WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 33 |

Можно соглашаться или не соглашаться с этим творчеством, оно может быть приемлемо как ценное, и оно может быть отвергнуто обществом как вредное и нежелательное это вопрос другой, но одно всегда несомненно: в нем есть всегда анормальное и патологическое, а потому оно может быть понято и освещено научно только с помощью психопатологии, и с помощью психопатологии эти вопросы в общественном отношении могут быть регулируемы.

И поскольку есть новое общество, стремящееся быть организованным на принципах научной организации труда во всех отраслях общественной продукции без исключения, и поскольку новое общество заинтересовано будет положить конец этой дикой свистопляске в творчестве, в искусстве, (перепутанной с теологической идеологией и метафизикой), чтобы дать правильное русло творчеству ("правильное" с точки зрения научной), постольку новое общество с непреложной исторической необходимостью в конце концов должно будет построить соответствующую отрасль психопатологии как отрасль медицины и биологии, на основании которой оно может подойти и к этой отрасли психики научно, выбросив вон всю ту старую рутину мещанской идеологии в понимании гения, творчества и искусства, а эта новая отрасль психопатологии, которая должна быть построена, и есть эвропатология.

Выделение эвропатологии как отрасли психопатологии, которая выделяет всю творческую анормальность и патологию в отдельную научную область (точно так же, как судебная психопатология выделяет анормальное поведение человека, школьнодефективная психопатология анормальное поведение школьника и т. д.) есть историческая необходимость и непреложность, ибо нельзя себе представить, что рано или поздно какаянибудь сфера анормально проявленной психики (в особенности анормальное проявление творчества) оставалась бы всегда метафизической, туманной, и чтоб, наконец, не наступил момент, когда она делается предметом научного изучения какойлибо специальнонаучной дисциплины.

Такой научной дисциплиной с точки зрения медицины может быть, по нашему мнению, только эвропатология, для создания которой назрел исторический момент общественноисторическая необходимость.

Сама эта историческая необходимость создания эвропатологии как прикладной науки диктуется практическими потребностями жизни: необходимостью государственным и общественным органам руководиться какимилибо научными критериями при регулировании вопросов, касающихся одаренного творчества, одаренной личности, его произведения. До сих пор применяемый принцип государственного или частного “меценатства", ”поощрения" должен замениться эвропатологической экспертизой, основанной на научных данных эвропатологической диагностики творческой личности и её произведения не с точки зрения “хорошо" или “плохо", “нравится это мне" или “не нравится", а с другой точки зрения: соответствует ли это произведение или этот талант законам симптоматологии данного творческого типа, или это есть симуляция таланта, симуляция творческого произведения; устанавливая эту симуляцию или подлинность этого явления так же, как судебный экспертпсихиатр устанавливает симуляцию невменяемости того или иного психического состояния.

Понятно, что, не имея в настоящее время таких данных, с помощью которых мы могли бы так подойти к этим вопросам, мы этого сейчас сделать не можем, ибо мы должны изучить прежде всего законы патологии, симптоматологии, диагностики проявления творчества. Необходимо сначала создать эвропатологию. Практическая необходимость такой научной дисциплины в целях вышеупомянутой экспертизы настолько ясна всякому, что об этом не приходится распространяться. Ясно всякому, что государство немало бы средств могло сэкономить, зная, например, на какое искусство можно тратить деньги и на какое нет. Точно так же ясно, что государство, зная в лице эвропатологовспециалистов законы творческой патологии, знало бы, как отнестись к анормальным и часто асоциальным (вытекающим из этой анормальности) проявлениям психики такого человека, и не поставлено было бы в необходимость бросать такую личность ни в тюрьму за его асоциальность, ни в сумасшедший дом, т. е. ограждать его от того или другого, парализируя его асоциальность иначе, нежели асоциальность обыкновенного преступника.

Далее, государству и обществу необходимо изучить генетику и биологию творческой личности, чтобы знать, в каких недрах человеческого материала можно ждать или искать эту ”курскую аномалию" человеческой продукции, и в каких социальных слоях нужно ждать эту феноменальную силу, называемую “одаренностью". Нечего и говорить, что гибель такой громадной энергии была бы гибелью для человеческой культуры, а между тем мы видим, что существует такое научное течение в биологии, которое прямо является угрозой для вопроса о существовании и возможности появления такой одаренной энергии в будущем. Течение это евгеническое. Как ни странно и как ни пародоксально звучало бы такое заявление с нашей стороны, но выходит всетаки так, что учение, которое стремится к “оздоровлению" человечества, в то же самое время не сознает того косвенного вреда, который может быть от этого учения в отношении генетики великих людей.

Как известно, евгеники стремятся ”стерилизовать" человечество от патологической наследственности путем целого ряда предупредительных мер, радикальных и профилактических. В Америке евгеническое течение идет настолько радикально, что практикуется даже кастрация. Правда, нашими русскими евгениками она не разделяется, но принципы профилактики усердно проповедуются. Профилактика в целях оздоровления человечества от “плохой наследственности" — идея очень заманчивая, но практически не только не осуществимая, но даже вредная в отношении источников гениальной одаренности, в отношении генетики великих и одаренных людей, и именно вот почему.

В самом деле, если мы будем следовать учению евгеников, то, если в смысле “стерилизации" людей от плохой наследственности мы достигнем хороших результатов, зато в смысле рождения великих людей у нас будут отрицательные результаты: не будет ни одного великого или замечательного человека, ибо, как мы покажем далее, генез великого человека связан органически с патологией, если понимать патологию не как болезнь, а как биологический фактор, который является одним из сопутствующих биологических рычагов генетики в создании природой великих людей.

Точно так же (как мы это докажем дальше) патология великих людей есть необходимый компонент биологической структуры личности великого человека. Уничтожая путем евгеники один из компонентов этой структуры, мы уничтожаем возможность созидания самой структуры одаренной личности. Это положение мы дальше разовъем в особой главе. Здесь мы этого вопроса коснемся лишь вскользь, как момента, с которым евгеническому учению придется считаться. Не отрицая значения евгенического течения в вопросах генетики вообще, я здесь хочу сказать, что вопросы генетики одаренных или замечательных людей не могут быть обойдены без того, чтоб не касаться вопросов эвропатологии как будущей дисциплины, которая стремится осветить (во всеоружии науки) биологическую роль патологии в генетике и структуре великих людей. Если государство поставит вопрос, поднятый евгениками на очередь дня, то без эвропатологического освещения вопрос этот не может быть решен. Вот в этом эвропатология должна также иметь общественнопрактическое значение.

Практические мотивы, которые выдвигают необходимость созидания эвропатологии как отдельной отрасли прикладной патологии, настолько ясны и в то же время настолько разнообразны и многогранны, что вряд ли нужно и можно предусмотреть и перечислить все эти практические мотивы.

Теперь перейдем к методологическим основаниям необходимости выделения творческой патологии в одну систему эвропатологии.Как уже было сказано выше, область творческой патологии и патология одаренной личности почти что не изучены.Имеется целый ряд причин, почему с этой областью психопатологии дело обстоит так плохо. Я здесь сейчас укажу на эти причины.

Вопервых, нет кадров специалистов психиатров, которые бы отдались специальному изучению этого вопроса. Имеются психиатры, изучающие судебную психопатологию, психиатрыдефективисты и т. д., но нет психиатровэвропатологов.

О таких исключениях, как Ломброзо, Мебиус, Бирнбаум и других единичных авторах, которые изучали и вникали в этот вопрос более или менее специально, приходится говорить как об исключениях прежде всего, а затем всетаки они изучали эти вопросы “между прочим". Для огромного большинства других же эта область является предметом случайных экскурсий, а то просто объектом короткого “увлечения молодости" (как это мне однажды сказал один видный психиатр), иногда же просто временным модным занятием. Эти отдельные (или единичные) выступления или экскурсии в эту область единичных авторов, обыкновенно посвященные патологии или патографии того или иного великого человека, являются очень ценным материалом для освещения той или иной замечательной личности, но страдают часто отсутствием какихлибо принципов или методов в подходе или постановке этого вопроса. Другие же авторы обнаруживают часто при тех или иных обобщениях такой дилетантизм вопроса с примесью метафизики, а иногда просто обывательщины, что делается досадно за автора; и непостижимо, как клинически и биологически мыслящий человек в вопросах психиатрии и медицины, в вопросах творчества и психопатологии великого человека превращается прямо в теолога и, лишь в лучшем случае, в метафизикафилософа или метафизикапсихолога того типа, выпускающего время от времени книжечку “Психология творчества" или “Философия творчества" и т. п. чисто умозрительные упражнения старосхоластической жвачки на новый лад, не дающие ровно ничего для естественнонаучной и клинической постановки этого жизненного вопроса.

Итак, нет психиатровспециалистов в области патологии великого человека и патологии творчества. Спрашивается — почему? Чем объяснить такое явление? На наш взгляд, основная причина та, что не было научных предпосылок в самой психиатрической мысли. Лишь с Ломброзо и его школы появился фундамент для такой возможности. Это вопервых, а вовторых, другая причина, что нет психиатровспециалистов эвропатологии, — это то, что нет психиатров, которым бы личные переживания процессов творчества в искусстве (в музыке, литературе, живописи и т. д.) были бы одинаково не чужды, как и сама психиатрия. Т. е., иначе говоря, нет таких психиатров, которые были бы сами в одно и то же время художниками, музыкантами, изобретателями и т. д., чтобы они могли подходить к явлениям творчества с точки зрения психиатрии как к чему то не чуждому их личному психическому опыту. А то, представьте себе, что может получиться из такого психиатрического анализа творчества, анализа хотя бы и ученого психиатра, если он в области искусства — обыватель (что бывает нередко). Получается то же самое, если б психиатрдефективист не был бы хотя бы элементарно образованным педагогом, или если б судебный психопатолог имел бы обывательский подход к вопросам права и общественных наук.

Ясно, что анализ научный, без личного опыта творчества в данной области, не может иметь той ценности в таком важном и трудном вопросе, как творчество, и ученый психиатр, чувствуя это, бросает эту работу как бесполезную. Поэтому, по нашему мнению, кадры психиатров, занимающихся специально вопросами патологии творчества, должны вербоваться из тех психиатров, которым в одно и то же время доступна какаянибудь область творческих переживаний (музыка, литература, живопись, научнотехническое изобретение и т. д.); психиатры же, для которых эти переживания анестезированы, не могут специально заниматься этими вопросами, кроме разве простой передачи фактов историй болезни великого человека или его патографии (как это, например, и делают в Германии некоторые психиатры, выпустившие целый ряд патографий, и тем ограничивается их работа).

Короче говоря, нет до сих пор научной разработки вопросов эвропатологии потому, что нет соответствующих кадров психиатров, в то же время творящих в той или иной области. Пока не будет таких психиатров, не будет создана эвропатология как самостоятельно и научно разработанная область.

Спрашивается, что же может сделать психиатрия еще до появления специальных кадров таких психиатров? По нашему мнению, очень многое: большая, методического характера подготовительная работа, которая может быть проделана психиатраминеспециалистами. Работа эта сводилась бы к систематизации накопления фактов, материалов, их обработке с чисто клинической стороны, которая еще до сих пор не использована.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 33 |




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.