WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 23 |

http://piramyd.express.ru/disput/ivanov/abs/titul.htm

Иванов Е.М.

Я И АБСОЛЮТ О перспективах решения психофизической проблемы 28.05.2003 г.

ОГЛАВЛЕНИЕ:

  ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА И ФИЛОСОФИЯ СОЗНАНИЯ Я И АБСОЛЮТНОЕ БЫТИЕ ПРОЯВЛЕНИЯ АБСОЛЮТНОГО "Я" В СОСТАВЕ ЭМПИРИЧЕСКОЙ ЛИЧНОСТИ: СВОБОДА И СМЫСЛ   ПРЕОДОЛЕНИЕ СОЛИПСИЗМА КРИТИКА НАТУРАЛИСТИЧЕСКИХ ПОДХОДОВ К РЕШЕНИЮ ПСИХОФИЗИЧЕСКОЙ ПРОБЛЕМЫ ПЕРСПЕКТИВЫ РЕШЕНИЯ ПСИХОФИЗИЧЕСКОЙ ПРОБЛЕМЫ. ЛИТЕРАТУРА     Иванов Е.М. Я И АБСОЛЮТ 1. "ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА И ФИЛОСОФИЯ СОЗНАНИЯ" Данная работа содержит в себе совокупность философских рассуждений и построений. Можно сказать, что она написана в традициях спекулятивной (метафизической, миросозерцательной) философии. Учитывая преобладающее в современном философском сообществе отрицательное отношение к метафизике, необходимо предварительно сказать несколько слов в защиту философской спекуляции.

Безусловно, обвинения в адрес метафизики выглядят вполне справедливыми. За несколько тысячелетий своего существования философия так и не смогла дать убедительные для всех, самосогласованные ответы на исследуемые ею вопросы. Фактически любая философская теория рано или поздно кемлибо оспаривается. Исторический опыт показывает, что в сфере чистого умозрения всеобщее согласие недостижимо. Такое согласие достигается лишь в математическом знании. В естественных науках истина в конечном итоге проистекает не из рассуждений, а из чувственного опыта.

Специфика метафизики, однако, именно в том, что мы здесь выходим за рамки чувственного опыта. (Но не опыта вообще. Претензии "выйти за пределы опыта" v это не более чем наивный догматизм. Невозможно "выпрыгнуть" за пределы опыта. Поэтому всякая продуманная метафизика непременно апеллирует к опыту, но, как правило, к опыту не чувственному, а сверхчувственному. Беда, однако, в том, что сверхчувственный опыт (т.е. опыт, не имеющий формы чувственности v временности, пространственности, качественности) воспринимается и оценивается неоднозначно. Для одних мыслителей он существует, а для других v нет. Если он признается, то в нем усматривают весьма разные содержания. Отсюда, из этого неоднозначного восприятия сферы сверхчувственного, в значительной мере и проистекают разногласия между философамиметафизиками).

Поскольку философ, как правило, не может апеллировать к чувственному опыту для подтверждения собственных теорий он обречен на попытки "доказательства" своей точки зрения. Именно в силу невозможности опытной проверки философы всегда пытались доказывать, а не выдвигать гипотезы (которые невозможно проверить), но это им никогда не удавалось сделать убедительно для всех. Все это привело к тому, что возобладало мнение, что специфика философских вопросов такова, что на них в принципе невозможно дать однозначный ответ (см., например, (1)). Если это так, то ценность философии весьма невелика.

Конечно, и в этом случае занятие "метафизическими вопросами" не совсем бесполезно. Прежде всего, метафизические рассуждения отвечают глубинной потребности человека в понимании "подлинной природы" того мира, в котором он существует, а также потребности в самопознании. Как возник мир? Почему он вообще существует? Откуда все возникающее приходит и куда уходит? Какое место занимает человек в системе мироздания? Какова природа моего "Я"? Не имея ответа на эти вопросы, мы не способны понастоящему сориентироваться в мире, осознать смысл собственной жизни, свое предназначение, свои возможности. Человек естественно стремится к полноте знаний v что предполагает осознание неполноты наличных знаний, а значит и смутное чувствование того неизвестного целого, частью которой является известная нам реальность. Человек, таким образом, стремится к полной, самосогласованной (непротиворечивой) картине мира v и это стремление вполне оправдано.

Кстати заметим, что до сих пор ни одна из метафизических (миросозерцательных) систем не дала нам полной, цельной картины мира v даже хотя бы в качестве гипотезы. Все существующие философские системы есть, по сути, не что иное, как незавершенные проекты, дающие в лучшем случае лишь объяснение какихто фрагментов реальности. Поэтому, даже вне претензии на общезначимость, существует вполне определенная перспектива развития метафизики в направлении обеспечения полноты и самосогласованности предлагаемых альтернативных "картин Мира". Вообще наше мышление устроено так, что оно дает вполне достоверные результаты лишь пока мы рассуждаем абстрактно, "в общем", т.е. пока не входим в детали. Когда же мы пытаемся прорисовать детали v достоверность умозрительных выводов, как правило, теряется. Поэтому, видимо, мы и не имеем философских теорий, продуманных до мелочей.



Ситуация в философии такова, что мы не только не имеем вполне достоверного, непротиворечивого, общезначимого миросозерцательного знания, но даже не имеем однозначного ответа на вопрос: почему мы не обладаем таким знанием? Но последнее обстоятельство дает и некоторую надежду: нам нет никакой необходимости категорически настаивать на неразрешимости всех без исключения традиционных метафизических проблем.

Одна из распространенных причин, почему та или иная проблема не поддается решению, v это просто отсутствие достоверной опытной базы. Мы часто не можем дать ответ на тот или иной вопрос просто потому, что не знаем какихто важных фактов или обстоятельств. Когда эти факты становятся известными, проблема переходит из разряда спекулятивных, умозрительных v в разряд "нормальных" проблем, разрешимых в рамках стандартной научной методологии.

Б. Рассел полагал, что философская проблематика лежит на границе религии и науки (2): философы изучают вещи, относительно которых уже утрачена догматическая вера, но которые еще не стали объектом конкретнонаучного исследования. Таким образом, философская проблематика v это как бы "еще недозревшая" научная проблематика. Действительно, история науки дает нам много примеров того, как проблема, которая длительное время существовала как чисто умозрительная, затем обретала фактическую базу, становилась предметом опытного исследования. Таким образом, например, философский атомизм трансформировался в научный (физический) атомизм, философская космология и космогония v в научные исследования строения и происхождения Вселенной.

Можно ли надеяться, что и другие философские вопросы получат научное освещение и, таким образом, получат болееменее однозначное, общезначимое решение? Если да, то каких именно фактов и в какой области нам не хватает для осуществления этой цели? Чтобы ответить на этот вопрос необходимо рассмотреть в общих чертах традиционную философскую проблематику. Не будет большой натяжкой, если мы определим философию в целом как "рефлексивную деятельность". Мы начинаем философствовать с того момента, когда отказываемся от наивного отождествления познаваемого объекта и самого знания об этом объекте, а также принимаем во внимание то обстоятельство, что всякое знание принадлежит конкретному познающему субъекту.

"Фундаментальные философские вопросы v есть, по сути, вопросы об отношении трех элементов познавательного акта: объекта, субъекта и знания субъекта об объекте. (Решение "субъектобъектной" проблемы, как мы часто видим в современной философии, может заключаться в отождествлении всех этих трех элементов, т.е. в отказе от субъектобъектного противопоставления (отказ от "удвоения реальности"). Здесь как бы вторично возвращаются к "наивному реализму", но, по существу, это реализм уже лишен наивности. Ведь для того, чтобы осознанно отрицать различие субъекта и объекта необходимо, по крайней мере, допустить саму мысль о возможности такого различия. Таким образом, и в этом случае "философствование косвенно связано с рефлексивной установкой человеческого ума)".

Сфера субъекта и принадлежащего ему знания v есть сфера сознания. Таким образом, основной вопрос философии v это вопрос о природе человеческого сознания и месте сознания в составе интегрального бытия. Вся фундаментальная философия v это, по сути, есть не что иное, как серия попыток "встроить" сознание в общую "картину Мира" (хотя бы даже и ценой отрицания реальности самого сознания, как это предлагают сторонники т.н. "элиминативного" направления в философии сознания (см.: 3, 4, 5, 6)).





"Сложность научного исследования сознания v в приватном, субъективном характере его бытия. Бытие сознания имеет форму субъективной реальности v это приватное, недоступное прямому объективному наблюдению (а, следовательно, и недоступное для объективного исследования) бытие. Сознание может быть исследовано лишь косвенными методами. Наиболее фундаментальная проблема здесь v это проблема отношения сознания с предполагаемым его материальным субстратом v "мозгом" (т.н. "психофизическая проблема"). Сознание, очевидно, может стать предметом объективного научного исследования исключительно через какиелибо физические, материальные его проявления. Именно нерешенность психофизической проблемы, следовательно, лишает нас опытной базы, необходимой для перевода проблемы сознания в русло конкретнонаучных исследований. А это, в свою очередь, лишает опытной базы и всю фундаментальную метафизику.

Если бы удалось найти позитивное научное решение психофизической проблемы, то многие существующие философские теории утратили бы всякую актуальность v именно потому, что они, по сути, продукт спекуляции на научной нерешенности проблемы сознания. Также как философский атомизм утратил значение после создания научного атомизма, так и философская спекуляция "о природе сознания" утратила бы свое значение, если бы удалось найти "проекцию" сознания в составе физической реальности. В этом случае философские "теории" сознания (и, вероятно, значительная часть всей традиционной философии) превратились бы в "нормальные" научные гипотезы, которые можно было бы фальсифицировать или подтверждать, пользуясь стандартными методами научного исследования.

"Вместе с тем, представление о научном методе, как о методе "гиптетикодедуктивном" (7), подчеркивает ценность научной гипотезы и невыводимость гипотез из эмпирических фактов. Это предполагает, что гипотезы предшествуют фактам, есть средство, позволяющее факты усматривать, интерпретировать, понимать их реальный смысл. Но научные гипотезы v это по сути "такие же философские спекуляции, но спекуляции, из которых могут быть выведены проверяемые факты. Или же, можно сказать, что философские спекуляции эта та "почва", из которой произрастают научные гипотезы. Действительно, всякая научная гипотеза предполагает некоторые представления о "действительном положении дел", т.е. предполагает некое осознанное или неосознанное философское миросозерцание."

Невозможность вывести гипотезы прямо из фактов v минуя мировоззренческие установки, вытекает, также, из известного факта "теоретической нагруженности" научных фактов. Сами факты в современной науке, особенно в физике, есть нечто зависимое от принятой теории, в частности, теории, объясняющей принципы действия измерительного прибора (8).

Все это означает, что во всякой науке явно или неявно содержится метафизическая составляющая, которая принципиально неустранима. Это, безусловно, должно быть верно и в отношении научных теорий, касающихся природы сознания. Во всякую такую теорию неизбежно входит некоторое метафизическое представление о сущности сознания.

Однако в свете принципиальной возможности исследовать "физические корреляты" сознания, эти метафизические представления могут в перспективе обрести статус вполне проверяемых научных гипотез. Именно в таком ключе, т.е. как гипотезу, которая потенциально допускает проверку, и следует понимать ту модель сознания, которую мы представили в следующих разделах данной работы.

Остроту рассматриваемой нами проблемы придает то обстоятельство, что современные исследования сознания "с научной точки зрения" (прежде всего, с позиций "нейронаук"), по всей видимости, зашли в тупик. Последнее десятилетие ушедшего века было, как известно, объявлено "десятилетием исследования мозга". В конце 80х годов высказывались радужные прогнозы, что к 2000 году "тайна сознания" будет раскрыта и раскрыта именно путем исследования нейрофизиологических механизмов психических функций. Этого не произошло. Следует признать, что никакого существенного прогресса в понимании механизмов сознания за последние десять лет не было.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 23 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.