WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 |

Ионова С.В.

КОГНИТИВНЫЙ ПОДХОД К ИССЛЕДОВАНИЮ ТЕКСТОВОЙ ЭМОТИВНОСТИ Выходные данные:

Ионова С.В.

Когнитивный подход к исследованию текстовой эмотивности // Вестник ВолГУ. Сер.2: Филология. Журналистика. – Вып.5. – 2000. – С. 116 –121.

Проблема эмотивности сегодня уже не является новой в лингвистике. Последние двадцать лет ей уделяется все большее внимание: признается, что современные работы, посвященные вопросам семантики, грамматики и прагматики не могут быть полными без учета субъективного фактора. Тенденция в лингвистике к укрупнению единиц исследования и расширению предмета изучения за счет привлечения все большего количества экстралингвистических факторов делает необходимым рассмотрение эмотивных знаков в контексте единиц более высокого уровня.

Текстолингвистика давно обратила внимание языковедов на проблему эмоций в тексте. Способность текстов волновать, воздействовать, заставлять переживать содержание, доставлять удовольствие всегда признавалось их имманентным качеством. Но как языковое воплощение эмоциональности эмотивность текста и сегодня остается одной из наиболее неопределенных текстовых характеристик. Формировании лингвистических взглядов на данную проблему во многом обусловлена общенаучной традицией противопоставлять чувственное рациональному в природе человека. В связи с этим эмотивность долгое время рассматривалась как явление субъективное по своей природе, противоречащее принципу рациональности, информативности и не подлежащее лингвистическому описанию.

Решение многих проблем, связанных с изучением эмотивной формы и эмотивного содержания текстов стало возможным с введением в исследовательский аппарат лингвистики понятий и процедур когнитивной науки.

Когнитивными исследованиями доказано, что традиционное оперирование понятиями как логическими категориями, не соответствует в полной мере представлениям современной науки о сущности мыслительной деятельности человека, так как процессу мышления человека свойственна нечеткость, а точность, по словам Б. Рассела, есть "практически недостижимый теоретический идеал" (1). Использование когнитивного подхода к исследованию содержания текста позволяет учесть роль различных факторов интеллектуальнопсихической деятельности человека (в том числе и субъективных, эмоциональных) в порождении и восприятии текста. В данной статье затрагивается один из малоизученных в лингвистике вопрос о соотношении эмоциональной и рациональной информации и формах представления эмоций в содержании текста. Нашей задачей является обоснование возможности применения когнитивного подхода к исследованию текстовой эмотивности, а также описание некоторых способов представления эмоционального в качестве компонента когнитивного содержания текста.

Известный голландский лингвист Тейн ван Дейк, говоря о внутренней структуре говорящего, подчеркивает, что при построении реальной когнитивной модели человека в расчет должны браться не только абстрактные ментальные знания человека, но также и реальные мнения, потребности, желания, предпочтения, установки, намерения, чувства, эмоции. В связи с этим все более настойчиво звучит тезис ученых о том, что любая когнитивная модель человека будет неполной без включения в нее сферы эмоциональности (2). Однако разброс мнений по поводу места и роли эмоций в структуре человеческого сознании и в формировании содержания тексте велик: от признания факультативности текстовых эмоций до утверждения, что эмоционально нейтральных высказываний, будь они устными или письменными, не существует, так как не существует нейтральных состояний человека.

Для решении данного вопроса плодотворной представляется выявленная когнитивной психологией мысль о способности эмоционального опыта, как и любых знаний человека о мире, накапливаться, храниться, кодироваться знаковыми средствами, воспроизводиться и адекватно восприниматься окружающими. Известно, что знания о мире в нашем сознании организованы в виде абстрактных ментальных единиц: фреймов (Минский М.), скриптов, сценариев (Шенк Р., Абельсон Р.), ментальных моделей (Джонсон М.), моделей ситуаций (Кинч В., ван Дейк Т.), которые организованы вокруг некоторого концепта. Под концептом в современных исследованиях понимается ментальное образование, отражающее объекты как предметного, так и идеального мира, являющееся единицей коллективного сознания, хранящееся в национальной памяти носителей языка, характеризующееся многомерностью, дискретностью смысла (3). Определение концепта, предложенное Ю.С. Степановым, сжато выражает перечисленные выше черты: концепт есть основная ячейка культуры в ментальном мире человека (4).



Любой концепт, как показывает Ю.С. Степанов, представляет собой многомерное смысловое образование, в котором, помимо понятийной части, облигаторно содержится эмоциональный элемент, оценки, ассоциации, образы, мифологемы и т.д., характерные для данной культуры. Существуют также особые виды концептов, ядром которых являются базовые эмоции, эмоциональные концепты (5). Они образуют собственные "концептуализированные предметные области", объединяющие в общем представлении слова, вещи, мифологемы и ритуалы (6). Понятийный элемент при этом может рассматриваться, как принято в логике, в качестве итога познания предмета, на котором основывается фактуальная информация об объекте действительности. Ценностные и образные элементы концепта отражают видение мира человеком, его пристрастное отношение к предметам и явлениям реальности. В эмоциональных концептах эти элементы доминируют, обобщая индивидуальные и коллективные представления человека о действительности.

Существование эмоциональных концептов позволяет говорить о возможности вычленения особых концептуальных структур, которые содержали бы основную, типическую и потенциальную эмоциональную информацию. В таком качестве выступают выделяемые некоторыми исследователями "сценарии эмоций" и модели эмоциональных ситуаций, которые строятся по принципу организации фреймов и сценариев и включают как имена эмоций, так и информацию об их атрибутах, ассоциации, образы, символы, мифы, связанные с данной эмоцией (терминалы), способные привести к активизации фрейма в целом.

Поскольку концептуальные системы существуют в форме семантических структур языковых единиц, язык становится основным способом распредмечивания скрытых концептуализированных смыслов. Наиболее полно этот процесс выражается в текстовой деятельности, где он предстает в виде "семиотических механизмов преобразования смыслов в значения (порождение текста) и значений в смыслы (понимание текста)" (7). Специфика лингвистического аспекта эмоциональности состоит в объективации семантической интерпретации эмоциональности (8): в языке категория эмоциональности трансформируется в категорию эмотивности, которая отражает систему эмоциональных характеристик языковой личности (его эмоциональные состояния и отношения к отражаемому миру) и делает возможным существование эмоциональной коммуникации.

Письменный текст, будучи результатом текстовой деятельности, отражает все проявления эмоциональности человека. Как один из "всепроникающих" аспектов человеческого опыта, эмоции затрагивают и его форму, и содержание, выражаются в речи персонажей и в эмоциональной позиции автора, в выборе темы текста и формах его структурной организации.

В качестве компонента прагматики текста субъективноэмоциональные факторы, как правило, учитываются всеми лингвистами, исследующими воздействующую силу речи. За основу берется положение философии и психологии о природе отражательного процесса, в котором важную роль играют субъективные элементы сознания человека. По словам Ш. Балли, "действительность не отражается, а преломляется в нас, т.е. подвергается искажениям, причина которых кроется в самой природе нашего "я" (9), то есть наше отражение имеет интерпретирующий характер. Эмоциональные особенности личности становятся как бы призмой, сквозь которую человек смотрит на мир, определяя субъективность восприятия и особый, субъективный, модус текста (радостно, иронично, трагически, торжествующе и т. д.). При этом признается, что язык выполняет специфическую функцию опосредования: эмоциональное отражение тесно связано с языком, фиксируется в знаках языка и в таком виде может находить воплощение в тексте.

В то же время эмоция может выступать не только одной из форм отражения действительности, но и "сама является для языка объектом отражения" (10). В таком качестве эмоциональные явления и их функции в тексте изучены еще недостаточно и требуют привлечения знаний смежных наук. Остановимся подробнее на этой стороне содержания текста.





Особенность эмоций как объекта отражения связана с их ролью в познавательноотражательном процессе. Помимо мотивирующей функции (толчок к познанию), эмоции имеют свойство сами давать знание. Поскольку объектом познавательного отношения и отражения его в сознании и речи является не только предметный мир, но и субъективная реальность человека, то представляется логичным предположение ученых, находящее все большее подтверждение в лингвистических и психологических исследованиях, что эмоции могут составлять часть когнитивного содержания текста. Особого внимания заслуживает вопрос о рассмотрении эмоционального в качестве одного из видов текстовой информации.

Проблема изучения эмоциональной информации в качестве компонента когнитивного содержания текста является одной из сложных и актуальных проблем современной лингвистики. Причина этого кроется в самой природе эмоций: как объект отражения эмоциональные явления обладают рядом специфических качеств, отличающих их от денотатов материальной природы.

Одна из основных особенностей эмоций связана с их динамическим характером: эмоциональные состояния и переживания изменчивы, континуальны, быстротечны. Вычленение отдельно взятого состояния, дифференцирование эмоций для их фиксации средствами языка является практически невозможным. Противоречие, связанное с континуальностью эмоциональных состояний и дискретностью языкового воплощения информации о них (11) проиводит к тому, что обозначение и выражение таких состояний при помощи языка никогда не является вполне адекватным и всегда лишь приблизительно передает все нюансы эмоциональных переживания человека, неповторимость его внутреннего мира. Как пишет П.Д. Успенский, переживания в их подлинном виде сохраняются в памяти лишь несколько мгновений: "очень скоро они бледнеют, становятся плоскими и заменяются словами, поспешно и случайно притянутыми к ним, чтобы хоть так удержать их в памяти", но в большинстве случаев человек "даже не сознает этой подмены" (12). Таким образом, в "разговоре об эмоциях", как правило, используются конструкции, обороты речи, лексика, наиболее привычные и естественные для данной языковой личности. Одно и то же переживание может быть изложено поразному: в формулах религии, в категориях философии, образным языком и т.д., при этом является закономерным, что "одна и та же эмоция, выраженная в языке разными способами, не тождественна самой себе" (13).

Другой важной особенностью эмоциональных переживаний как объекта отражения является то, что они относятся к числу предметов, недоступных прямому наблюдению, предметов "невидимого мира". В связи с этим огромное значение приобретает вопрос о способах концептуализации эмоциональных состояний. Ученые выделяют следующие основные виды данных, по которым можно составить представление об эмоциональной жизни людей: а) язык эмоций (слова, называющие эмоции), б) данные самоотчетов (описание переживаемых эмоций), в) поведенческие данные (выражение эмоций), г) физиологические данные (симптоматические проявления).

В силу отмеченных выше особенностей эмоции, в отличие от ментальных состояний, легко вербализуемых самим субъектом, не всегда просто переводятся в слова. Психологи показывают, что слова, называющие эмоциональные состояния (страх, гнев, восторг, радость, горе и др.) не могут в полной мере передать желаемое переживание, т.к. не все из них обязательно соотносятся с разными эмоциями и не все эмоции обязательно облекаются в словесную форму. Справедливой представляется мысль о том, что в каждом конкретном случае "с достаточной достоверностью" можно указать лишь самый общий "эмоциональный диапазон" слова, в пределах которого существует множество эмоциональных вариаций (14). Таким образом, проблема отражения эмоций не может ограничиваться их номинацией, а требует рассмотрения и иных способов объективации эмоций, которые предполагают обращение к тексту.

Для отражения всей полноты эмоциональных проявлений в тексте используются косвенные способы, среди которых наиболее употребительными считаются следующие: а) указание на известную ситуацию, в которой возникает эмоциональное явление, б) сравнение этого эмоционального явления с похожим на него другим явлением, знакомым адресату (15).

Pages:     || 2 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.