WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 37 |

Цитаты часть1. Примечания авторов сайта “Апокалипсис 2000” отмечены как “А2”

***

Психопатология ограничена, ибо индивида невозможно растворить в психологических понятиях; пытаясь свести личность к типичному и регулярному, мы все больше и больше убеждаемся в том, что в любой человеческой личности кроется нечто непознаваемое. Мы вынуждены удовлетворяться лишь частичным знанием бесконечности, исчерпать которую не в наших силах.

*** Связь между телом и душой вовсе не является прямой и однозначной: об определенных психических событиях нельзя говорить как о чемто таком, что прямо связано со столь же определенными событиями, относящимися к соматической сфере. Иначе говоря, мы не имеем оснований для того, чтобы постулировать существование психосоматического параллелизма в узком смысле. […] В рамках неврологии было показано, что кора и ствол головного мозга наиболее тесно соотносятся с психической функцией; вершинные успехи в данной области связаны с исследованиями афазии, агнозии и апраксии. Но чем дальше продвигается неврология, тем менее доступной становится для нее душа; с другой стороны психопатология проникает внутрь психической субстанции вплоть до самых границ сознания, но у этих границ не находит никаких соматических процессов, прямо связанных с такими явлениями, как бредовые идеи, спонтанные аффекты и галлюцинации.

*** Психическая субстанция (душа) есть бесконечно объемлющее, которое нельзя охватить в целом, а можно лишь изучать, проникая в него с помощью различных методов.

*** Душа — не “вещь”, а бытие в собственном мире. […] Душа — это не статичное состояние, а процесс становления, развития, развертывания.

*** Человек не есть готовая форма, он формирует себя сам.

*** Человек как создатель духовных ценностей, как существо верующее и нравственное пребывает за пределами того, что доступно эмпирическому исследованию.

*** Изучение особенностей жизни животных убеждает нас в том, что предков человека среди зоологических форм нет. Как животные, так и человек представляют собой ветви единого великого древа жизни.

*** Психическая субстанция или душа не есть вещь. Говорить о душе, как об объекте — значит вводить в заблуждение. Вопервых, душа означает сознание, но в той же мере (а с некоторых точек зрения — прежде всего) она означает бессознательное. Вовторых, душа должна рассматриваться не как объект с устойчивыми свойствами, а как “бытие в собственном мире”, как целое, охватывающее внутренний мир и окружающий мир. В третьих, душа — это становление, развертывание, различение; в ней нет ничего окончательного и завершенного.

*** Сознание и бессознательное Термин сознание имеет троякое значение. Вопервых, он подразумевает осознание (интериоризацию) собственных переживаний — в противоположность потере сознания и всему тому, что пребывает за пределами сознания. Вовторых, он подразумевает осознание объекта, знание о чемто предметном и внешнем — в противоположность неосознанным субъективным переживаниям, в рамках которых “Я” и “объект” пребывают во все еще недифференцированном состоянии. Втретьих, он подразумевает самосознание, осознание личностью собственного “Я” — в противоположность бессознательному, в рамках которого субъект и объект переживаются как отдельные сущности, но личность не осознает различия между ними скольконибудь отчетливо.

Без сознания — понимая под сознанием любую форму внутреннего переживания, в том числе и такую, когда “Я” и “объект” не дифференцируются или когда переживание ограничивается всего лишь неосознанным чувством, не направленным на какойлибо определенный объект, — психическая субстанция не может проявить себя. Где нет сознания в указанном смысле, там нет и психической субстанции.

Но психическая жизнь не может быть полноценно понята только как сознание; она также не может быть понята средствами одного только сознания. Реальный опыт душевных переживаний необходимо дополнить теоретическим фундаментом, выходящим за пределы сознания. Все имеющее непосредственное отношение к феноменологии и объективной констатации фактов, обусловлено действительным опытом психической жизни и не нуждается в теории; с другой стороны, любая попытка объяснения эмпирических данных предполагает построение теоретических рамок и допущение некоторых механизмов и сил, внешних по отношению к сознанию. Прямые, доступные непосредственному наблюдению данные психического опыта аналогичны пене на поверхности моря. Океанские же глубины недоступны и могут быть изучены лишь непрямым, теоретическим путем. […] Для объяснения психической жизни мы должны работать с механизмами, внешними по отношению к сознанию — с происходящими в сфере бессознательного событиями, которые, конечно, сами по себе не могут быть переведены в форму, доступную непосредственному восприятию, а могут лишь мыслиться в форме психических или физических символов или аналогий. […] Само существование событий бессознательной психической жизни часто подвергалось сомнению. В этой связи мы должны различать события, в действительности пережитые личностью, но оставшиеся незамеченными, и события, происходившие за пределами сознания и, значит, не пережитые. Первые могут быть замечены при определенных благоприятных условиях и таким образом доказать свою реальность. Вторые же никогда не могут быть замечены по определению. […] Попытаемся разъяснить многообразие значений, приписываемых термину бессознательное.



(а) Бессознательное мыслится как производное от сознания. Как таковое оно может быть идентифицировано с:

автоматическим поведением (т.е. деятельностью, которая некогда осознавалась, а теперь осуществляется автоматически и, значит, неосознанно; речь идет о ходьбе, письме, езде на велосипеде и т.п.);

забытым опытом, все еще не утратившим своей действенности (имеются в виду т.н. комплексы, остаточные аффекты, обусловленные прежним опытом);

воспоминаниями, готовыми “всплыть на поверхность” памяти.

(б) Бессознательное мыслится в отношении с недостатком внимания. С этой точки зрения оно есть то, что:

будучи пережито в действительности, проходит незамеченным;

хотя и выявляется, но не преднамеренно;

ускользает из памяти, т.е. будучи некогда содержанием сознания, забывается; ср. известные случаи, когда старые люди забывают, каковы были их намерения мгновением раньше (“Я иду в соседнюю комнату — но зачем?”);

никогда не было объективировано и, таким образом, не может быть сформулировано в словах;

(в) Бессознательное мыслится как сила, как первоисточник, т.е. как:

творческое, жизненное начало;

убежище, защита, первопричина и конечная цель. Иначе говоря, все существенное — т.е. все наши страстные устремления и озарения, все импульсы и идеи, все виды и формы нашего творческого воображения, все ослепительные и мрачные моменты жизни — приходит к нам из бессознательного; и любое осуществление оказывается бессознательным, в которое мы в конце концов возвращаемся.

(г) Бессознательное мыслится как “бытие” — как истинный, глубинный смысл бытия, т.е. как психическая реальность. Но нельзя упускать из виду, что сознание не может трактоваться как нечто механически и случайно добавленное к психической реальности, ни как нечто такое, к чему сводится вся психическая реальность — укорененная в бессознательном, подвергающаяся его влиянию и сама, в свою очередь, оказывающая на него влияние. Психическую реальность понимали поразному: как спонтанную игру фундаментальных элементов (Гербарт), проявляющуюся в формах сознательной психической жизни; как ряд постепенно уходящих вглубь слоев бессознательного (Конштамм, Фрейд); как личное бессознательное, накапливающееся в течение всей жизни индивида; как коллективное бессознательное (Юнг) — субстрат универсального опыта человечества, действующий в каждой отдельно взятой личности. Во всех перечисленных случаях бессознательное понимается как “самодовлеющая сущность”, как “бытие для себя”, как действительность, которой мы обязаны своим существованием.





С другой точки зрения бессознательное мыслится как абсолютное бытие. Эта концепция бессознательного по сути своей метафизична: термин “бессознательное” — подобно терминам “бытие”, “ничто”, “становление”, “субстанция”, “форма” и почти все категории — используется в качестве символа с целью сделать немыслимое и непознаваемое хотя бы отчасти доступным мышлению и познанию. Следовательно, “абсолютное бытие” не имеет отношения к психологии.

*** Стремление к истине и саморазвитию предполагает озарение бессознательных глубин личности.

*** В процессе естественного саморазвития индивид со своей конституцией противостоит среде и вступает в состояние действенного обмена с ней. Отсюда проистекает весь опыт человеческой судьбы, деяний, усилий и страданий.

Функция среды заключается прежде всего в том, что она порождает ситуации. В результате индивиду предоставляются некоторые возможности, которые он может либо обратить себе на пользу, либо упустить, либо, исходя из них, принять решение. Индивид может создавать ситуации самостоятельно, осознанно стимулировать или предотвращать их возникновение. Он подчиняется сложившимся в мире порядкам и условностям и в то же время может использовать их в качестве инструментов для того, чтобы пробить в этом мире брешь. В конечном счете, однако, индивиду приходится сталкиваться с граничными ситуациями, то есть с последними границами бытия — смертью, случаем, страданием, виной. Они могут пробудить в нем то, что мы называем экзистенцией — действительное бытие самости.

Каждый человек имеет свой собственный (приватный) мир, но кроме него существует и объективный мир — мир, общий для всех. Этот мир для всех существует для “сознания вообще”, и участие в нем дает критерий точности мышления и его объективной ценности. Сознание индивида — это лишь частица общего, того, что возможно в принципе; эта частица сообщает целому конкретную историчность, но в то же время создает почву для непонимания и ошибок.

Душа находит себя в своем мире и приносит свой мир с собой. В мире она становится доступной пониманию других; в мире она творит.

*** Мы тем яснее понимаем психическую действительность, чем выше уровень ее развития. Именно высокоразвитое и сложное способствует разъяснению примитивного и простого — но отнюдь не наоборот. […] Высокая степень дифференциации встречается редко. А потому наше познание направляют именно редкие случаи — не диковинные отклонения от нормы, а классические крайности, достигшие своего полного развития. Исключительные, неординарные случаи особенно значимы для психопатологии, ибо именно в их свете мы точнее понимаем средние, стандартные случаи.

*** Психическая жизнь характеризуется гигантским разнообразием, вплоть до высочайших проявлений гениальности. Для одних гашиш служит источником тупого, животного наслаждения, для других — возбудителем шумной радости, наконец, для третьих — катализатором богатейших, сказочных озарений. Одна и та же болезнь — к примеру, шизофрения (dementia praecox) — у одних ограничивается всего лишь бредом ревности и преследования, когда у других — скажем, у Стриндберга — то же содержание может достичь необыкновенно богатого развития, а изменчивые витальные чувства порождают настоящий поток оригинального поэтического творчества. Симптоматика любого психического расстройства находится в соответствии с тем уровнем душевного развития, которого достиг больной.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 37 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.