WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 |

Изменение моделей социального взаимодействия в результате присоединения России к мировому сообществу

Александр Качеров

Касаясь популярной в сегодняшней социологии темы коммуникативности и социального взаимодействия, наверное, нет необходимости доказывать то огромное влияние, которое оказывают средства массовой информации на социальное поведение личности. Поскольку в современном обществе система получения знаний об окружающем мире, о правилах поведения и приспособления к среде давно уже полностью зависит от информационных потоков и каналов их распространения, для изучения социального взаимодействия необходимо, прежде всего, исследовать взаимосвязь между конкретными действиями и установками личности, направленными на удовлетворение потребности в коммуникации, и условиями существования в информационной среде.

Ввиду того, что данная работа касается изменений в сфере социального взаимодействия, следует подчеркнуть, что это понятие, в рамках социологической традиции, является более широким, чем понятие "межличностные контакты" или общение. Дело в том, что социальное взаимодействие подразумевает преломление социальных норм и ценностей через сознание индивида и его реальное действие на основе осмысления этих норм и ценностей [1], в то время как простые личные контакты (например, просьба к члену семьи выключить свет или открыть окно) могут быть лишь актом передачи информации и реакции на нее вне какоголибо социального контекста. В своей работе "Об индивидуальности и социальных нормах" Г. Зиммель утверждал, что общество существует только там, где группа индивидуумов вступает во взаимодействие. Собрание человеческих особей не может стать обществом, поскольку каждая их них имеет объективно определенное или субъективно навязанное жизненное содержание. Это собрание становится обществом только тогда, когда жизненность этих содержаний приобретает форму взаимного влияния; только в случае, если один индивид имеет влияние на другого, простая пространственная агрегация или временная последовательность может преобразоваться в общество [2, p.24]. В связи с этим возникает вопрос: сохраняется ли социальное взаимодействие и реализуемые через него социальные нормы в том же виде в современных обществах, все интенсивнее использующих новые и все больше отказывающихся от традиционных форм коммуникации? Этот вопрос распадается на ряд задач, которые необходимо решить исследователю для поиска обоснованного ответа. Некоторые из обозначенных задач рассматриваются в данной работе:

Фиксация и анализ новых форм коммуникаций в социальной системе, выявление и объяснение "инфоконтактов", то есть предрасположенности индивидов к общению через телекоммуникационные средства как способа адаптации к реальностям информационной среды.

Обоснование тезиса о снижении потребности населения крупных российских городов в прямых контактах facetoface по мере их "растворения" в информационном пространстве и в результате формирования новых потребностей через средства коммуникации.

Описание мотивов поведения, заставляющих индивидов переключаться на инфоконтакты стремление избежать излишней эмоциональной нагрузки, недостаточная информационная насыщенность при личных контактах, экономическая необходимость и другие факторы.

Анализ особой роли телевидения в формировании новых моделей общения и в создании насыщенной информационной среды, так называемой глобальной "инфореальности".

Под российским информационным сообществом в данной статье подразумевается, прежде всего, коммуникационная среда крупных городов, таких как Москва, СанктПетербург и других, в которых уровень телефонизации (включая сотовую связь), количество телевизионных каналов и персональных компьютеров обеспечивают устойчивые регулярные информационные потоки, обслуживающие большие части населения. В Москве, по данным Московской городской сети, уровень телефонизации составляет от 60 до 70%, а что касается других крупных городов (10 городов с населением свыше 1 миллиона человек), то этот показатель составляет в среднем от 40 до 50% (в среднем по России приблизительно 28%). Что касается остальной части городского населения, которая не имеет регулярной телефонной связи, возможности смотреть более 12 программ телевидения и персональных компьютеров, можно предположить, что им все равно приходится существовать в условиях инфореальности, т.е., участвовать в информационном обмене с ограниченным набором средств коммуникации.

Изменения в обществе, как в российском, так и в любом другом, происходят в результате постоянных коммуникаций личности с внешним миром. Однако, в этом смысле, российское общество все же отличается от западного прежде всего в том, что коммуникационный прорыв, имевший место на рубеже 90х годов, вызвал более радикальные и динамичные изменения в России, чем в других странах, где потоки информации стабилизировались гораздо раньше и не оказывали такого сильного воздействия на общество в исторически короткий промежуток времени. Процесс вхождения России в систему мировых коммуникаций сопровождался сдвигами и разрывами в нормативном укладе российского общества, т.е. в относительно целостной системе социального взаимодействия, создававшейся веками на основе религиозных и идеологических установок, которые последовательно усваивались национальной культурой. Иными словами, на протяжении многих веков наблюдалось воспроизводство традиционных моделей взаимодействия, подразумевавших устойчивые формы и нормы межличностного и группового общения, обмена идеями, знаниями и информацией. В сегодняшних условиях, сложившихся за какието 10 лет, скрепленный эмоциональными и идеологическими связями социум постепенно распадается на отдельные группы, не имеющие общих установок и бомбардируемые потоками информации. Пользуясь терминологией немецкого социолога Ф. Тенниса, можно сказать, что происходит процесс, во многом подобный переходу от Gemeinschaft к Gesellschaft, т.е., от общества, скрепленного традиционными физическиорганическими взаимоотношениями (забота о бедных и слабых, связанная с удовлетворением от обладания властью, возможностью распоряжаться судьбами массы людей), к обществу, составленному из своекорыстных индивидов, враждебных друг другу, но удерживаемых от столкновений различными договорами или контрактами. В отличие от Gemeinschaft общество, организованное по принципу Gesellschaft, подвержено быстрым изменениям и искусственно по своей природе, и если первое является своеобразным "живым организмом", то последнее выступает как "механический агрегат и артефакт"[3]. Разумеется, вышесказанное относится прежде всего к урбанистической культуре, так как среди сельского населения до сих пор наблюдаются более тесные кровнородственные связи, общность по местоположению, а также некая идеологическая (религиозная) общность.

Сегодня общество самых крупных российских городов имеет все признаки современного информационного общества. Это не означает, что снимаются задачи выживания экономические условия продолжают оставаться весьма напряженными, а по показателям уровня жизни городскому населению еще очень далеко до западных обществ. Однако социальная модель уже задана, установлена как эталон для всех остальных членов общества. Это деловой житель Москвы (или крупного центра), имеющий в своем распоряжении все необходимые средства коммуникации. Он должен быть подключен к глобальной сети коммуникаций, и чем больше вызовов в сеть он принимает или осуществляет, тем больше он соответствует правилам и образу жизни, принятому в информационном сообществе. Неважно, соответствует ли данная модель национальнокультурным особенностям, темпам развития и имеет ли она вообще под собой какоелибо экономическое обоснование. Важно то, что именно такая модель воспроизведена современной системой коммуникаций и, возможно, такие формы "включенности" в коммуникативные сети будут предопределять новую, неизвестную нам до сих пор форму существования. В данном случае мы не говорим о содержании коммуникаций для понимания модели социального взаимодействия не имеет значения, научные ли это взаимосвязи, разговоры с друзьями, переговоры о банковских счетах или закупке товаров. Кроме того, действия, предпринимаемые какойлибо компанией или индивидуумом для установления контакта с окружающим миром (особенно на начальном этапе коммуникации), почти всегда сопровождаются созданием информационного шума, который как бы предваряет рекламную кампанию, но не является рекламой в полном смысле этого слова. Скорее, это заявка человека (или корпоративной группы) на свое присутствие, на свою особую роль в системе глобальных коммуникаций.

Телефон, телевизор и компьютер, как основные технические средства массовых коммуникаций, появились в нашей жизни не потому, что они совершенно необходимы и незаменимы. В самом деле, общество нормально функционировало без телефонов всего лишь меньше века тому назад, а без компьютеров и того меньше. Во 2й мировой войне широкомасштабные боевые действия и управление миллионными армиями осуществлялись без помощи электронных вычислительных и запоминающих устройств. Сегодня же практически все виды оружия целиком и полностью управляются компьютерами, а работу банковской системы вообще невозможно представить без таковых. Мы привыкли объяснять такое повсеместное внедрение электронных средств взаимодействия простым стремлением людей повысить эффективность своей деятельности, облегчить труд и охватить как можно большее число потребителей. Однако, как утверждают многие социологиэкономисты, хозяйственная активность людей не всегда определяется лишь набором рациональных мотивов поведения. Фактически, "человек побуждается к хозяйственному действию целыми комплексами мотивов, которые берут свое начало из трех основных источников: интереса, социальной нормы и принуждения" [6]. Причем из всех вышеперечисленных мотивов самым странным и малоизученным являются социальные нормы, которые большинством людей объясняются словами "так принято", но почти никогда не бывают рациональными. Поэтому и возникающие из современной коммуникативной системы модели взаимодействия не всегда предполагают рациональное объяснение. Это подтверждает и один из ведущих сегодняшних исследователей социальных систем Никлас Луман: "Коммуникация не имеет цели... она происходит или не происходит и это все, что можно о ней сказать... Само собой разумеется, что поскольку аутопойезис (самовоспроизводство системы А.К.) функционирует, внутри коммуникативной системы могут образовываться целеориентированные эпизоды" [7]. Итак, наблюдая, как мир постепенно превращается в глобальную коммуникационную систему, в которой общества распадаются на отдельные группы, перетекающие, в зависимости от постоянно меняющихся политических и экономических приоритетов, из одной социальной сети в другую, мы можем лишь сказать, что очевидный смысл существования этих обществсетей заключается в непрерывном обмене информацией.

Таким образом, позиция, анализируемая в данной статье, может быть сформулирована следующим образом: в результате присоединения России к мировому информационному сообществу главным содержанием социального взаимодействия в российском обществе также становится непрерывный обмен информацией. Это положение основывается на следующих эмпирических предпосылках: с момента прорыва информационных потоков в Россию (начиная, приблизительно, с 198992 гг.) наблюдается сокращение количества прямых контактов или так называемого "facetoface" взаимодействия; увеличилось количество контактов при помощи средств связи (телефон, факс, компьютерные сети); наблюдается экспоненциальный рост "искусственного" взаимодействия при помощи радио и телевидения; личные контакты между индивидуумами сокращаются по абсолютному количеству и по продолжительности в связи с тем, что возросшая скорость информационных потоков заставляет людей избегать излишней эмоциональной нагрузки и затрат энергии при личных контактах.

Краткое описание эмпирического исследования.

Прежде чем приступить к анализу данных для проверки вышеуказанных положений, следует отметить, что в данной работе не затрагивается вопрос о воздействии телевидения на личность, о формировании представлений под влиянием направленных телеманипуляций и других внешних воздействий. Мы выделяем телевидение как главное средство, обеспечивающее непрерывный обмен информацией и в корне меняющее содержание социального взаимодействия. Нас интересует, прежде всего, телевидение как социальный институт, как объективная реальность, данная нам для потребления, которую мы потребляем также как и продукты питания, одежду и различные приспособления и услуги, с одной стороны облегчающие нашу жизнь, а с другой заставляющие платить за это высокую цену, имея в виду личную свободу и вынужденное следование определенным социальным моделям.

Pages:     || 2 | 3 |




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.