WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 |

Коротец И.Д.

Проблема России: инновационное мировоззрение постиндустриального общества Идея целостности современного мира становится не только предметом аксиологического и идеологического сознания, но и реализуется в техно логическиинституциональном пространстве. Причем можно констатировать, что становление целостной систематики социальной организации значи тельно опережает ее осознание в рамках мировой культуры. В то же время существует значительное число ментальных паттернов, которые содержат элементы мировоззрения, соответствующего проблемам целостного мира. Мы попытаемся изложить некоторый целостный взгляд на эту проблему, кото рый, как представляется, уже востребован современной жизнью России и мира.

В 1928 году К.Юнг опубликовал статью, посвященную осознанию проб лем "души современного человека" [1]. Содержание этого удивительного по глубине мысли эссе получило философскинаучную, в особенности, пси хологическую актуализацию в конце уходящего века. В этой работе много символического, становящегося понятным для европейцев с традиционным сознанием только сейчас. Можно утверждать, что Юнг осознавал тот кри зис культуры, который мы сейчас активно обсуждаем. Его современный че ловек стоит "на вершине или на краю мира: над ним небо, под ним все человечество со своей теряющейся в тумане древности историей, перед ним бездна всего будущего". "Современный" человек, по Юнгу, отличается от "несовременного", человека, клишированного культурой, высочайшей развитостью " самого интенсивного и экстенсивного сознания, с миниму мом бессознательности. Ведь только тот полностью живет в настоящем, кто полностью осознает свое существование как человеческое". "Совре менный" человек может сознательно сформировать себя только через раз решение "тяжелейших жизненных задач", отличаясь, тем самым, от "то жесовременных" людей, которые "перескакивают" через ступени становле ния искусственным образом и становятся "призракамивампирами" [2].

Юнг приходит к выводу, что ситуация, связанная с "полным и окон чательным разделением труда и специализацией в последнем столетии" по родила "духовную нужду" в развитии психологии, которая превращается в технологическикультурный институт, необходимый для современного чело века. Отмирание традиционных институтов формирования человека, таких как культ предков, религия, господство внешних ценностей и т.д., изме нение самой социальной организации и социального содержания заставляют человечество решать проблему формирования новой систематики поновому.

Рассмотрим те социальные условия, которые выступают проблемным прост ранством и ресурсами этого процесса.

По поводу глобальных и "неглобальных" проблем современности напи саны горы книг. Для нас актуальными будут следующие констатации. Обна жилось противоречие в сфере управления обществом. С одной стороны, ли беральные ценности стали для западного общества общим местом. Никто не сомневается в востребованности прав и свобод человека. С другой сторо ны, концентрация социальной энергии в условиях политической организа ции общества привела к явной узурпации власти. Субъектность политичес кой элиты благодаря резко возросшей мощи человечества явно противопос тавилась субъектности населения. К концу ХХ века стала осознаваться проблема ограниченности ресурсов политических институтов в отношении действительных интересов человечества.

Проблема усиливается по мере развития информационной культуры. Ин формационные технологии, скорее всего, становятся тем реальным соци альным основанием, которое позволяет разрешить ряд противоречий, свя занных с отчуждением человека от культуры. Разделение труда и специа лизация, а также конфликтное сознание могут преодолеваться по мере вхождения человечества в универсальную коммуникативную систему. Уни версальное единство можно считать имманентным свойством информационно го пространства, поэтому оно может стать ресурсным основанием для соз нательноиндивидуального способа институционализации индивидов. Кроме того, гармонизация социальных процессов в глобальном масштабе, без ко торой информационные технологии не смогут развить свои внутренние по тенции, содержит в себе возможность невероятного приращения культурных ресурсов человечества за счет минимизации бесчисленных ограничений, сдерживающих развитие материальной и духовной сфер общества. К этим ограничениям можно отнести войну, непроизводительное расходование ре сурсов, многочисленные частичные права разрозненных субъектов, конф ликтность пространства интересов и т.д. Практически все эти ограниче ния связаны с политической организацией общества, которая себя в со держательном отношении значительным образом исчерпала.



К следующей группе проблем можно отнести стихийность формирования социальной системы. До сих пор все усилия рационализировать обществен ную институционализацию упираются в иррациональный характер межсубъек тного взаимодействия. Западная культура дала человечеству великий инс трумент правовое пространство, которое пришло на смену католической церкви. В то же время право до сих пор господствует в границах нацио нальных государств, создать единое правовое пространство в рамках пла неты при существующих предпосылках невозможно. Либеральная традиция Запада продолжает абсолютизировать конкуренцию, Восток вынужден следо вать технологическим инновациям, отказываясь, зачастую, от своих це лостнокультурных традиций. В результате общество, взаимодействие под систем которого давно стало взаимопроникающим, следует дискретным спо собам коррекции целого.

Подобная ситуация, кроме всего прочего, создает предпосылки для существования теневой формы гармонизации общественных отношений, кото рая осуществляется за спиной самой развитой и "бдительной" демократии.

Но суть всетаки заключается в том, что социальное содержание давно пришло в антагонистическое противоречие с формой управления, что про является в бесчисленных диспропорциях и конфликтах наисовременнейшего в отношении технологии общества.

Мы не будем далее перечислять проблемы современного мира. Для нас важен следующий тезис: современное состояние общества таково, что оно имеет такую технологию разрешения социальных конфликтов и проблем, ко торая ведет не к их сокращению, а к росту количества противоречивых ситуаций и к усложнению их качества. Вместе с прогрессом Запада восп роизводится и его "тень", которая изменяется пропорционально культур ному развитию. Например, в отношении ценностей общество отвергает тер роризм как абсолютно неприемлемую форму преодоления конфликтогенности.

В то же время к концу тысячелетия он приобрел устрашающие формы и не котролируемые темпы развития. Складывается впечатление, что терроризм представляет собой обратную сторону свободы в либеральном понимании, а применение к нему современных технологий превращает его в мощный нега тивный фактор мировой культуры. Такая закономерность иногда осознается в форме нарастающего перманентного кризиса современной культуры. Но мы считаем, что это совсем не так. Данную форму развития событий в значи тельной мере определяет то мировоззрение, которое определяет челове ческую ориентацию в мире.

Проблема мировоззрения для Запада всегда являлась сверхпротиворе чивым пространством. Противоречивость мировоззрения воспроизводили как особенности открытой культуры, носящей инновационный харакер, так и рациональнотеологический дуализм. К тому же, в прошлом столетии раз деление труда проникло в духовную сферу, что разделило интеллектуаль ные потоки самым причудливым образом, уничтожив их совместимость и единство. Проблема достигла своего кризисного развития в виде плюра лизма, идеологи которого провозгласили господство принципа тотального индивидуализма. Поскольку действительными принципами сознания являются единство и адекватность, плюрализм кроме свободы интеллектуальной дея тельности порождает значительный социокультурный хаос, усиливая конф ликтность культуры.

Для нас важным является тот факт, что современное мировоззрение создается на разных уровнях сознания: символическом, метафорическом, рефлексивном, сциентистском и т.д. Эти дифференцированные потоки в своем единстве создают ментальномировоззренческое пространство. В то же время традиционнозападное их взаимодействие носит критический ха рактер, а единство, зачастую, создается в пространстве бессознательно го. Это малоисследованное обстоятельство привело за последние полто раста лет к заметной дифференциации философского мировоззрения на две подсистемы: метафизической и сциентистской.





Сциентистски ориентированное мировоззрение можно интерпретировать как метафизическирефлексивную систему, которая за счет синтеза науч ного знания превращается в метанаучное пространство. Поскольку в сов ременном научном познании господствуют гипотетикодедуктивные методы, эмпирически ориентированные исследования не могут осуществляться без наличия более общего по содержанию контексного пространства. Данное сциентистское мировоззрение выходит в трансценденцию, но его опреде ленность создается в общем и целом дискурсивыми средствами познания, парадигмально определяется содержанием научного знания в реальном вре мени, а содержание мировоззрения достаточно верифицируемо.

Метафизически ориентированное мировоззрение в пространство синте за включает весь человеческий опыт, значительно выходящий за предмет ную область науки. Эта форма философии проникает в сферу трансцендент ности в гораздо большей мере, для синтеза этого содержания дискурсив ных средств недостаточно. Это обстоятельство приводит к применению к осознанию сверхметапространства кроме дискурсивных средств и иррацио нальных методов, что затрудняет верифицируемость этого знания. Принцип фальсифицируемости не спасает от дискурсивноневерифицируемой ограни ченности знания глубокой трансценденции, поэтому в этом мировоззрении неизбежен гиперсимволизм, а к ментальной форме знания добавляется фор ма веры.

По мере развития науки в последнем столетии данный парадокс при обрел интереснейшую, сверхпарадоксальную форму. С одной стороны, диф ференциация между метафизической и сциентизированной формами мировозз рения увеличилась. Сциентистски ориентированные философы придерживают ся достаточно жесткой парадигмальной ориентации, господствующей в нау ке, сознательно ограничивая область трансценденции. При такой ориента ции метафизическое мировоззрение получает статус мифологемы. С другой стороны, бурное развитие психологии и других наук, вышедших за границы непосредственности, в первую очередь, физики, привело к тому, что во второй половине ХХ века сцентистски ориентированная спекуляция сделала невероятный прорыв, оставив далеко позади традиционную для западной культуры метафизику. Именно научное знание в настоящее время является фактором, изменившим взгляд человека Запада на характер мира и транс ценденции.

Но что можно считать самым удивительным, получили научную востре бованность содержания мировоззрения Востока, которые до самого послед него времени на Западе воспринимались как глубочайшая экзотика, несов местимая с прогрессивной культурой. Самым неожиданным образом для тра диционного европоцентризма человечество вновь объединилось, продемонс трировав удивительное единство. "Вдруг" оказалось, что самые экзотич ные персоны, например, Е.Блаватская, не говоря уже о К.Юнге, были в значительной мере более правы, чем рафинированные приверженцы сциен тистского скептицизма. Фактически уже научный мир раскололся на сто ронников традиционализма и инновационности при интерпретации универсу ма в самом напряженном, конфронтационном варианте.

Одним из самых плодотворных авторов, создающих новое мировоззре ние, можно считать Ф.Капру. Развивая идеи своего духовного учителя В.Гейзенберга, он, занимаясь профессионально теоретической физикой, приходит к выводу об ограниченности традиционного западного мировозз рения. Можно констатировать, что именно "кризис" в физике послужил отправной точкой принципиального изменения взгляда на мир среди предс тавителей научного знания. Основные идеи Ф.Капры мы можем изложить следующим образом [3].

В основе западного сциентистского мировоззрения лежит принцип противопоставления субъекта и объекта, введенного Декартом. Субъект и объект фактически противоположны, имеют специфическое содержание, субъект может познать объект при помощи рациональных средств познания.

Обязательным условием познания выступает требование недопустимости проекции на объект содержания субъекта. Последователи Декарта, такие как Галилей, Ньютон и другие усилили возможности познания требованием необходимости количественной интерпретации объекта познания и возмож ности измерить это количество.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.