WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 |

Смотрицкий Е.Ю.

КАНТ И ЛАПЛАС: СОПОСТАВИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ КОСМОГОНИСЕСКИХ КОНЦЕПЦИЙ (к 275летию со дня рождения И.Канта и 250летию со дня рождения П.С.Лапласа) Передо мной лежит два великих творения человеческого гения: “Всеобщая естественная история и теория неба” Иммануила Канта и “Изложение системы мира” Пьера Симона Лапласа. В них обоих изложена первая в европейской науке гипотеза, основанная на эволюционных представлениях – “небулярная гипотеза Канта – Лапласа”. Эта гипотеза ставшая одной из замечательнейших страниц истории науки, известна, пожалуй, каждому образованному человеку. Но совершенно неожиданно для себя я обнаружил много интересного при чтении и невольном сравнении этих произведений.

И. Кант и П. Лаплас были современниками, но они не были знакомы, “вместе не служили”. История науки поставила их имена рядом. Мы знаем, что это не единственный случай (Р. Бойль и Э.Мариотт, Д.И.Менделеев и Э.Клапейрон). Лапласу, который родился 23 марта 1749 года (кстати, 250 лет назад), было всего 6 лет, когда Кант анонимно опубликовал отдельной книгой свой труд в1755 году, который к тому же не получил распространения, так как издатель обанкротился и склад с книгой был опечатан. Правда, работа И. Канта была переиздана в 1791 году. Лаплас опубликовал свою гипотезу в1796 году. То ли изза языкового барьера то ли изза того, что во Франции была “горячая пора” – Великая Французская революция, то ли по какойлибо другой причине, но тем не менее Лаплас не упоминает о гипотезе Канта. Трудно поверить, чтобы уже великий Лаплас не знал об уже великом Канте, о чем, кстати, пишет и Б.А.ВоронцовВельяминов [1,с.152]. Но мы ведь знаем, что это также не единственный случай в науке. Вернадский В.И. и Чижевский А.Л. современники друг друга не поминают, Эйнштейн не вспоминал о Пуанкаре и Лоренце.

1999 год не только для Канта юбилейный: 275 лет со дня его рождения. Это еще и юбилей Лапласа 250 лет со дня рождения. И это еще юбилейный год первой (как принято считать, хотя я бы сказал одной из первых) научной эволюционной гипотезы происхождения планет солнечной системы – 250 лет космологической гипотезы Леклерка Бюффона. Нельзя пройти мимо этих юбилеев, и не только из вежливости и благодарности, но еще и потому, что многие вопросы, затрагиваемые в творчестве Бюффона, Канта и Лапласа актуальны и сегодня. А если вспомнить, что и на сегодняшний день нет удовлетворительной теории происхождения как Вселенной, так и солнечной системы, то величие первопроходцев просто восхищает.

Я лично далек от астрономии и физики. Поэтому не имею ни морального права, ни возможности глубоко анализировать и тем более критиковать труды Великих, но на правах человека, владеющего “знаниями в объеме средней школы”, как пишут в предисловии к научнопопулярным книгам, и имеющего философские и историконаучные наклонности хочу высказать некоторые свои мысли, возникшие при чтении работы Канта и Лапласа, в которых изложена небулярная гипотеза КантаЛапласа.

Общее впечатление, которое сложилось после прочтения обеих работ, может показаться парадоксальным: на мой взгляд, в гипотезах Канта и Лапласа больше отличий, чем сходства и мне трудно понять, почему их объединяют в одну гипотезу. Я склонен рассматривать это как курьез в истории науки. А вот почему много отличий в их гипотезах мне понятно. Слишком уж различаются стили мышления Канта и Лапласа. Они разные по призванию, и, следовательно, по профессии люди: Лаплас ученый, Кантфилософ.

По этой причине у них очень отличается подход к проблеме, отношение к своим гипотезам, аргументация, принимаемые на веру допущения, вероятные выводы и предсказания при одном принципиальном сходстве: все рассматриваемые ими процессы они пытаются объяснит только на основании закона о всемирном тяготении. Хотя и здесь не все так просто, о чем мы скажем ниже.

Поиски первопричины, первоначала, первоисточника всего сущего это вечный вопрос, который будет звучать, доколе есть человек. Именно попыткой дать свой ответ на этот вопрос, и заняты мыслители.



Но по разному они ставят перед собой задачу и по разному к ней относятся. Лаплас строг и немногословен. Опирается только на астрономические факты и расчеты. Его главная задача – объяснить происхождение солнечной системы. Поразительная гармония в организации Солнечной системы указывает на то, что “эти явления не случайны”. “Поэтому мы должны по крайней мере с той же степенью уверенности, полагать, что некая первопричина направляет движение планет”. “Какова эта первоначальная причина? В примечании завершающем эту работу, я изложу одну гипотезу, которая, как мне кажется, весьма правдоподобно вытекает из упомянутых выше явлений; но я представляю ее с сомнением, которое должно вызывать все, что не является результатом наблюдения и вычисления”[2,с.311]. Единственной первопричиной, по Лапласу, является всемирное тяготение. Но пока нет достаточных экспериментальных данных и вычислений – ученный сомневается, а гипотезу свою помещает в последнем, седьмом примечании к “Изложению системы мира”. Как ученый, Лаплас опирается только на факты и расчеты, признает только естественные причины, и гипотезу свою рассматривает, как и подобает, как одно из возможных объяснений, требующих доказательства. Лаплас – классический ученый: атеист и материалист. Он безжалостно критиковал попытки Г. Лейбница, И. Ньютона и Д. Бернулли прибегнуть к идее Бога при объяснении природных явлений. И уже стал легендой диалог между Наполеоном и Лапласом. Наполеон както спросил: “Ньютон в своей книге говорил о боге, в Вашей же книге я не встретил имени бога ни разу”. Лаплас ответил: “гражданин первый консул, в этой гипотезе я не нуждался”. О Лапласе современники шутили: “Хотя голова его обращена к звездам, ноги твердо стоят на земле”[2,с.362]. Он всегда был лоялен к властям. Первое издание “Изложения системы мира” он посвятил Совету Пятисот, одной из палат законодательного корпуса по Французской конституции 1795 года. Естественно, что в последующих изданиях об этом посвящении не упоминалось. Теперь рассмотрим постановку задачи и отношение к ней Канта.

Вопервых, Кант написал достаточно объемный труд (144 страницы). Он написан блестящим языком и не каждое художественное произведение способно вызвать такое эстетическое наслаждение, как “Всеобщая естественная история и теория неба”. Кант в этом произведении проявился в трех ипостасях: вопервых, безусловно, как философ, вовторых как художник, мастерски владеющий словом и втретьих, как ученый. Его можно во многом упрекнуть, если “выдергивать белые или черные нитки из серого костюма”. Но взятое в целом это произведение совершенно, несмотря на философскую умозрительность, спекулятивность, научную незавершенность и художественную яркость нехудожественного произведения. Кантоптимист, глубоко верящий в разум, науку, умеющий убедительно и проникновенно излагать и доказывать свои идеи, но честно признающий трудности и ограничения, которые преодолеть не может ни он, ни наука. Обратимся к самому Канту.

“Я избрал тему, которая по своей внутренней трудности, а также с точки зрения религии способна с самого начала вызвать у многих читателей неодобрение и предубеждение. Найти то, что связывает между собой в систему великие звенья Вселенной во всей ее бесконечности; показать, как из первоначального состояния природы на основе механических законов образовались сами небесные тела и каков источник их движений, понимание этого как будто превосходит силы человеческого разума… Я сознаю всю силу встающих предо мною препятствий и все же не унываю. Я решился на это начинание, лишь убедившись, что оно не противоречит требованиям религии”[3, с.117].

“Я представляю себе материю Вселенной в состоянии всеобщего рассеяния и полного хаоса. Я вижу, как на основе всем известных законов притяжения начинает формироваться вещество и как благодаря отталкиванию видоизменяется движение материи”[3, с.122].

“Итак, материя, составляющая первичное вещество всех вещей, подчинена известным законам и, будучи предоставлена их свободному воздействию, необходимо должна давать прекрасное сочетание.





Она не может уклониться от этого стремления к совершенству. Поскольку, следовательно, она подчиняется некоему мудрому замыслу, она необходимо была поставлена в такие благоприятные условия некоей господствующей над ней первопричиной. Этой причиной должен быть бог уже по одному тому, что природа даже в состоянии хаоса может действовать только правильно и слажено”[3, с.124].

“Можно было бы в некотором смысле сказать без всякой кичливости: дайте мне материю и я построю из нее мир… А мыслимо ли похвастаться подобным успехом, когда речь идет о ничтожнейших растениях или о насекомых? Можно ли сказать: дайте мне материю, и я покажу вам, как можно создать гусеницу? Не споткнемся ли мы здесь с первого же шага, поскольку неизвестны истинные внутренние свойства объекта и поскольку заключающееся в нем многообразие столь сложно? Поэтому пусть не покажется странным, если я позволю себе сказать, что легче понять образование всех небесных тел и причину их движений, короче говоря, происхождение всего современного устройства мироздания, чем точно выяснить на основании механики возникновение одной только былинки или гусеницы”[3, с.126127].

“Представив мир в состоянии простейшего хаоса, я объяснил великий порядок природы только силой притяжения и силой отталкивания – двумя силами, которые одинаково достоверны, одинаково просты и вместе с тем одинаково первичны и всеобщи. Обе они заимствованы мной из философии Ньютона”[3, с.131].

Канта, безусловно, лучше читать, чем цитировать. Но я все же привел столь обширные выдержки, дабы проиллюстрировать свое понимание Канта. Скажу честно, трудно чтолибо добавлять после анализа, проделанного Кузнецовым В.Н.[4] и Гулыгой А.В.[5], ВоронцовымВельяминовым Б.А.[1] и Херманом Д.[6]. Итак, главная задача Канта – объяснить происхождение Вселенной, мира, а у Лапласа, как помните – только Солнечной системы. Что является первопричиной у Канта. Таких первопричин, как нестранно – три: Бог, притяжение и отталкивание. Как Кант относится к своей гипотезе? С уверенностью. Сделав ряд оговорок, он не сомневается в успехе предпринятого им дела. Свой труд Кант с благоговением посвятил “пресветлейшему и могущественнейшему королю и государю Фридриху, королю прусскому…”[3, с.515].

Необходимо отдать должное дипломатической изворотливости Канта и его красноречию, ибо он сделал все, чтобы обойтись без Бога в своей гипотезе, и в тоже время постоянно акцентирует внимание читателей, что без Бога все рушится и попадает под власть слепого случая. Читая аргументы Канта в пользу Бога, которые и по формето выглядят как оправдания, хочется сказать, что автор лукавит. Мне трудно сказать, говорит ли Кант правду, или оправдывается, подбирает аргументы для воображаемого оппонента, или сам себя уговаривает. Безусловно, одно: Кант деист. Но мне он видится не таким как Гулыге А.В. и Кузнецову В.П. В понимании Гулыги у Канта Бог творец исходной материи, которая затем развивается по естественным законам. Кузнецов же просто не верит Канту: сквозь его деизм он просматривает атеизм Канта. Я вижу деизм Канта иначе: его Бог выполняет три вида работы:

Бог создает план, по которому творится Вселенная;

Бог создает закон, по которому творится Вселенная (притяжение и отталкивание);

Бог запускает механизм реализации плана по сотворенному естественному закону. Это не первотолчек, а имманентная заданность даже в состоянии хаоса, действовать только правильно.

Наличие божественного плана Кант усматривает в системной организации Вселенной, в гармоничном соединении объектов различной природы, что невозможно объяснить ни чисто механическими законами, ни случаем. Красота, согласованность и целесообразность есть результат реализации Божественного плана. И тут я с великим Кантом полностью согласен. Кстати, Лаплас также вскользь касается этой проблемы [2, с.312313], но фактически уходит от ответа, ибо Бога – не признает, а объяснить пока не может.

Pages:     || 2 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.