WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 24 |

Томский государственный университет

На правах рукописи

Ярославцева Анна Евгеньевна

КОММУНИКАТИВНЫЕ СТРАТЕГИИ И ТАКТИКИ АГИТАЦИОННОГО ТЕКСТА И ИХ СТИЛИСТИЧЕСКАЯ РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ

Специальность 10.02.01 – русский язык

Диссертация

на соискание учёной степени кандидата филологических наук

Научный консультант:

кандидат филологических наук доцент Сыпченко С.В.

Томск 2004 ОГЛАВЛЕНИЕ Введение 4 Глава 1. Агитационный текст как форма политической коммуникации 15 1.1. Политический текст как объект лингвостилистического изучения 15 1.2. Политический агитационный текст: направления исследования 18 1.3. Детерминирующие характеристики агитационного текста 19 1.3.1. Политический дискурс функциональное пространство агиттекста 19 1.3.2. Функции агитационного текста 22 1.3.2.1. Манипулятивная функция агиттекста 1.3.3. Авторская модальность и образ аудитории в агиттексте 1.3.4. Лексикосемантические особенности агиттекста 1.3.4.1. Оценка как обязательный компонент прагматического содержания агиттекста 1.3.5. Особенности формальной организации агиттекта 1.3.6. Жанровая специфика агиттекста 1.3.7. Пресуппозиция как условие восприятия смысла агиттектста 1.3.8. Когнитивные предпосылки агиттекста 1.3.8.1. Миф как когнитивный конструкт агиттекста 1.4. Выводы Глава 2. Коммуникативностилистическая организация агитационного текста: анализ речевых стратегий и тактик 2.1. Типология коммуникативных стратегий агитационного текста 2.1.1. Ситуативное применение коммуникативных стратегий:

специфика реализации 2.2. Коммуникативная тактика. Коммуникативный ход 2.2.1. Маркеры речевых тактик 2.3. Типология коммуникативных тактик 2.3.1. Специфика тактик, реализующих стратегию формирования положительного образа 2.3.1.1. Тактика представления (презентации) кандидата 2.3.1.2. Тактика позиционирования кандидата 2.3.1.3. Тактика расширения положительного образа 2.3.1.4. Тактика компенсации антиобраза 2.3.2. Специфика тактик, реализующих стратегию дискредитации 2.3.2.1. Коммуникативная тактика оскорбления 2.3.2.2. Коммуникативная тактика обвинения 2.3.2.3. Коммуникативная тактика развенчания 2.4. Коммуникативная функция заголовка АТ 2.5. Слоган как особый жанр агиттекста 2.6. Коммуникативные неудачи в АТ 2.7. Потенциальная конфликтность языка АТ 2.8. Выводы Заключение Источники и литература Введение За последние двадцать с лишним лет «коммуникативнопрагматическая волна» (Ю.Н. Караулов) в языкознании усилилась и стала определяющей для всех современных лингвистических исследований в связи с ярко выраженным антропоцентризмом и интегративным характером современного гуманитарного знания в целом (см. работы Ю.Н. Караулова, Т.Г. Винокур, Н.Д. Арутюновой, Ю.Д. Апресяна, Е.В. Падучевой, З.Я. Тураевой и мн. др.).

Начиная с 80х годов ХХ в. все более интенсивно разрабатывается речеведческая проблематика, растет интерес к тексту как форме коммуникации и речевой деятельности языковой личности (Болотнова, 2003, с. 9).

Формирование в стране новой коммуникационной среды, новых форм коммуникационного обмена, становление системы активных публичных коммуникаций обусловило актуальность социопрагматического аспекта анализа феноменов вербальной коммуникации. По выражению О.С. Иссерс, «в сегодняшнем обществе сформировался социальный заказ на знание закономерностей общения» (2002, с.14). Иными словами, прагматическая функция языка как средства взаимодействия и воздействия находит выражение в коммуникативном планировании, т.е. продуцировании значений и смыслов и последующем их адекватном речевом воплощении в целях наиболее эффективной коммуникации (см. исследования Л.П. Крысина, О.П. Ермаковой, Е.А. Земской и др.). Основными единицами речевого планирования являются коммуникативные тактики и стратегии.

Понятия коммуникативной стратегии и тактики не являются открытием последнего десятилетия (см. работы: Демьянков, 1982, ван Дейк, 1983, Ыйм, 1985, Сухих, 1986; Ellingsworth, Clevenger, 1967, Neuliep, Mattson 1990). Однако активное употребление этих терминов с середины 80х гг., отразившее усиление прагматического подхода к анализу языковых фактов, требует анализа истории вопроса.

Внимание исследователей речевой коммуникации (понимаемой как целенаправленная деятельность носителей языка) (Клюев, 2001, с. 8), привлекло такое явление, как речевая ситуация во всех ее измерениях, что привело к настоящей революции в интерпретации языковой действительности. Одним из завоеваний этой революции стала лингвистическая прагматика – наука об использовании языка в реальных процессах коммуникации. К настоящему времени эта наука оказывается чрезвычайно продуктивной применительно к самому широкому кругу практических задач, стоящих перед теми, кто пользуется языком как средством коммуникации.

Наряду с изучением принципов и правил общения другой наиболее актуальной темой прагматики явился вопрос о единицах, в терминах которых можно было бы описывать вербальное общение. Специфические прагматические единицы, из которых строится коммуникация, интенсивно исследовались в прагматике в течение последних десятилетий. Эти исследования велись в основном в русле теории речевых актов (Сёрль, 1986, Остин, 1986, Сусов, 1980; Романов, 1988; Богданов, 1990) и речевых жанров (Бахтин, 1986, Земская, 1988, Вежбицка, 1997, Шмелева, 1990, 1995, 1997, Федосюк, 1996, 1997, Гольдин, 1997, Дементьев, 1997).

Главная идея теории речевых актов сводится к тому, что мы, произнося предложение в ситуации общения, совершаем некоторые действия, причем эти действия обусловлены намерением или интенцией говорящего. Критики, однако, отмечают существенный недостаток теории: речевые акты исследуются в изоляции от процессов ре­ального общения, речевой акт по определению однонаправлен и изо­лирован (Макаров, 2003, с. 163).

Теория речевых актов стимулировала исследования жанровых особенностей речевых произведений – некоторые достижения теории речевых актов нашли место в концепции жанров речи.

В изучении «реального разнообразия жанров» (Виноградов, 1980, с. 68) большинство исследователей опирается на концепцию М.М. Бахтина, который определял речевые жанры как «относи­тельно устойчивые тематические, композиционные и стилисти­ческие типы высказываний» (Бахтин, 1986, с. 255). В трудах М.М. Бахтина выделено высказывание как минимальная единица речи, фактически отражающая все основные признаки речевого акта: целенаправленность, целостность и завершенность, непосредственное отношение к действительности и чужим высказываниям, смысловая полноценность и типичная воспроизводимая жанровая форма.

Т.В. Шмелева указыва­ет, что понятие речевого акта является прагматическим анало­гом понятия речевого жанра (Шмелева, 1990). Общим для обеих концепций является положение о том, что в речи посредством высказываний реализуются разнообразные задачи (цели, намерения, замыслы) коммуникантов. Однако, по Е.А. Земской, «жанры речи более крупные единицы, чем речевые акты. Они характеризуются более сложным строением, могут включать несколько иллокутивных сил. Каждый жанр имеет определенную композицию и тематическое строение».

1988:42).

Таким образом, рассматривая речевую коммуникацию в аспекте ее целенаправленности, что предполагает стратегический подход к дискурсу (Иссерс, 2002, с. 77), мы обнаруживаем в теории речевых актов и теории речевых жанров ряд ключевых понятий, которые могут быть использованы также для выявления и описания стратегий и тактик речевого поведения как единиц коммуникативного планирования.

Речевое поведение вариативно в том смысле, что решение коммуникативной задачи допускает несколько способов (ходов) (о теории вариативной интерпретации действительности как ключевом способе речевого воздействия см. Баранов….). Коммуникаторы планируют свои действия в зависимости от сложившейся ситуации, оставаясь в рамках единой сверхзадачи. Сверхзадача и коммуникативные ходы соотносятся с понятиями стратегии и тактики.

Поскольку понятие речевой стратегии находится в отношениях смежности с понятиями речевого акта и речевого жан­ра, уместно попытаться определить интегральные и дифференциальные признаки указанных феноменов.

1. Если понятия речевых актов и речевых стратегий относятся к сфе­ре речевых действий как таковых, т.е. отражают динамический аспект коммуникации как процесса, то теория речевых жанров обращена к сфере текстов, высказываний, т.е. отражает статический, результирующий аспект коммуникации.

2. Наличие коммуникативной цели как конституирующего признака объединяет все рассматриваемые единицы: и речевые акты, и речевые жанры, и речевые стратегии. Следует, однако, оговорить, что цели речевых стратегий являются долгосрочными, рассчитанными на «конечный результат» (ван Дейк опреде­ляет их как «глобальное намерение»). (Вставить понятьие ком. Перспективы) цели же речевых актов и в большинстве случаев речевых жанров ограничены конкретной коммуникативной ситуацией, эпизодом (в этом смысле аналогом можно считать цели речевых тактик и коммуникативных ходов, осуществляемых под контролем стратегии).

3. Выделение жанрообразующих признаков (ученые выделяют среди них: коммуникативную цель, образы автора и адресата, диктум, фактор прошлого, фактор будущего и др. (Земская 1988, Шмелева 1990, Матвеева 1997)) сближает теорию речевых жанров с концепцией речевых стратегий, в которой некоторые признаки жанров используются в качестве параметров, определяющих выбор говорящим той или иной речевой тактики.

4. Также категория "условий успешности" речевого акта (Сёрль, 1986) может и должна быть применена в описании речевых стратегий и тактик, поскольку планирование речевого поведения (то есть выбор речевой стратегии и тактики) невозможно без того, что адресат учитывает (чаще интуитивно), соответствуют ли условия коммуникации успешному осуществлению задуманного речевого действия.

В современной науке есть несколько различных подходов к определению понятия речевых стратегий и тактик, которые опираются на теоретическую базу различных дисциплин, изучающих общение: психологии, логики, этики, теории информации, лингвистической прагматики. Для нас актуальны определения исследователей теории речевой коммуникации: так, О.Я. Гойхман и Т.М. Надеина под речевой стратегией понимают «осознание ситуации в целом, определение направления развития и организацию воздействия в интересах достижения цели общения» (Гойхман, Надеина, 2001, с. 208). Е.В. Клюев определяет коммуникативную стратегию как «совокупность запланированных заранее и реализуемых в ходе коммуникативного акта практических ходов, направленных на достижение коммуникативной цели» (Клюев, 2002, с. 18). По В.Б. Кашкину, «стратегия – общая рамка, канва коммуникативного поведения» (Кашкин, 2000, с. 7). Как отмечает О.С. Иссерс, «понятие стратегии, заимствованное прагматикой из военного искусства, во главу угла ставит не кооперацию, а победу (которая понимается как результативное воздействие на слушателя, как трансформация его модели мира в желательном для говорящего направлении). Поэтому можно говорить о принципе Некооперации, базирующемся на приоритете интересов коммуникатора над интересами адресата (хотя стратегически важно «вычислить» интересы последнего и учитывать в речевых тактиках). Это заставляет считать исходной точкой в анализе речевых стратегий коммуникативные цели говорящего» (Иссерс, 2002, с. 15).

Если стратегия рассматривается как общая канва коммуникативного поведения, то тактика предстает как «более мелкий масштаб рассмотрения коммуникативного процесса» (Кашкин, 2000, с. 8), «совокупность практических ходов в реальном процессе речевого взаимодействия» (Клюев, 2002, с. 18) и способ реализации стратегии.

С когнитивной точки зрения речевые стратегии могут быть описаны как «совокупность процедур над моделями мира участников ситуации общения» (Баранов, 1990, с.11). В частности, речь может идти о формировании и преобразовании базовых когнитивных категорий, которыми человек руководствуется в своей каждодневной жизни. По мнению О.С. Иссерс (2002), существуют специфические категории, регулярно представленные в текстах, где речевое воздействие планируется (то есть, осознается говорящим как иллокутивная задача). Их особенностями являются регулярность и универсальность: они обнаруживаются в персуазивном дискурсе, который представляет различные коммуникативные сферы (политику, рекламу). Концепты этих категорий служат когнитивным основанием речевых стратегий (Иссерс, 2002, с. 112).

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 24 |




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.