WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 |

В истории философии перманентно возникают своеобразные проблемные кризисы, захватывающие само поле философствования, его структуру на определенном этапе. Причина данных кризисов кроется в том, что прежде чем расширить свое проблемное поле, философия заходит в тупик, поскольку использует старые методы для осмысления сущего.

В античной философии, по моему мнению, было два кризиса – софистический и скептический. Причем если в первом случае софистический релятивизм был преодолен Сократом, то во втором дело обстоит гораздо сложнее, поскольку не имеется однозначного ответа на вопрос, кто сумел снять скептическое воздержание от категорических суждений.

С этой целью мы должны обратиться к истории скептической Академии, учитывая, что речь идет не о чистых скептиках, а об академикахскептиках, пытавшихся совместить философию Платона со скептическим методом. Аркесилай родился приблизительно в 315г. до н.э. в Питане, что в Эолии. Согласно Диогену Лаэртию, он приехал в Афины и учился у Феофраста, преемника Аристотеля в Ликее. Однако впоследствии сблизившись с Крантором, Полемоном и Кратетом, перешел в лагерь Академии. Став главой Академии (около 265 года после Кратета), Аркесилай резко изменил ее направление в сторону скептицизма. Скончался около 241года до н.э.

Филон родился около 150 года до н.э. в городе Лариса.

До поры до времени четвертую и пятую Академии ученый мир обходил вниманием, поскольку подлинных фрагментов от Филона и Антиоха сохранилось очень незначительное количество. Вторичные источники, в основном сочинения Цицерона, таят в себе изначальную опасность искажения автором излагаемого учения. Насколько личная философская позиция влияет на пересказ чужих концепций, где та грань, что пролегает между субъективной точкой зрения исследователя и его стремлением к адекватному подходу, может ли история философии быть написана человеком, который сам является философом – на эти вопросы невозможно дать правильный ответ, устроивший бы все заинтересованные стороны; проплыть между Сциллой и Харибдой, избежать крайностей в герменевтике, пытается любой историк философии. От подлинных текстов к авторитетным вторичным источникам (Цицерон, Секст Эмпирик), от последних – к менее авторитетным, далее следуют интерпретации ученых, т.е. текстсвидетельстваинтерпретации – академическая иерархия для философафилолога, конструирующего на этих трех китах личную позицию ученого.

Интерес к Филону и Антиоху неслучаен – он обусловлен тем влиянием, которое они оказали на развитие платонической традиции, создав концептуальные предпосылки для Среднего платонизма. К сожалению, мне известно только одно исследование целиком посвященное Филону из Ларисы (всех, вероятно, пугает скудность сохранившихся свидетельств) В XX веке первая работа, посвященная Антиоху, принадлежит перу Г.Штрахе, сделавшего акцент на эклектизме и несистематичности. Труд А.Людера выделяется не только тщательным подбором материала, но и логической последовательностью приводимых тезисов. Однако самыми фундаментальными исследованиями по философии Антиоха – содержащими, кроме того, собрание фрагментов – выступают книга Георга Люка, большая статья с приложением Метта, а также обширные обобщающие работы Диллона, Дж.Барнса, Глюкера, Тарранта, Донини и У.Тейлера. Основным источником по философии Антиоха из Аскалона является Цицерон, чьи сочинения «Учение академиков» и «О границах добра и зла» (преимущественно, Vя книга) содержат в себе значительные пассажи, посвященные главе пятой Академии. Несомненно, «Учение академиков», книга, благодаря которой систему Антиоха можно условно реконструировать – не может являться адекватным первоисточником, однако в данном случае мы должны довериться авторитету Цицерона, вложившего мысли уважаемого учителя в уста эрудита Варрона и знаменитого полководца и государственного деятеля Лукулла. Кроме того, необходимо обратить внимание и на другие работы Цицерона, в которых он излагает доктрины предшественников Антиоха, т.е. руководителей Древней, Средней и Новой Академии, поскольку академическая традиция философствования воспринимается нами как единая и непрерывная, хотя она и различается по изучаемым предметам и методам.

Обратимся к биографии Антиоха. Считается, что будущий глава Академии родился приблизительно в 130 г. до н.э. в Аскалоне, древнем палестинском городе, который довольно часто упоминается в Библии, а в Средние века ему выпало на долю быть одной из важнейших крепостей крестоносцев. Хотя Аскалон и находился на периферии эллинистического мира, однако влияние процветающей и богатой Антиохии ощущалось по всему Ближнему Востоку: Апамея, родина Посидония, Гадара и другие сирийские города всегда были ориентированы на свою метрополию. Вероятно, молодые годы Антиоха прошли именно в Аскалоне, который он покинул, по свидетельству Цицерона (Tusc. Disp. V, 107), и более туда не возвращался [1 Данное свидетельство однако не противоречит гипотезе, высказанной Дж. Диллоном, что Антиох мог посетить свой родной город во время похода Лукулла (С.64). ]. Антиох отправляется не в Антиохию или Александрию, а в Афины, представлявшие собой в то время своеобразную Мекку для стремившихся познать истину и причаститься к древним философским учениям. Афины, несмотря на то что практически утратили былую военную и политическую славу, преданно и даже с какимто рвение сохраняли культурные традиции предков, причем платоновская Академия, руководимая со смерти своего основателя схолархами, притягивала к себе не только адептов платонизма, но и стоиков, перипатетиков, скептиков. В те времена во главе Академии стоял Филон из Ларисы, о котором мы подробно рассказали в предыдущем параграфе; Антиох становится его учеником, Лукулл, отстаивающий теорию Антиха говорит о себе: «Но сначала несколько слов в связи с Антиохом, который и то, что я сейчас защищаю, узнал от Филона, у которого он учился так долго, как, пожалуй, не учился никто другой…». И тут мы сталкиваемся со следующей проблемой: безусловно, Антиох был учеником Филона, однако у Нумения (fr. 28 Des Places) имеется свидетельство о том, что Антиох «в любом случае, прослушав лекции стоика Мнесарха [2 Мнесарх, ученик Панетия, был главой стоической школы. ], он развил доктрину, противоположную той, которой придерживался его учитель Филон, и внес в учение Академии множество чуждых элементов». Здесь возможны два истолкования: Антиох учился у Мнесарха, а затем обратился к Академии, либо отнести период освоения учения стоиков на более позднее время. Первую гипотезу защищать довольно тяжело, поскольку в этом случае мы должны предположить резкую перемену взглядов в сторону академической философии, а впоследствии – решительный поворот обратно к стоицизму. Если бы подобный факт имел место, он бы обязательно был упомянут Цицероном или другими источниками. Более вероятен второй вариант, по которому Антиох в зрелом возрасте, постигнув теоретические основы Академии, стал изучать философию Средней Стои. Отметим для себя, что Нумений говорит о прослушивании лекций у Мнесарха, а Филона называет его учителем, т.е. оставаясь в рамках Академии Антиох был своеобразным «вольнослушателем» у Мнесарха. Августин сообщает об Антиохе: «прослушав Филона Академика и стоика Мнесарха» (Contra Acad. 3, 41) – последовательность употребления имен указывает на то, что увлечение стоицизмом наступило позднее. Поэтому можно сделать вывод: Антиох испытал влияние Среднего стоицизма через Мнесарха – налицо прямая связь с учением Панетия и, возможно, Посидония. Приблизительную дату прибытия Антиоха в Афины – если мы принимаем версию о весьма продолжительном периоде обучения у Филона – можно тогда определить в районе последнего десятилетия II до н.э. Поэтому в предыдущем параграфе мы постарались реконструировать (хоть и по вторичным источникам) основные положения главы Четвертой Академии, учителя Антиоха, Филона из Ларисы. До 88г. до н.э. Антиох придерживался взглядов своего учителя, но, вращаясь в интеллектуальных кругах Афин, он постепенно стал склоняться по многим ключевым вопросам к стоической позиции. До нас дошло описание разрыва Антиоха с Филоном, оно хоть и преувеличено, но весьма отчетливо показывает суть разногласий, возникших в академической среде в отношении скептического уклона Новой Академии и переосмысления платоновского наследия. Под влиянием воззрений Аркесилая и Карнеада платоники видоизменили учение о познании в сторону резкого воздержания от категорических суждений. Филон также придерживался с определенными оговорками скептического подхода в гносеологии, поскольку считал, что тем самым истинный мудрец сможет четко определить границы познания. Краеугольным диалогом, ставящим под сомнение достижение подлинного знания, выступает знаменитое вопрошание Сократа с тезисом «Я знаю, что я ничего не знаю» и платоновский «Теэтет». Академикискептики считали, что восстанавливают подлинное учение СократаПлатона. Сократ [3 В изложении раннего Платона.], стараясь найти добродетель, существующую «саму по себе», к которой причастны индивидуальные (единичные) добродетели человека, никогда не утверждает, что ее можно достичь. Более того, он не дает ей четкого определения, выражаясь описательно и метафорически. Платон также не указал своим ученикам «лестницу Иакова», по которой можно взойти (или хотя бы приблизиться) [4 Сама форма диалога, согласно Платону, подразумевала некоторую незаконченность, незавершенность обсуждаемой темы. Мы должны продолжить диалог, посмотреть на проблему со своей стороны, вступить в реку познания, по которой плывем начиная с рождения. ] на «гиперуранию». Поэтому вопрос об истинном знании, несмотря на теорию идей, оставался для последующих академиков открытым. Когда 88 г. до н.э. Митридат захватил Афины, афинская интеллигенция – в том числе Филон и Антиох – предпочли отправиться в добровольное изгнание в Рим. В столице Римского государства Антиох развернул активную преподавательскую деятельность (весьма досадно, что мы не имеем сведения о деятельности Филона в указанный промежуток времени), чем сразу снискал у образованных римлян славу блестящего философа и оратора. Именно тогда его лекции слушали Цицерон, Катулл и Лукулл [5 О жизни и деяниях Лукулла см. Плутарх.], с последним Антиох сблизился настолько сильно, что Лукулл после своего назначения квестором Азии взял своего друга и учителя в качестве помощника и советника. Мы не можем однако точно определить, какую официальную должность получил академик в административном аппарате провинции, скорее всего, он был всего лишь другом и консультантом. Дерзкое вторжение Митридата вызвало жесткий отпор со стороны Рима: в том же году Сулла отвоевал Афины; повидимому, тогда же некоторые философы возвратились в Афины. Ориентировочно в 8786гг. до н.э. Антиох находился в Александрии, где Лукулл занимался строительством флота с целью обеспечения безопасности морских рубежей со стороны Востока, подвергавшихся постоянным нападениям. Доподлинно неизвестно, была ли отлучка Антиоха из Афин вызвана какойто насущной необходимостью. Цицерон описывает знаменитый инцидент устами Лукулла [6 Из Плутарха («Лукулл») мы узнаем, что Лукулл был весьма образованным человеком, хотя в отношение философии он, смеем предположить, был любителем и дилетантом. ], который, вне всякого сомнения, находился под влиянием личности своего советника.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.