WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 43 |

И.А. Коников “Материализм Спинозы”

М., 1971

Содержание:

Введение 2 О характере и форме спинозизма 2 ГЛАВА ПЕРВАЯ 9 Методология Спинозы 9 ГЛАВА ВТОРАЯ 37 Онтология Спинозы 37 Учение о субстанции 37 Учение об атрибутах 45 Определяемость Бога 45 Атрибут протяжения 56 Учение о движении 59 Атрибут мышления. Гилозоизм 63 О происхождении мышления 67 Взаимоотношение атрибутов 68 Модусы 72 Бесконечные модусы 78 Бесконечное – конечное 82 Natura naturans – natura naturata 86 Отношение Бог – мир 87 Детерминизм 88 О фатализме Спинозы 90 Необходимость и свобода 93 Необходимость и случайность 95 О свободе действий человека 101 ГЛАВА ТРЕТЬЯ 108 Этика 108 Заключение 126 ВВЕДЕНИЕ О характере и форме спинозизма Исключительное место в сокровищнице человеческой мысли занимает философское наследие замечательного голландского мыслителя Бенедикта Спинозы, вокруг которого вот уже три столетия не прекращается ожесточенная полемика. В этом ве­ковом споре, самом по себе свидетельствующем об исторической значимости учения Спинозы, сталкивались и сталкиваются не только противоречивые интерпретации отдельных его проблем, но и прямо противоположные точки зрения на самое систему в целом. Однако при всем обилии характеристик спинозизма, при всем разнообразии его истолкований в центре внимания всех, в том числе и самых «беспристрастных» исследователей, неиз­менно остается одна и та же дилемма как проявление исконной борьбы двух лагерей в философии: является ли учение Спинозы материалистическим и атеистическим, или оно представляет со­бой одну из разновидностей теологии, одну из специфических идеалистических систем. В материалистическом и атеистиче­ском характере спинозовского учения не сомневалось ни боль­шинство современников великого амстердамца, ни большинство мыслителей последующих эпох – и материалисты, являвшиеся в той или иной степени последователями Спинозы, и значительная часть идеалистов, третировавших его на протяжении веков как «мертвую собаку». Однако истории философии известны мно­гочисленные попытки изобразить спинозизм как идеалистическую систему, представить его чисто религиозной концепцией, даю­щей, как говорит один из его исследователей Л. Робинсон, «единственное научно оправданное учение о Боге», а самого Спинозу – как глубоко религиозного человека, «Боговдохновенного» творца оригинальной религии, «упоенного Богом» мысли­теля [256, стр. 344]. Вот один из наиболее характерных образ­чиков подобной оценки философского творчества Спинозы:

«В отличие от современников, против господствовавшего миро­воззрения, против теизма, выступавших ради чистого отрица­ния, ради атеизма, Спиноза в критике господствовавших воз­зрений видел не самодовлеющую цель, но лишь этап к поло­жительному религиознофилософскому творчеству, к построе­нию истинного, свободного от противоречий Богоучения, к созда­нию такой системы, где Бог не только один, но один только Бог все» [174, стр. 173].

Выдавая Спинозу за творца своего рода «научной теоло­гии», Робинсон патетически восклицает: «Богом он жил и мыс­лил, был преисполнен» [174, стр. 175].

Вл. Соловьев в специальной статье, имеющей подзаголовок «В защиту философии Спинозы», следующим образом «защи­щает» спинозизм: «Обвинение философии Спинозы в атеизме я считаю совершенно несправедливым» [188, стр. 392].

В философском словаре вряд ли найдутся такие «измы», ко­торые бы не приписывались учению Спинозы различными ин­терпретаторами. Однако характеризуется ли оно как акосмизм (Гегель, Д. Льюис, В. Беляев), или пантеизм (К. Фишер, Ф. Ланге, Л. Лопатин, Л. Робинсон и др.), или панлогизм (В. Шилкарский), или дуализм (Г. Челпанов, Э. Кассирер), выдается ли Спиноза за мистика (Г. Коген, С. Франк), или кан­тианца, или за последователя Платона (В. Виндельбанд), или кабалы и т. д. и т. п., большинство идеалистических толковате­лей спинозизма, в том числе и современные (такие, как В. Стейс, Г. Вольфсон, Р. Со, Ш. Берне, Л. Робинсон и другие), неизменно единодушны в одном: учение Спинозы – теологиче­ская система, сам Спиноза – слуга всевышнего [242, стр. 17].

Цепляясь за отдельные слабые стороны спинозовского учения, выхолащивая его революционную сущность, извращая ма­териалистический смысл системы и не гнушаясь прямой фаль­сификацией ее, идеалисты различных времен и оттенков пыта­ются использовать в качестве идеологического оружия «адапти­рованный» спинозизм, зачислить по своему ведомству одного из гигантов человеческой мысли, историческая заслуга которого и заключалась в борьбе с идеализмом и поповщиной, в дерзно­венной и гениальной попытке объяснить мир исключительно на основаниях науки и разума, в том, что он один из первых, гово­ря словами Энгельса, настойчиво пытался «объяснить мир из него самого, предоставив детальное оправдание этого естест­вознанию будущего» [9, стр. 350].

«Система атеизма» – такое определение получило спинозовское учение в «Историческом и критическом словаре» Бейля. «Спиноза есть Моисей для современных вольнодумцев и материалистов» – так определяет Фейербах историческое место Спинозы [47, стр. 155].

Но как можно говорить о материалистическом и атеистиче­ском характере мировоззрения Спинозы, если «Бог» – первое слово философа и центральное понятие всей его системы? «О Боге» – так называется и первая часть самого раннего про­изведения мыслителя («Краткий трактат о Боге, человеке и его счастье»), открывающегося доказательством существования Бога, и первая часть последнего, наиболее зрелого его произведе­ния, посвященного тем же проблемам. Соответствуют ли заяв­ления о материализме и атеизме Спинозы действительной сути его философии, если, по словам самого автора, «Бог есть такое существо, которое по своей сущности безгранично и всемогуще (omnipotens) не в одном только какомнибудь определенном отношении, но абсолютно» [18, стр. 527], если «Бог заключает в себе все совершенства и не имеет в себе никаких несовер­шенств» [18, стр. 523], если «Бог есть абсолютно и действитель­но причина всего» [18, стр. 492], если, наконец, вообще «ничего нет вне Бога и существует один только Бог, заключающий в себе необходимое существование» [18, стр. 523] Утверждениями подобного рода буквально испещрены сочи­нения Спинозы. Более того, доказательству истинности их, со всеми вытекающими из них следствиями, и посвящены самые эти сочинения, слово «Бог» «действительно фигурирует чуть ли не на каждой строчке» [85, стр. 158].

Может быть прав, в таком случае, Гегель, заявлявший:

«Верно, следовательно, как раз противоположное утверждению тех, которые обвиняют Спинозу в атеизме, у него слишком мно­го Бога» [27, стр. 304]. Может быть прав С. Ковнер, утверждаю­щий, что «упрекать Спинозу в отрицании Бога значит ни строч­ки не понимать в его учении» [126, стр. 146]. Не Бога, а скорее самого человека отрицает спинозизм, – заявляет Ковнер. Не Бога, а реальный мир отрицает Спиноза, – говорит Д. Льюис [146].

Однако и те, кто высказывает противоположное мнение, подкрепляют его цитатами из сочинений Спинозы, и среди та­ких авторов имеются не только материалисты. Так, идеалист чистейшей воды, неокантианец А. И. Введенский в статье «Об атеизме в философии Спинозы» с горечью констатирует, что «учение Спинозы во имя требований логики должно быть при­знано атеистическим» [85, стр. 158], хотя это, по его мнению, вовсе не дает оснований считать Спинозу атеистом. Епископ Джордж Беркли объявлял философию Спинозы «отъявленной противницей религии»2. Примечательно и известное заявление Лейбница о «пагубном учении» «остроумного, но нечестивого писателя».

Обе исключающие друг друга точки зрения по вопросу о ро­ли Бога в системе Спинозы находят, на первый взгляд, непо­средственное подтверждение в самом учении философа.

Несомненно, Спиноза приписывает Богу всесовершенство, освобождая его от всего отрицательного, несовершенного, про­возглашает его необходимо и единственно существующим, но несомненно также и то, что в системе Спинозы разрушается само понятие Бога. И именно объявляя Бога всереальностью, утвер­ждая за ним абсолютно бесконечное бытие, Спиноза тем самым упраздняет Бога.

Правильное понимание этого парадоксального на первый взгляд положения, верное решение вопроса о месте Бога в си­стеме Спинозы возможно, только если учесть специфическую форму спинозизма, специфику терминологии Спинозы прежде всего. Спиноза мог говорить со своими современниками един­ственно лишь на доступном для них языке – языке своей эпо­хи. Стремясь представить свое учение в виде несомненной, аб­солютной истины, он совершенно сознательно использовал гос­подствовавшую в его время Богословскую терминологию в каче­стве своеобразного инструмента для внедрения в сознание сов­ременников новых идей и понятий.

Однако употребление термина «Бог» не было лишь данью эпохе, отпечатком времени (как это представлено во многих исследованиях), оно объясняется не только историческими кор­нями терминологии Спинозы или его стремлением избавиться от клички «атеист» (равнозначной, по тем временам, понятиям «нечестивец», «аморальный» и т. п.), но и заключает в себе бо­лее глубокий смысл. Выявление этого смысла может быть до­стигнуто только в результате анализа содержания и соотноше­ния основных категорий спинозовской онтологии: Бог, природа, субстанция.

Исследование философии Спинозы не оставляет сомнений в том, что все три понятия употребляются им как идентичные. Уже в самом раннем своем произведении – в «Кратком трак­тате» – он оперирует понятиями «Бог» и «природа» как равно­значными, постоянно употребляя их одно вместо другого, ха­рактеризуя их одними и теми же свойствами, выражая через одни и те же определения. Так, в заключительной части 2й гла­вы трактата говорится: «Природа есть существо, о котором вы­сказываются все атрибуты» [17, стр. 89], в начале 3й главы:

«Бог есть существо, о котором высказываются все атрибуты» [17, стр. 96]. В самом зрелом своем произведении – «Этике» – Спиноза постоянно отождествляет Бога и субстанцию. И хотя прямое отождествление их имеет место впервые в дефиниции 6й и в теоремах 11й и 14й (ч. I), оно, несомненно, предпола­гается Спинозой значительно раньше. Из спинозовского же учения о субстанции следует, что субстанция есть не что иное, как сама природа.

Итак, отождествление Бога, природы и субстанции очевидно. «Чистейший спинозизм», как указывает Гольбах в своей «Си­стеме природы», и заключается в том, чтобы не признавать «другого Бога, кроме природы» [33, стр. 376]. Именно это отож­дествление Бога и природы, составляющее основу онтологии Спи­нозы, и расценивал Толанд как прямую дорогу к атеизму, имен­но оно означает фактически отрицание Бога, что не вызывало сомнений уже у Гоббса, именно оно послужило основанием для утверждений Якоби о том, что Спиноза создал атеистическое учение, в котором Бог и мир неотделимы друг от друга, что низведенный на степень природы Бог исчезает и существующей признается только природа [249]. Но из этого же отождествле­ния исходил и Гегель в своей критике точки зрения Якоби и дру­гих, утверждая, что у Спинозы «слишком много Бога» [27, стр. 304].

Природа, по Спинозе, есть Бог, следовательно, спинозизм, говорят одни, – это религиозное, идеалистическое учение. Но Бог Спинозы – это природа, возражают другие, следовательно, спинозизм – атеистическое и материалистическое учение. Таким образом, указанное отождествление и соответственно сама си­стема получают противоположные друг другу оценки и харак­теристики со стороны материалистов и идеалистов.

Такая полярность оценок спинозизма объясняется, на наш взгляд, односторонностью подхода к рассматриваемой проблеме. В учении Спинозы о Боге и природе заключены два момен­та: отождествление природы с Богом и отождествление Бога с природой. Акцентируя первый из этих моментов, некоторые ис­следователи и приходят к идеалистической интерпретации спинозизма; когда акцентируется внимание на втором моменте, спинозизм характеризуют как материалистическое и атеисти­ческое учение. Но игнорирование одного из этих моментов не­допустимо. Отождествление Бога и природы есть единый, но двусторонний акт. И если первый из указанных моментов сви­детельствует об известной слабости учения Спинозы, обуслов­ливая пантеистическую форму его материализма, то второй мо­мент выражает материалистическое содержание его системы.

В своем учении о природе Спиноза исходит из очевиднейшего факта существования объективного мира. При этом философ с самого начала мыслит природу как воплощение абсолютного совершенства и бесконечного могущества, как нечто вечное, несотворимое, бесконечное, выводя эти свойства природы из са­мого понятия субстанции, из определения ее как causa sui.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 43 |




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.