переходе из одной долины в другую. Истинно приверженный вере в бесчисленных духов монгол, двигаясь по запутанной сети дорог, никогда не пройдет мимо такой груды, не оставив на ней какойлибо вещи и не обойдя вокруг нее, бормоча некие заклинания. Эти кучки порой разрастаются до размеров громадного холма. Здесь скапливаются прошения к духам конкретной долины, горы или урочища об удовлетворении самых разнообразных желаний, но в основном о милостивом отношении к путникам. Оставленная на куче личная вещь должна служить напоминанием об этой мольбе.

Pages:     || 2 |




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.