WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 |

Ф. П. КОСИЦЫНА

МЕТОДОЛОГИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ РЕФОРМЫ: ТАК ЛИ УЖ

УСТАРЕЛ МАРКСИЗМ?

Одним из основных условий успешного реформирования нашего общества выступает, кроме всего прочего, понимание основной массой населения долгосрочных результатов трансформации системы. Однако чем больше времени проходит с начала реформ, тем менее ясной становится перспектива не только для рядового гражданина, но и для «избранных», которые считают себя реформаторами. Ориентация на страны развитого капитализма, что само по себе не плохо, на практике выливается в простое провозглашение намерений, в романтически окрашенный словесный обман и самообман, ибо при выработке очередных программ постоянно отсутствуют два основных условия. Вопервых, глубокий, диалектически всесторонний анализ исходной ситуации. Вовторых, такой же глубокий анализ современного капитализма, который, по словам известного французского ученого И. Самсона, был бы «нежизнеспособен без существенных корректировок» и который предстает как результат саморазвития, общественной истории и деятельности людей, а не их намерений» [1 Самсон И. Три этапа перехода постсоциалистической экономики к рынку // Мировая экономика и международные отношения. 1993. № 9. С. 45.].

Отсутствие четкой, научно обоснованной стратегии экономических преобразований (справедливости ради отметим, что и оппозиция не может похвастаться глубокой её разработкой) имеет своим следствием непредсказуемость экономической политики, причем на необозримую перспективу и при любом раскладе политических сил. Характерно, что и Запад, понимая всю опасность неуправляемых изменений в экономике России, всё больше выражается в отношении нас болезнью, названной Международным Институтом Стратегических Исследований «стратегическим артритом».

В российской экономической реформе одна лишь задача бесспорно и устойчиво превалирует: задача ломки центральноуправляемого хозяйства, тщательного вымарывания всяческих следов «социалистических» начал. Но такая однобокая ориентация фактически служит прикрытием для бесконтрольного передела национального богатства страны в пользу лихо соперничающих между собой мафиозноолигархических группировок. Это объективно сопряжено с попятным движением не только в сравнении с достигнутыми прежними позициями в экономической сфере, но и, что особенно важно подчеркнуть, в сравнении с общим направлением поступательного движения человеческой цивилизации. А это значит, что наша реформа не является таковой по определению. Действительно, по самому своему существу реформа призвана снять старые путы, мешающие развитию, иметь эффект «прорвавшейся плотины» [2 См.: Дзарасов С. С. Что же с нами происходит? (Экономикофилософские раздумья) // Октябрь. 1996. № 8.], ускорить поступательное движение, а не парализовать его. Так было в советской реформе периода нэпа, так было в реформе Л. Эрхарда в Германии 1948 года.

Во время кардинальных изменений в общественной жизни и огромной роли субъективного фактора в трансформационных процессах особенно важно постоянно видеть и учитывать взаимосвязь прошлого, настоящего и будущего экономической системы, её реальную диалектику. Сама методология экономической реформы должна была стоять в центре внимания реформаторов. Между тем с поистине нигилистическим пренебрежением недоучки провозглашалась опора лишь на так называемый «здравый смысл», который, по меткому замечанию Ф. Энгельса, хорош лишь в четырех стенах домашнего обихода [3 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 20. С. 21.]. Выработка экономической стратегии возможна только на базе научного метода. Можно согласиться с английским социологом Теодором Шаниным в том, что главная слабость дебатов о «перестройке» (и, соответственно, последующего реформирования) состояла в «непонимании общего характера социальных структур экономического развития, ценности общего метода и системы» [4 Шанин Т. Западный опыт и опасность «сталинизма наоборот» // Коммунист. 1990. № 1. С. 66.].

Плохую услугу реформаторам оказала и продолжает оказывать наша экономическая наука, совершившая в большинстве своем «голое отрицание» прежних методологических оснований (философская наука в этом, к сожалению, тоже не отстает) и, как это всегда бывает в случаях подобного отрицания, продвинувшаяся отнюдь не вперед, а назад. Советская экономическая наука вполне заслужила упрек в том, что она была «зациклена» на марксизме, причем во многом вульгаризированном, и существенно обедняла себя за счет отторжения достижений западной науки. Но не менее справедливо и то, что теперешняя боязнь прикоснуться к «марксистскому» ставит наших исследователей ниже современной западной экономической науки, которая интегрирует в себя, нередко молчаливо, важнейшие диалектикоматериалистические подходы к анализу экономики и, в особенности, управлению ею.



Возьмем, к примеру, известное положение о решающей роли непосредственного производства, о его примате над другими сферами экономических отношений (распределение, обмен, потребление). Сформулированное задолго до появления марксистской философии, но воспринятое и развитое ею, это положение сегодня у нас отнесено к разряду так называемых «догм», от которых необходимо решительно избавляться. Между тем именно то обстоятельство, что наша экономическая реформа не нацелена на развитие этой решающей сферы, и служит главной причиной неудач и провалов в экономике. «Мы бедны, потому что плохо платим налоги и не желаем делиться», – усматривают главный корень зла наши министры от экономики. «Мы бедны, – разъяснял в 1948 году министрреформатор послевоенной Германии Людвиг Эрхард, – когда мало производим, и соответственно располагаем лишь ограниченным доходом. Мы становимся богаче, когда производим больше, обеспечивая тем самым больший доход благодаря повышенной производительности» [5 Эрхард Л. Полвека размышлений: Речи и статьи. М., 1993. С. 90. (Подчеркнуто нами. – Ф. К.)]. А в наших правительственных экономических программах (в том числе и начала «перестройки») само понятие «производительность труда» даже не фигурирует, как будто это и не критерий прогрессивности трансформационных процессов. Из сказанного выше вовсе не следует, что налоговая система является малозначимой и второстепенной и что для Л. Эрхарда она не стояла в центре внимания. Напротив, безотлагательная налоговая реформа, которую он немедленно осуществил вместе с реформой денежной, создала мощные стимулы к такому же немедленному развитию производства. И при всей строгости по отношению к налоговым сборам он постоянно не забывал подчеркивать, что основой развития экономики являются не полицейские меры.

«Устарелость» марксизма нередко обосновывается у нас на основе вменения ему таких положений, на которые сам Маркс наверняка отреагировал бы так, как ему нередко приходилось это делать при жизни: «Я знаю только одно, что я не марксист» [6 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 37. С. 383.]. Так, поистине жалким выглядит утверждение некоторых «знатоков» марксизма (идеологов «перестройки», а в какойто мере и последующих реформ), будто Маркс рассматривал капитализм как общество, «которому противоестественны научнотехнический и социальный прогресс и всё другое» [7 Яковлев А. Борьба существует ради мира, но не мир ради борьбы // Рабочая трибуна. 1991. 16 мая. С. 2.]. Ведь уже в «Манифесте Коммунистической партии» основоположники марксизма подчеркивали: «Буржуазия не может существовать, не вызывая постоянно переворотов в орудиях производства, не революционизируя, следовательно, производственных отношений, а стало быть, и всей совокупности общественных отношений» [8 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 4. С. 427.]. В «Капитале» это важнейшее положение уже не просто провозглашено, а научно доказано, что именно повышение производительности труда, научнотехни­ческий прогресс, постоянные перевороты в производительных силах лежат в основе производства относительной прибавочной стоимости, анализу которого посвящена добрая половина 1го тома «Капитала». А если наш идеолог и слышал чтото о «границах применения машин при капитализме», то именно у Маркса показан не абсолютный, а относительный характер этих границ, преодолеваемых всякий раз при посредстве всё тех же «принудительных законов конкуренции» (а сегодня ещё и во многом за счет «корректировок» в направлении социализации).





Процессы социализации в развитых странах затронули все стороны, уровни и срезы экономической системы, в том числе и форму организации общественного хозяйства. Последняя всё больше вынуждена стремиться к оптимальному сочетанию стихийнорыночных и сознательнопланомерных начал как на макро, так и на микроуровне. В западной экономической литературе это явление наиболее последовательно отражал в своих работах американский экономист Дж. Гэлбрайт. В нашей отечественной литературе одним из первых на это указывал академик Е. Варга, за что в свое время и подвергся резкой критике со стороны бдительных идеологов. Он подчеркивал, что «догматическое разделение либо на полную анархию производства, либо на полное плановое хозяйство является неконкретным, немарксистским, неправильным» [9 Варга Е. С. Капитализм после второй мировой войны. М., 1974. С. 215.]. Думается, сегодня такое утверждение опять пришлось бы «не ко двору»: не в том смысле, что будут ругать, а в смысле глухоты «двора», окруженного теперь уже плотной стеной сторонников безоглядной либерализации.

Современный техникотехнологический базис, подвинувший человеческую цивилизацию на новую, компьютерноинформационную ступень, требует постоянного макроэкономического учета и контроля, всестороннего «обсчета» экономики как целого, выявления общих ее тенденций, поощрения позитивных и сглаживания негативных (с точки зрения интересов всего общества) процессов. Для этого государство использует фундаментальную научнотехничес­кую базу, вырабатывает строгую правовую основу, создает конкретноорганизационные и маркетинговые службы, воздействует финансовыми рычагами, разрабатывает общие прогнозы и модели развития экономики, обеспечивает производителям доступ к информации и т. п. Именно благодаря такой деятельности государства современный производитель (не только крупный, но и мелкий) действует уже не вслепую и потому уже не в такой степени, как прежде, подвержен воздействию стихийнорыночных сил.

В этом отношении российская экономика идет не в ногу с общецивилизационным развитием. В результате проводимых мероприятий многие формы и учреждения централизованного управления экономикой оказались разрушенными, в том числе и такие, как Госплан. Между тем подобные учреждения (в разных странах они лишь поразному называются) необходимы, играют огромную роль в придании рыночной системе цивилизованного, социально направленного характера. И у нас, видимо, речь должна была идти не о ликвидации, а о вливании нового содержания в необходимые формы централизованного управления экономикой. Не взятую «с потолка» директиву должен выдавать Госплан, но научно обоснованный прогноз, рекомендацию как для правительства, так и для хозяйствующих субъектов. Никакой «экономический советник», будь он семи пядей во лбу, не может заменить собой учреждения типа Госплана. Ликвидация этого учреждения – одно из проявлений чистейшего волюнтаризма. Тем более, если учесть, что централизованное управление переходными процессами необходимо даже в большей степени, нежели для сложившейся рыночной системы.

Показательно, что в нашей пропагандистской литературе и в околоправительственном теоретикоэкономическом окружении утверждается, что проводимая у нас либерализация находит в среде западных ученых чуть ли не единодушное одобрение. В действительности это далеко не так. В современной буржуазной экономической литературе существуют не просто отдельные авторы, а целые научные школы и направления, критически относящиеся как к нашим собственным упованиям на тотальный рынок, так и к соответствующим рекомендациям, идущим к нам от других западных же ученых или от некоторых экономических организаций типа МВФ. Укажем, к примеру, на структуралистское направление в экономической науке США, представители которой убедительно доказывают, что генериро­вание, регулирование и контроль над рынком являются не какимто заговором социалистов, профсоюзов и других сил, а выступают необходимостью, без которой сегодня не может быть эффективного и социально направленного рынка.

Pages:     || 2 | 3 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.