WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 43 |

Книга не отредактирована после OCR.

Исправленные варианты или уточняющие вопросы присылайте по адресу livedivo@mail.ru или на сайт http://sotvorenie.ru/ Зелёным автоматически выделены сомнительные места;

Сноски отмечены меньшим шрифтом КараМурза С. Г., Телегин С.Г.

Царьхолод, или Почему вымерзает Россия.

ББК65 К21 М.: Алгоритм, 2003.272 с. ISBN 59265ОИ48 Теплоснабжение России большая техническая система, жизненно важная для страны и народа. Как и другие такие системы, она складывалась в соответствии с природными, социальными и культурными условиями. В 90е годы большие технические системы России реформаторы попытались переделать по западным шаблонам. Это повергло теплоснабжение в кризис, переходящий в катастрофу. Оказалось, что в "рыночной экономике" невозможно сохранить централизованное теплоснабжение советского типа, но и нет средств построить дорогую систему западного типа. То же самое происходит с другими большими системами, но грядущий массовый отказ отопления станет самым наглядным и жестоким свидетельством краха рыночной реформы в России. Надо использовать оставшееся время для подготовки к бедствию и диалога о путях к его преодолению.

ОГЛАВЛЕНИЕ Введение Часть первая: советское теплоснабжение и рыночная реформа 1. Отопление как «институциональная матрица» страны 2. Хозяйственная целесообразность создания и сохранения централизованного теплоснабжения 3. Теплоснабжение России и философия разгосударствления 4. Перевод системы теплоснабжения советского типа на рыночные принципы — «глупость или измена»? 5. Тарифная политика РАО ЕЭС — экономическая предпосылка к катастрофе теплоснабжения 6. Реформа РАО ЕЭС: последствия для теплоснабжения 7. Финансовое состояние предприятий теплоснабжения 8. Локальные отказы отопления и общая оценка состояния в теплоснабжении Часть вторая: между вторым и третьим звонком 9. Теплосети 10. Проблема ремонта и содержания теплосетей: кадры и смежное производство 11. Теплоснабжение и общая социокультурная обстановка в РФ 12. Как видит выход правительство реформаторов? 13. Кризис теплоснабжения и его восприятие в массовом сознании 14. Кризис теплоснабжения: восприятие правителей 15. Проект «Установка счетчиков тепла» 16. Неплатежи и наказания 17. Реформа ЖКХ: полная оплата услуг 18. Внешние заимствования 19. Реформа ЖКХ: переход к адресному субсидированию 20. «Холдинг Чубайса» 21. Проект «индивидуальное теплоснабжение» — блеф или афера? Заключение ПРИЛОЖЕНИЕ: Статья С.Г. КараМурзы “Разруха в домах... и в умах” ВВЕДЕНИЕ Привычное до сих пор выражение общественный строй в условиях идеологической борьбы постепенно утратило свой исходный глубокий смысл и сузилось до очень грубого ярлыка, обозначающего какуюлибо «общественноэкономическую формацию» из принятого в истмате набора. Даже сегодня, когда общественный строй явно изменился, люди приходят в замешательство, если их спросить, при каком же общественном строе мы живем. Социализм? Капитализм? Феодальный строй? А при каком строе мы жили двадцать лет назад? Феодальный социализм? Государственный капитализм? Все эти ярлыки теряют смысл сразу же, как только терпит крах официальная идеология и стабильный порядок — именно когда у человека и возникает потребность в том, чтобы «определиться на местности».

Если в момент такого понятийного хаоса возникает необходимость обсудить какуюто общественную проблему, не вдаваясь в бесплодные споры о терминах и не возбуждая политических страстей, то лучше не употреблять слов, несущих такую идеологическую нагрузку, как слова «общественный строй». В русском языке есть близкий по смыслу, но идеологически почти нейтральный термин жизнеустройство. Под ним подразумевают не столь абстрактный ярлык — название формации (вроде капитализма и социализма), — а набор наглядных и примерно одинаково понимаемых (или на делено измеримых) признаков, которые в совокупности и создают картину того, как устроена жизнь в данном обществе. Картину, написанную очень грубыми мазками, которую при необходимости можно детализировать почти бесконечно.

Признаки, описывающие жизнь данного общества, со временем изменяются, но и обладают достаточной устойчивостью, чтобы служить для идентификации жизнеустройства в более или менее длительный период времени. Ядро из наиболее устойчивых признаков служит для описания типа культуры или цивилизации. Так, например, жизнеустройство русского крестьянства («великорусского пахаря») мало менялось вплоть до перехода от трехпольного к многопольному севообороту в XX веке. Так же мало менялось и жизнеустройство кочевых казахов. В обоих случаях природные условия, которые для исторических интервалов порядка века можно считать неизменными, оказывали столь большое влияние на жизнь людей, что даже смена общественного строя не приводила к смене целого ряда признаков жизнеустройства.



Другой тип воздействий на порядок жизни, помимо природных условий (хотя и тесно связанный с ними), находится в поле культуры. Сделанный когдато под влиянием уникального сочетания исторических обстоятельств выбор в строительстве культуры может на долгое время влиять на развитие отношений собственности, технологий, демографические процессы и т.д. (достаточно сказать о принятии Русью христианства от Византии и сохранении Православия или принятии ислама рядом народов Кавказа и Поволжья).

Человеческое общество живет в искусственно созданном мире, через который взаимодействует с природой,— техносфере. Каждое общество строит свою техносферу под воздействием и природных условий, и культурных норм (это видно на примере таких древнейших технических устройств, как одежда и жилье). Даже у двух обществ, принадлежащих к разным культурам и живущих в близких или одинаковых природных условиях, техносферы могут существенно отличаться, как это бывает в пограничных зонах двух цивилизаций. Заимствование и перенос технологий идут непрерывно, но они всегда сопряжены с большими трудностями и даже сопротивлением общества.

Части техносферы существуют как техникосоциальные системы — техника создается и используется в процессе общественной деятельности определенным образом организованными людьми с определенной культурой, иногда с высоким уровнем обучения и специализации. Сложился даже определенный взгляд на историю и современное состояния общества — через изучение тех технических (техникосоциальных) систем, на которых базируется жизнеустройство. Так, в истории древнего мира выделялись «гидравлические» цивилизации — те, в которых жизнеустройство складывалось вокруг больших ирригационных систем. В последние десятилетия вышли большие труды, в которых описано жизнеустройство охотников и собирателей, крестьян и скотоводовкочевников, ремесленников и торговцев. Гораздо больше исследований было посвящено роли технических систем в становлении жизнеустройства современного индустриального общества — в возникновении фабрики как системы машин, в создании парового флота и железных дорог, роли автомобиля и электричества, а затем и воздушного транспорта, средств связи и прессы, телевидения и компьютеров.

Одно из направлений обществоведения развивает представление о больших технических системах как институциональных, матрицах общества. Смысл термина таков: институт — это установление, устойчивая часть нашего бытия (например, школа, армия). Устойчив он потому, что воспроизводится на определенной матрице. В разных обществах эти матрицы различны, поэтому и можно говорить о русской школе, советской промышленности и т.д.

История формирования и нынешнее состояние институциональных матриц России рассмотрены в книге С.Г.Кирдиной'. Сложившись в зависимости от природной среды, культуры данного общества и доступности ресурсов, большие технические системы, в свою очередь, действительно становятся матрицами, на которых воспроизводится данное общество. Переплетаясь друг с другом, эти матрицы «держат» страну и культуру и более или менее жестко задают то пространство, в котором страна существует и развивается. Складываясь исторически, а не логически, институциональные матрицы облада ' К и р д и и а С. Г. Институциональные матрицы и развитие России (изд.2е, перераб. и дополи.). Новосибирск. ИЭиОПП СО РАН, 200).

ют большой инерцией, так что замена их на другие, даже действительно более совершенные, всегда требует больших затрат и непредвиденных потерь.

Например, в традиционном обществе Средневековья города по множеству причин планировались и строились совсем иначе, чем в индустриальном буржуазном обществе — достаточно сравнить планы Москвы и НьюЙорка. Конечно, схема НьюЙорка удобнее для автомобильного движения, чем структура Москвы, но переделать Москву по типу НьюЙорка уже невозможно, ее модернизацию приходится вести очень осторожно, на основе прежней матрицы. Точно так же в силу пространственных, экономических и социальных причин сеть железных дорог складывалась в России совсем иначе, чем в США. В России эта сеть напоминает «скелет рыбы», и отдельные «кости» не конкурировали друг с другом, а были включены в единую систему, в управлении которой очень большую роль всегда играло государство.





Попытки перенести в иную культуру большую техникосоциальную систему, которая хорошо зарекомендовала себя в других условиях, очень часто заканчиваются крахом или сопряжены с тяжелыми потрясениями. Попытка в начале XX века насильственно разрушить крестьянскую общину в России и превратить крестьян в «свободных фермеров» и сельскохозяйственных рабочих послужила катализатором революции 1917 г. К несчастью, значительная часть нашей интеллигенции искренне не понимала и не понимает различия между двором общинного крестьянина и капиталистической фермой. Когда сегодня показываешь вполне образованному человеку данные о том, что в начале XX века в Центральной России капиталистическая рента (или средний доход фермера) с десятины составляла около 3 руб., а крестьяне брали землю в аренду по 16 руб. за десятину, то этот образованный человек смотрит и ничего не понимает.

Он видит, что данные вполне надежные, но остается поклонником Столыпина, хотя эти данные с очевидностью показывают несовместимость реформы Столыпина с российской реальностью. Не было ни у правительства, ни у буржуазии достаточно средств, чтобы «оплатить» переход от одной институциональной матрицы (крестьянское хозяйство) к другой (фермерство) при таком разрыве в их эффективности. Но ведь это непонимание мы видим и сегодня. Подобная попытка превратить колхозных крестьян в фермеров привела к глубокому кризису сельского хозяйства. Да и первая волна коллективизации в СССР, когда в качестве матрицы была взята техникосоциальная система кибуцев, также привела к тяжелейшему кризису, а при смене модели кооператива процесс пошел успешно. История знает множество таких примеров, однако подобные утопии модернизации регулярно повторяются в моменты, когда в сознании правящего слоя начинают доминировать евроцентризм и механицизм.

Средний горожанин и сегодня не понимает, в чем причина и суть той катастрофы, что переживает российское село. Ему противны мольбы «аграрного лобби» в Госдуме, кажутся нелепыми оценки далее и министрареформатора. Вот министр сельского хозяйства РФ А. Гордеев на конференции в Берлине сказал: «Российскому АПК срочно нужны 100 миллиардов долларов» (точнее, его слова были такими: «Потребности российского АПК в инвестициях, по самым умеренным оценкам, превышают 100 миллиардов долларов» («Интерфакс», 17.01.2003). 100 миллиардов! Зачем так много? А сколько стоит тракторный парк, который не пополнялся с 1991 г. и полностью изношен, почти никто не скажет. А главное, не скажет, почему колхозы и совхозы вполне обходились 11 тракторами на 1000 га пашни, а среднеевропейская норма для фермеров — 110—120 тракторов, то есть в 10 раз больше'. Во сколько же обошлась бы замена колхозов фермерами, если бы она произошла в действительности? В 1991 г. в СССР одержали верх антисоветские силы, и была провозглашена программа радикальной смены всех институциональных матриц страны — от детских садов до энергетики и армии. До этого в течение трех лет эти преобразования проводились под прикрытием социалистической фразеологии (т.н. «перестройка»). Вот уже 15 лет мы живем в 1 Число тракторов в колхозах казалось нашему интеллигенту даже избыточным, и он верил академику Аганбсгяну, который утверждал, будто в СССР тракторов в 3—4 раза больше, чем нужно.

«переходный период» — в процессе демонтажа тех техникосоциальных систем, которые сложились и существовали в Российской империи и СССР, и попыток создать новые системы, соответствующие рыночной экономике западного образца.

С самого начала реформ была поставлена задача перестроить жилищнокоммунальное хозяйство страны (ЖКХ). Это — одна из ключевых систем жизнеобеспечения, и ее влияние на все жизнеустройство страны очевидно. О размерах этой системы можно судить по тому, что ее основные фонды составляют треть всех основных фондов страны.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 43 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.