WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 9 |

Жизнь поколения в связи с этим может быть рассмотрена как плоскость, пересекающаяся с временными плоскостями других поколений. В точках пересечения происходит «подлаживание» временных параметров жизни одного поколения к другим: темпы рабо­ты, распорядок дня, сезонные предпочтения и увлечения, скорости передвижения /от улицы до карьеры/ всё это "задаётся" тем по­колением, которое является в данный исторический момент собственником времени общества. Мы хотим подчеркнуть, что "поколение" как временное понятие может быть рассмотрено как поле, в котором разворачивается превращение социальных времён. Такое понимание исходит из объективной заданности социального времени /его ритм обусловлен технологическими особенностями прежде всего мате­риального производства/. Но поскольку время всегда переживается, это дополняет к его измерениям ещё одно. Более того: благодаря со­существованию поколений в один и тот же момент индивид, живя «настоящим» своего поколения, заглядывает /использует/ в "прошлое" и в "будущее" через "настоящее" последующего и предшествующего поколений. Сама смена поколений выступает как прерыв линии сохранения культуры и её обновления.

Третья функция времени определяется тем значением, которое приписывается его определённым моментам. У истоков такого понимания времени в культуре стоят Э.Кассирер, П.Сорокин, Р.Мертон. Именно Э.Кассирер подчеркнул, что человек не может существовать, не выражая себя в таких великих формах социальной жизни, как язык, религия, искусство, политические институты. Для этого он создаёт символы: вербальные и религиозные, образы мифологические и художественные. Но выражая себя через символы, он погружается в мир непостоянства значений. Сорокин и Мертон подчеркивали, что смысл событию придаёт его временное оформление, что знание специфических периодов зависит от значения, приписываемого им. Понятие качественного времени они считают важным не только для примитивных обществ, но и для современных индустриальных государств. Они утверждали, что социальное время является качественным, а не только чисто количественным, что чувство времени возникает из верований и обычаев, общих для той или иной группы. Сорокин и Мертон подчёркивали важность аналитических различий между социальным временем и астрономическим временем: первое является выражением изменения или движения социальных явлений в терминах других социальных явлений, взятых как точка отсчёта (см.: Sorokin P., Merton R.K. Social Time: A Methodological and Functional Analysis//American Journal of Sociology, 1937, v.42. № 5. Р.615629).

Сорокин отмечает, что в обществе, живущем по часовому времени, отрезки социального времени не выделяются и не фиксируются даже тогда, когда это целесообразно. В результате часовое время накладывается на большинство формальных человеческих действий, что приводит к навязыванию механического измерения человеческой деятельности /работа, сон, любовь, еда/. Сорокин исследует такие структурные черты времени, как синхронность и порядок, ритм и фазы, периодичность и темп, подчёркивает распространённость двухфазного и даже трёхфазного ритма. Впервые операция приписывания моментам времени определенных значений была осуществлена в мифе. Миф был наглядным временем и судьбой для его носителей, поскольку воплощал в себе календарь, социальную память и осуществлял проекцию в будущее. В мифе закладываются три темпоральносмысловые структуры: вечность (абсолютные ценности), время – длительность («часы») и время – деятельность (судьба). Все они становятся в дальнейшем смыслообразующим фактором жизни личности. Содержательное же их наполнение будет меняться в зависимости от исторической ситуации и субъекта ценностей.

Четвёртая функция времени определяется тем, что представление о времени является ключевым в категориальной сетке мышления и в модели мира, выстраиваемой каждой культурой. "Каждый народ и всякая эпоха обладают своим типом души, т.е. сетью с определёнными по размеру и конфигурации ячейками, которые задают близость одним истинам и неискоренимую неспособность к достижению других" /ОртегаиГассет Х. Что такое философия? С.46/. Это в полной мере относится к категории времени, роль которой в категориальной сети того или иного типа мышления, а также в "типах душ" весьма значительна. Историки культуры предоставляют богатый материал, свидетельствующий о том, что в рамках каждой культуры создаётся своё "космовидение", под которым понимают представления о пространстве и времени, составляющие структурное и систематическое целое /см.: Д.Карраско. Религии Мезоамерики. Космовидение и ритуальные центры // Религиозные традиции мира: В двух томах. Т.1 /Пер. с англ./ М.: КронПресс, 1996. С. 151/.

В мезоамериканских религиях время представлялось существующим в трёх различных пересекающихся друг с другом плоскостях: это было время человека, время богов и время до существования богов. Это делало жизнь человека значительной, придавало ей невероятную силу. Человек жил во времени, или цикле времён, созданном богами на поверхности земли. Это время отмечалось годичным календарём. Время и пространство рассматривались как переплетение священных сущностей. Ход времени осуществлялся сверхъестественными силами небесного и подземного происхождения, сходившимися на земном уровне. Таким образом, человеческое время и пространство наполнялись священными силами. Существовал и другой временной цикл, предшествующий человеческому времени: время мифов. Это время характеризовалось борьбой богов, похищениями, потерей чести, смертью, расчленением. Время мифов влияло на жизнь человека: вопервых, тем, что оно продолжалось и в настоящем времени, а вовторых, именно во времена мифов появились сверхъестественные существа, вмешивающиеся в повседневную жизнь человека на земле. Третья временная сфера трансцендентное время богов. Верховный Бог существовал до двух начальных циклов, создав первоструктуру Вселенной и придав ей энергию. Это первичное время богов, когда из хаоса возник мировой порядок, продолжается на небесном уровне.

Все три времени могли входить в соприкосновение друг с другом. Поэтому человеческая жизнь /время и пространство/ каждый день загружалась специфической силой и энергией. Лопес Аустин отмечает: "Когда момент человеческого совпадает с одним из вездесущих моментов мифического времени, время человека запечатлевает "отпечаток" мира богов. Последовательность совпадений двух времён приводит к циклам различных размеров, делая каждый момент человеческого времени местом встречи многообразия божественных сил, совместное действие которых придаёт ему его особую природу..." /Alfredo Lopez Austin. The Human Body and Ideology. Salt Lake City: University of Utah Press, 1988. P.65 цит. по: Религиозные традиции мира. С.155/. Мезоамериканские календари отмечают и регулируют проникновение этих божественных сил в человеческую жизнь.

Интересно, что ацтеки заметили и оценили важность не столько продолжительности времени, сколько его прерывов. Это выразилось в важнейшем публичном ритуале празднике "нового огня" или "связывания лет". В этот праздник отмечался проход Плеяд через меридиан один раз в 52 года. Созвездие Плеяд проходит через зенит каждую ночь, но в полночь только раз в год. Ацтеки же рассматривали только один из пятидесяти двух таких переходов как действительно важный, потому что он означал конец взаимодействия двух различных календарных систем. Этот ритуал включал в себя приношение в жертву вражеского воина как знак обновления всех циклов времени.

Такое же большое значение обновлению космических сил в растениях, животных, человеке и династиях придавалось и в религии майя. У майя один из членов семьи правителя исполнял ритуал кровопускания для того, чтобы привести души предков, богов и время мифов в мир человека с целью придания живой силы растениям, власти правящему вождю или подготовить страну к войне /см.: Д.Карраско. Религии Мезоамерики //Религиозные традиции мира. Т.1. С.155/. Важность прерывов времени иллюстрируется и тем фактом, что тексты майя представляют собой в основном исторические описания не только жизни, но и смертей правителей майя.

То, какой смысл вкладывается в понятие "время" тем или иным народом, той или иной культурой, зависит от многих причин: особенностей жизнедеятельности, стиля мышления, целевой причины /"энтелехии" по Аристотелю/ каждого народа и его национальной культуры. Но этот смысл не единственен. Помимо лежащего на поверхности и осознаваемого смысла /отражаемого в науке и в философии/ в национальном и культурном миросозерцании присутствуют и смыслы неподозревающиеся, проявляющие себя в иносказаниях, присказках, поговорках. Г.Д.Гачев, исследуя национальные образы пространства и времени, выделяет два основных, представленных культурой Франции и физикой Декарта, с одной стороны, и культурой Германии с другой. Время tempus /лат./. В этимологии его связывают с "тянуть" /лат. teneo, tendo, откуда и Декартовы термины extention протяжение и entendement мышление понимание внимание. У немцев же мы находим другое понятие времени как рубленого отрезка: время срок, а то, что тянется длится это вечность. Потому в "Этимологическом словаре латинского языка" дра Алоиза Вальде так характеризуется tempus: "Zeitraum /"пространство времени" как промежуток, т.е. пустота, зазор между стенами, которые суть чтото; т.е. это между чемто, не самостояние. Г.Г./: не бесконечно простирающееся время" и потому как временной отрезок /см.: Г.Д.Гачев. Наука и национальные культуры. РостовнаДону: Издво Рост. унта,1992. С.24/.

Формообразующая функция времени в культуре проявляется также в том, что каждая культура самоопределяет себя во времени, создавая свой календарь. Многие религиознофилософские доктрины ставили время в центр своих концептуальных построений, неразрывно связанных с практикой религиозной жизни. В орфических таинствах обожествлённому Хроносу придавалась безграничная власть, у персов, в позднем реформированном зороастризме ещё большая роль отводилась Зервану андрогинному принципу "безначального времени", рождающему из своего вселенского лона двух близнецов: Ормузда /Добро/ и Аримана /Зло/, смертельный поединок между которыми длится до конца времён. Калачакра /"Колесо времени"/ является космической творческой силой в эзотерической буддийской доктрине, с Калачакрой неразрывно связана система тибетского буддийского календаря и летоисчисления. В Древней Индии существовала особая система, называвшаяся Калавада /"философия времени"/, сблизившаяся позднее с астрономией.

Календарь – это хранитель памяти народной, организатор его соборного сознания. В памяти и ритмах календарей объединяются внешний космос мироздания и внутренний космос человека. Интересно проследить, как хронологическое время (ритмы мироздания) увязывается с определенными смыслами культуры, организуя ритмику социальной и духовной жизни. А.Н.Зелинский рассмотрел эту зависимость на примере христианского календаря.

Люди в своих календарных системах стараются приблизить календарный год к году тропическому, продолжительность которого составляет 365 дней 5 часов 48 минут 47 секунд. Круг Солнца содержит 28 лет. Через 28 лет дни седмицы падают на те же самые числа месяца в Юлианском календаре. Равноденствие, согласно христианскому вероисповеданию, есть начало времени при творении. Человек был создан в шестой день творения, в пятницу, в полдень, за 5508 лет до Рождества Хриcтова. Это время Спаситель избирает и временем обновления. С Рождеством Христа, которое было в 20 и год 1977 круга Солнца, на Земле наступило качественно новое время. С момента грехопадения первогo человека время протекало в ощущении вечного ожидания грядущего Мессии. С явлением Христа миру центр времени уже лежит не в чаемом будущем, а в совершившемся прошлом.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 9 |




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.