WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 |

Из книги

«Методологические особенности концепции

функциональной грамматики

Вилема Матезиуса»

В В Е Д Е Н И Е

Вилем Матезиус (18821945) известен в языкознании как автор теории актуального членения предложения, а также как инициатор создания Пражского лингвистического кружка. Однако значение лингвистической деятельности выдающегося чешского ученого этим не ограничивается. Ему принадлежит глубокая и оригинальная концепция «функциональной грамматики», не утратившая своей актуальности и в наше время. Необходимость изучения этой концепции связана с тем, что в имеющейся литературе нет ни одного исследования, в котором бы затрагивались методологические особенности грамматической концепции В.Матеиуса в целом. Эти особенности и составили объект настоящей работы: Ее актуальность связана со все возрастающим интересом и методологическим основам функциональной грамматики.

Цель работы состояла в изучении главных методологических установок грамматической концепции В.Матезиуса. Эта цель определила задачи исследования. Первая из них состояла в изучении синхронической установки грамматической концепции В.Матезиуса, вторая изучении ее характерологической ориентации, третья и четвертая и изучении ее ономасиологической и системной направленности. Наше внимание было направлено на выявление ведущей методологический особенности грамматической концепции В.Матезиуса. Исходя из нее, мы стремились определить место этой концепции в истории языкознания. При этом проводилось сравнение грамматической теории В.Матезиуса с другими лингвистическими теориями.

Лингвистическое наследие В.Матезиуса сравнительно невелико. Оно представлено главным образом в трех книгах В.Матезиуса: Cestina a obecny jazykospyt (Praha, 1947), Obsahovy rozbor soucasne anglictiny na zaklade obecne lingvistickem (Praha, 1961), Jazyk, kultura a slovesnost (Praha, 1961). Работы В.Матезиуса таже имеются в различных периодических изданиях, сборниках и хрестоматиях.

В работах Й.Вахка, Б.Трнки, Ф.Данеша, М.Докулила, Я.Фирбаса, Т.И Булыгиной и др. рассматривались те или иные особенности грамматической теории В.Матезиуса, однако специальный методологнческий анализ этой теории в целом до сих пор не проводился. Методологический аппарат, разработанный в процессе анализа грамматической концепции В.Матезиуса, может быть применен в историколингвистических исследованиях при дальнейшем изучении грамматической теории В.Матезиуса, а также при описании других лингвистических концепций. Используя этот аппарат, мы можем представить историю языкознания в качестве единого процесса, направленного на построение грамматик семасиологического и ономасиологического типов, взятых в их структурном и функциональном аспектах.

«Функциональной» В.Матезиус называл такую грамматику, которая исходит из потребностей говорящего. Такой тип грамматики может быть назван вслед за Й.Филипцем ономасиологическим (111, 172). Грамматика, исходящая из потребностей слушающего, в таком случае может быть названа семасиологической. Грамматику первого типа Л.В.Щерба называл «активной», грамматику второго типа — «пассивной» (67, 333).

В условиях возрастающего интереса к методологическим основам функциональной грамматики обращение к грамматической концепции В.Матезиуса может оказаться полезным при построении грамматик ономасиологического типа. Приходится констатировать, что грамматическое наследие чешского ученого в целом оказалось не освоенным современной лингвистикой. Сложилась парадоксальная ситуация: с одной стороны, В.Матезиус хорошо известен в лингвистическом мире, что связано в первую очередь с тем, что он является автором теории актуального членения предложения, а с другой стороны, грамматическая концепция В.Матезиуса в целом остается до сих пор не оцененной по достоинству.

В западной историколингвистической науке сложилась традиция иллюстрировать положения Пражской школы фонологией Н.С.Трубецкого и морфологией Р.Якобсона. В книге, адресованной западному читателю, Й.Вахек так писал по этому поводу: «Было бы, конечно, абсурдно отрицать гигантскую важность работы, проделанной этими двумя учеными для развития пражской концепции, но следует быть справедливым и... по отношению к вкладу в эту концепцию В.Матезиуса и других чешских и словацких членов Пражского лингвистического кружка» (236, 6).



2. Характерологическая направленность грамматической концепции В.Матезиуса Термин «лингвистическая характерология» (lingvisticka characterologie) В.Матезиус впервые употребил в работе О jazykove spravnosti «О языковой правильности», которая была написана в 1912 г. Специальному рассмотрению вопроса о сущности лингвистической характерологии посвящены две работы В.Матезиуса Stilistika a lingvisticka charakteristika «Стилистика и лингвистическая характерология» (1926) (172) и «О лингвистической характерологии...» (1928) (174) Значение указанных работ, бесспорно, велико для понимания сущности характерологической теории В.Матезиуса, но при этом важно помнить, что лингвистическая характерология не составляет особой дисциплины, независимой от ономасиологической грамматики В.Матезиуса. В отличие от грамматики Ф.Брюно, например, грамматика В.Матезиуса является не только ономасиологичсской, но и характерологической. Она содержит лингвистическую характерологию в качестве одного из своих важнейших аспектов.

2.1. Взгляды В.Матезиуса на проблему характерологического подхода к изучению языка Происхождение характерологии В.Матезиус связывал с гумбольдтовским направлением в языкознании, которое он противопоставлял бопповскому. Противопоставление этих направлений проводилось им на основе трех критериев: «аналитический» (типологический) или «генетический» (сравнительноисторический) компаративизм, «функционализм» (ономасиологизм) или «формализм» (семасиологизм), синхрония или диахрония. Если «традиционное (бопповское В.Д.) сравнительное языкознание, писал В.Матезиус, ограничивалось анализом языков взаимно родственных и было к тому же подчинено формальному и историческому характеру своего генетикосравнительно метода», то «гумбольдтианцы в целом ясно видели действительную важность понятий ценности и синхронических взаимозависимостей для лингвистического анализа, отдавали значительное предпочтение синхроническим методам в своей работе, часто с успехом использовали собственно аналитическое сравнение языков, принадлежащих к разным генетическим группам, и не пренебрегали национальной точкой зрения» (198,13; 174,60). Таким образом, трем особенностям бопповского направления генетическому компаративизму, семасиологизму и диахронизму – гумбольцтовское направление противопоставило типологический компаративизм, ономасиологизм и синхронизм.

В.Матезиус высоко оценивал заслуги гумбольдтовского направления в языкознании ХIХ в., но он отмечал вместе с этим, что его представители не сумели выработать тонких приемов исследования. Если «деятельность представителей бопповского направления развивалась в непрерывном движении движении от новаторской работы Франца Боппа до самой кодификации, которую провел Карл Бругманн, в результате чего были выработаны тщательные и тонкие методы исследования», то «аналитикосравнительная школа лингвистического исследования.от Вильгельма фон Гумбольдта до Ф.Финка, писал В.Матезиус, представлена скорее рядом изолированных опытов, чем систематической работой... Ее широкий кругозор не был сужен и ее интерес ко всем другим проблемам не охлаждался (в отличие от кругозора ученых противоположною направления, который ограничивался проблемами индоевропейской фонетики и морфологии В.Д.), но в целом ей не удалось выработать точный и надежный исследовательский метод» (170,56). На выработку такого метода и была направлена деятельность В.Матезиуса: типологический компаративизм гумбольдтиаицев приобретает форму «лингвистической характерологии», а их синхронизм и ономасиологизм развиваются в «статический» и «функциональный» подходы.

Гумбольдтовское направление в языкознании ХIХ в. должно рассматриваться в качестве основной историкоиаучной предпосылки лингвистической концепции В.Матезиуса. Формирование лингвистического мышления В.Матезиуса происходило прежде всего под влиянием работ гумбольдтианцев. «Прежде всего, вспоминал В.Матезиус, я нашел путь к представителям немецкой лингвистики гумбольдтовского направления» (196, 436). К разработке лингвистической характерологии он пришел под непосредственным влиянием В.Гумбольдта. «Он живо чувствовал особый характер языка и был способен быстро отмечать его особенности, писал о нем В.Матезиус. Тем самым он еще тогда подготавливал современную лингвистическую характерологию...»(42,89).





В.Гумбольдт не употреблял термина «лингвистическая характерология», но он говорил о «характере языка» (25,162). Более того, он является подлинным вдохновителем лингвистической характерологии. Это дает основание употреблять данный термин и по отношению к характерологическому аспекту лингвистической концепции В.Гумбольдта. Этот аспект имеет свои историконаучные истоки.

Анализируя работы ранних модистов, Карина Фредборг обнаружила в них элементы контрастивного анализа. Авторы модистских грамматик ХII в. (Петр Гелийский, Вильям Коншеский и др.) использовали этот вид языкового сравнения в связи с обсуждением вопроса о различных видах грамматики. «Начиная с первых десятилетий ХII в., писала К.Фредборг, понятие универсальной грамматики становится предметом обсуждения среди латинских грамматистов. Для современников Вильяма Коншеского и его последователей цель обсуждения состояла в том, чтобы утвердить, различные «виды грамматики» (species grammaticae), соотносимые с различными индивидуальными языками... В то же время, когда обсуждался вопрос о «видах грамматики», был введен контрастивный анализ языков, пользующихся фонетическими, семантическими и синтаксическими сравнениями родных языков» (121,84). Использование контрастивного анализа, таким образом, было подчинено у ранних модистов задачам построения грамматик их родных языков. Но эти задачи не могли быть выполнены, поскольку национальные языки Западной Европы не могли в то время выступать в качестве полноценных предметов исследования. Они еще не были признаны как литературные. Это место занимала латынь. К концу ХII в. контрастивный анализ и работах средневековых грамматистов сходит на нет.

Возрождение контрастивного анализа произошло в философских грамматиках Нового времени. Идея универсальной грамматики не мешала их авторам обращаться к сопоставлению древних языков с современными, которые к этому времени получили права литературного гражданства. В меньшей мере они сравнивали древние или современные языки между собой. Так, в грамматике ПорРояля наиболее типичным является сопоставление латинского языка с французским. А.Арно и К.Лансло пользовались ономасиологической формой контрастивного анализа. Они указывали,например,что латинский и французский языки используют различные способы выражения понятия «железный»: ferreus в латинском и de fer во французском. Подобным образом они подходи и к вопросу о выражении падежных значений во французском языке Отправным пунктом для них были латинские падежи. «В нашем языке, как и в других вульгарных языках, писали они о вокативе, этот падеж выражается у имен нарицательных, употребляющихся в номинативе с артиклями, посредством опущения артикля Le Seigneur est mon esperance «Бог мое упование». Seigneur, vous etes mon esperance «Боже, ты мое упование» (73,75).

Поскольку латынь постоянно выступала для А.Арно и К.Лансло в качестве фонового языка при изучении характерологического своеобразия французского языка, они не могли избежать латинизации французской грамматики. Вместе с тем, у авторов грамматики ПорРояля уже представлено стремление освободиться от привнесения во французскую грамматику чуждых ей категорий. Так, отсутствие во французском языке специальных средств, служащих для выражения падежных значений, заставляло их говорить о том, что предложные падежи не являются в нем падежами в собственном смысле (73,73).

Pages:     || 2 | 3 | 4 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.