WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 45 |

К Мунлайту он стоял теперь спиной. То ли страх потерял, то ли чувствовал себя в безопасности, то ли совсем дурак.

Отстегнув Снейка от кровати, веснушчатый парень забрал наручники и вышел, оставив двух сталкеров наедине с мисками. У выхода обернулся и бросил небрежно:

— Похаваете, позовешь.

— Ой, — восхитился Мун, — ты посмотри, он говорящий! Рыжий, не сказав больше ни слова, вышел. Хлопнула дверь. Снова заскрежетал полусгнивший замок.

Мунлайт подхватил миску и понюхал идущий от нее пар.

— Картошка, — поделился он. — С какимто намеком на мясо.

— Тушенка? — Фарш, — проговорил Мун, наворачивая за обе щеки.

Чувство голода, которого вроде бы и не было до того, навалилось с убийственной силой. Бородатый недоверчиво поглядел на Мунлайта, на миску в его руках.

— Ждешь, когда полчасика пройдет, чтоб посмотреть, не сдохну ли я? — полюбопытствовал тот. — Это правильно. Давай мне и свою порцию.

— Зачем? — не понял Снейк.

— Как зачем? — фыркнул Мун, у которого в миске осталось уже меньше половины. — Хоть наемся перед смертью.

Бородач подхватил ложку и зачерпнул картофельную размазню.

— Надеюсь, они ее не здесь выращивали, — тихо пробурчал под нос и принялся за еду.

— Ты лучше надейся, что фарш они не из пленников типа нас крутят, — тихо бросил Мун, становясь серьезным. — Ты нашивки видел? Снейк кивнул.

— Чего мыслишь? — На «Свободу» похоже.

— Именно, что похоже. У «Свободы» там морда волчья и «ВОЛЯ». А тут… — И тут морда, — пожал плечами бородач. — Хотя надписи нет. Прав. А я все думал, чего не хватает. Ну, может они новую партию нашивок по дешевке заказали.

— Я, конечно, готов поверить в то, что у «Свободы» не нашлось денег на нашивки, — Мун говорил задумчиво, и непонятно было шутит он или серьезен. — Я даже готов поверить, что им эти нашивки делали трудолюбивые китайцы на подпольной текстильной фабрике. И что эти китайцы не умеют написать четыре буквы русского алфавита, и никогда не видели волков, и интерпретировали образ хищника в помесь свиньи с крокодилом. Но чтото думается мне, что это все же не «Свобода». Не могли мы так быстро до базы «Свободы» дойти. Ты поел? Снейк поспешно облизал ложку и кивнул.

— Эй, хозяюшка! — громко позвал Мун. — Мы пожрали! В замке снова завозилось с металлическим звуком. Терпения у рыжего на замок явно уже не хватало, потому скрежет с каждым разом продолжался все дольше и звучал резче, нервознее.

Зачем запирал, если их там как минимум трое и он все равно ни черта не боится? — Подыграй, — тихо бросил Мунлайт прежде, чем дверь открылась.

Створка на этот раз распахнулась спокойнее, без хлопков. Конопатый парень прошел в комнатушку с той же размеренной неторопливостью, что и прежде. Забрал миску у Муна и снова повернулся к Снейку, подставив спину.

Тот уже вытянулся на койке и тоскливо смотрел на рыжего тюремщика.

— Опять пристегнешь? — Могу не пристегивать, — второй раз за все время подал голос парень. — Только обещай, что руками махать больше не станешь.

— А он махал? — оживился Мун. — Он больше не станет.

Рыжий отстранился. Видимо решил все же обойтись без наручников.

— Слушай, свободный человек, — продолжал между тем Мунлайт. — А что у вашей «Свободы» деньги на нашивки кончились? Или вам их теперь абстракционисты делают? — Я тебе говорил, это китайцы, — со значением поддержал тему Снейк.

Парень забрал миски, отошел в сторону и с сомнением поглядел на обоих, но так ничего больше и не сказал.

— Да, я всегда знал, что у китайцев руки не оттуда растут, но нарисовать волка в виде свиньи, это… Закончить Мун не успел. Парень молча вышел и хлопнул дверью. Да так, что предыдущие хлопки показались легкими похлопываниями.

— Зря ты так, — пожурил Снейк. — Он ведь мог и обидеться.

Генерал Хворостин появился снова через неделю. Пришел, как к себе домой. Свалился, как снег на голову. Впрочем, на этот раз Берденко был готов к внеплановому явлению начальства, так что неожиданностью оно не стало. Генерала встретили и приветствовали, как полагается.

Хворостин расстроился, что не смог застать врасплох, но не слишком. Порадовался расторопности капитана, но виду не показал. Капитан Андрей Берденко вызывал у Хворостина чувства спорные. Задницу он не лизал, восторгов по поводу генеральских погон, мелькающих перед носом, не выдавал. Выслуживаться карьеры ради Андрей тоже не лез, но и претензий вместе с тем у генерала к нему не было.

Берденко четко выполнял все свои обязанности. Не пытался прыгнуть выше головы, не выказывал рвения и не всегда был доволен приказами. Но приказы эти не обсуждал и исполнял четко.

С одной стороны все это нравилось Хворостину, с другой отчегото злило. Капитан был слишком правильный. Не паинька, вспомнить хоть, как обсуждал здесь его, Хворостина, неделю назад с младшим по званию, но честный и открытый. Во всем и всегда Берденко, жил опираясь на долг, честь, совесть и другие категории того же порядка, от которых умный человек порой отказывается.

Капитан не казался дураком, но и умным не был. Он был честным. Даже там, где это шло ему в ущерб. Генерал привык к другому поведению подчиненных, потому капитана ему хотелось выслать куда подальше, чтоб никогда больше не возвращался. Иметь честного дурака у себя под боком генералу было не с руки, а перевоспитывать молодца бесполезно.

Хотя не многото и нужно было капитану Андрюше, чтобы подрасти в глазах Хворостина. Хитрости ему не доставало, а прямотой и честностью еще ни одну войну не выиграли.

Придя к такому выводу, генерал чуть успокоился. Жить с чемто объясненным и осмысленным было проще, чем в неведении. Даже если объяснение ничего толком не меняло.

— Товарищ генерал? — вклинился в мысли голос Берденко.

Хворостин вздрогнул и посмотрел на капитана. Тот стоял возле карты Зоны и занял выжидательную позицию. Бубнить Андрюша уже закончил, и хотя половина его объяснений прошла за мыслями мимо ушей, генерал был твердо уверен, что ничего полезного, того, что ему нужно было услышать, Берденко не сказал.

— Хорошо, капитан, — кивнул Хворостин. — Скажика мне вот что, сколько несанкционированных проникновений в зону происходит в среднем… ну, скажем, в неделю? — Не совсем понял вопрос, товарищ генерал, — стушевался Берденко.

— Сколько сталкеров… Так вы их называете? Сколько их прет через твои кордоны? — Через кордоны никто не проходит, товарищ генерал, — гордо отрапортовал Андрей. — Хотя лазейки за периметр находят.

Генерал смерил подчиненного небрежным взглядом, Андрей смотрел честно и открыто. Хотя против истины погрешил. Было дело, несколько раз ловил за руку солдатиков, что за взятку тихой сапой пропускали в Зону посторонних. На памяти Берденко таких ситуаций было по пальцам перечесть, но капитан был уверен, что случаи это не единичные. Хотя не пойман — не вор.

— Кроме того, — продолжил он, — мы контролируем не весь периметр. Есть еще украинская сторона, миссия ООН.

— Хорошо, — Хворостин поиграл желваками, — спрошу иначе. Сколько этого отребья находится за периметром? Сколько посторонних в Зоне отчуждения сейчас? Капитан искренне пожал плечами, спохватился и вытянулся во фрунт.

— Не знаю, товарищ генерал. У нас нет таких данных. Смею предположить, что несколько сотен. Но есть те, которые ходят туда постоянно, хоть там и не задерживаются надолго. Возможно таких ходоков тысяча, возможно три. Потом все динамично. Специфика местности накладывает отпечаток. Оттуда далеко не все возвращаются, многие погибают. На их место приходят новички.

Генерал нахмурился и подошел к карте. Территория до кардона была прорисована довольно детально, основное пространство карты занимали довольно схематичные пятна. Коегде фигурировали объекты, сохранившиеся со времен первого взрыва. Ничего принципиально нового за периметром Хворостин не обнаружил.

— Хорошо, у вас есть данные по тому, что происходит внутри Зоны отчуждения? — Мы работаем с этим, — отозвался Берденко. — У нас есть осведомители, и коекакая информация от них приходит.

— Уже чтото. Тогда давайте посмотрим, что нам известно на текущий момент. Маршруты сталкеров? — Зона не статична, товарищ генерал, — нахмурился Андрей, направление разговора ему не нравилось.

— То есть маршруты вам не известны.

— Боюсь, что таковых просто не существует. Составить подобный маршрут в Зоне невозможно.

Генерал стиснул челюсти так, что скрипнули зубы. Глаза его сузились, вспыхнули яростью.

— Никогда, — произнес ледяным тоном, — никогда не говорите мне, что чтото невозможно. Возможно все. А если чтото не сделано, то это вопрос лени, халатности и некомпетентности.

— Прошу прощения, товарищ генерал… — начал заводиться Андрей.

Но Хворостин не дал закончить.

— Иными словами маршруты сталкеров вам неизвестны.

— Так точно, товарищ генерал.

— Хорошо. Если ктото из них существует там постоянно, значит есть какието базы. Хотя бы о них вы чтото знаете? Андрей, отчаявшийся уже найти общий язык с начальством, оживился, подхватил со стола карандаш.

— Здесь, — рука капитана очертила на карте круг неотточенным концом карандаша, — находится база группировки «Долг». Группировка состоит по большей части из бывших военных. Вот здесь, — карандаш метнулся в сторону.

— Капитан, — устало перебил Хворостин, — я так похож на идиота? То, что ты мне рассказываешь, я знаю и без тебя. Ты здесь находишься… Сколько? — Полтора года, товарищ генерал.

— Полтора года, — передразнил Хворостин. — Можешь рассказать чтото, чего я не знаю из отчетов? — Боюсь, что нет, — покачал головой Берденко, готовясь к новой вспышке генеральского гнева.

Но Хворостин вдруг стал удивительно спокоен.

— Плохо. Идет война, а мы ничего не знаем о противнике.

— Война? — опешил Берденко.

— А что же? У тебя боевая задача — охрана объекта. А на объекте черт знает кто шляется. И если б единичный случай. Так ведь ты мне сам заливаешь про сотни и тысячи.

— Но я же не могу без предупреждения стрелять на поражение в каждого, кто приблизится к Зоне с внешней стороны кордона.

— Почему? — искренне удивился генерал.

Андрей почувствовал, как прилипает к спине намокшая от пота ткань.

— Потому что мне никто не давал таких полномочий.

— А в тех, кто с внутренней стороны? — както игриво поинтересовался генерал и подмигнул. — Не боись, капитан, будет тебе и приказ, и полномочия. Пора кончать с этим гадючником.

— Прошу прощения, товарищ генерал? От догадки, в которую не хотелось верить, похолодело внутри.

— Я планирую операцию по зачистке Зоны отчуждения от посторонних субъектов. Контроль периметра не дает результатов. Контролируя часть периметра, мы не контролируем объект, значит не справляемся с поставленной задачей.

— Но украинская сторона… — Это моя забота, — отрезал генерал. — Так же, как и миссия ООН. А ты найди человека, который будет знать о том, что происходит внутри объекта и сможет скоординировать наши действия.

— Никто из военных не углублялся в Зону отчуждения настолько… — Значит найди среди не военных. Ищи среди сталкеров. И не говори, что это невозможно. Предложи денег. Они за деньги на смерть идут, а здесь работа не пыльная. Я готов выделить на это шестизначную сумму. Времени тебе на поиск человека месяц. Об остальном поговорим позже.

— Слушаюсь, товарищ генерал, — вяло отозвался Андрей.

Хворостин развернулся и пошел на выход, оставив Берденко в полной растерянности. В дверях обернулся и смерил офицера тяжелым взглядом.

— Действуйте, товарищ капитан. Время идет.

И генерал пошел по коридору, наслаждаясь произведенным эффектом. Сзади зашелестели шаги, донеслось: «старшего лейтенанта Карташова ко мне».

Хворостин вышел на свежий воздух и вдохнул влажную осень полной грудью. Генерал не терпел бездействия и бардака. Все, что попадало под его юрисдикцию, должно было работать, как часы. Кроме того, генерал имел некоторые весьма полезные связи. Потому, говоря о шестизначных цифрах, он нисколько не лукавил. Проект по приведению Зоны отчуждения в соответствие статусу закрытого объекта и очистке объекта от полупреступных элементов уже был показан кому нужно. И этот «кто нужно» уже выбил под этот проект бюджет, в разы превосходящий шесть знаков. Теперь бюджет этот требовал освоения.

Впрочем, генерала волновал не только распил государственных финансов, но и порядок на вверенном объекте. И хотя полный картбланш в выборе средств для достижения цели ему никто не давал, Хворостин не сомневался в том, что победителей не судят. А проигрывать было не в характере генерала.

Хворостин спустился с крылечка и направился к домику, который выделили ему под личные апартаменты. Под ногами шуршали опавшие листья. Пахло прелостью и чемто горьковатым. Вот только что горчило, понять Хворостин не мог.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 45 |




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.