WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |

7 марта 1999 года в Дагестане прошли выборы в Народное Собрание республики. Джама'ат Кадарской зоны блокировал их проведение в населенных пунктах Карамахи, Чабанмахи, Кадар, Чанкурбе и Ванашимахи.

“Там, "наверху", сами заявляют о том, что среди депутатов немало бывших уголовников. А нам вся эта грязь не нужна. Мы мусульмане за свои действия отвечаем перед Аллахом в Судный день. Для них важнее деньги и власть. Они забыли Ислам. Или же, где им надо, козыряют именем Ислама. Повторяю, такого лицемерия нам не надо. А если бы мы за них проголосовали, нам бы отвечать перед Аллахом”. Так объяснил отказ от голосования военный амир карамахинского Джама’ата Джарулла.

В ответ на обращение руководства республики к населению указанных сел карамахинский джама'ат направил в Махачкалу документ, в котором, в частности, говорилось: “В связи с тем, что республика не способна своей конституцией, многочисленными законами навести элементарный порядок, в Дагестане следует установить законы Аллаха. Только установив шари'атские законы, можно навести порядок, как, например, в селах Карамахи и Чабанмахи”.

“В наших селах запрещены продажа и распитие спиртных напитков, искоренена преступность. Видимо такой порядок коекого не устраивает”.

“В Карамахи и Чабанмахи никто насильственно не насаждает шари'атские законы. К этому подталкивает правовой беспредел в республике, обусловленный тем, что в администрациях городов и районов, в Народном Собрании республики и в других властных структурах заседают немало бывших преступных “авторитетов”, насаждая свои нравы в общество”.

3.3. Военные действия в Дагестане летом 1999 г.

В два этапа, в конце 1997 г. и весной 1999 г., часть джама'ата во главе с амиром Багауддином совершила хиджру переселение на территорию Чечни с целью подготовки к Джихаду.

На территории Чечни была сформирована Армия Имама в составе одного фронта, двух полков, одного разведывательного батальона большей частью из числа этнических дагестанцев.

Ранее практически все религиозное население республики, за исключением последователей салафизма, ими было признано джахилийским. В отдельных случаях оно обвинялось в неверии, что также обусловливалось ведением против него джихада. Как указывалось в заявлении религиозной оппозиционной организации, салафиты Дагестана считали себя “единственной общиной, занимающейся исламским призывом и ведущей джихад”.

23 марта 1999 г. амиры дагестанского и чеченского джама,атов Багауддин Мухаммад и Умар ибн Исмаил объявили о начале джихада и обратились с призывом к молодежи Кавказа с призывом вступить в Исламскую армию Кавказа и прибыть в места расположения исламских вооруженных сил, имея при себе все необходимое для пребывания в полевых условиях. На чеченскодагестанской границе значительно возросло количество провокаций и нападений на российские подразделения, что свидетельсвовало об интенсификации процесса боевой подготовки меджахедов.

Надо сказать, к этому времени внутри Исламского Джама,ата произошла существенная дифференциация. После переселения Багауддина в Чечню Джама,ат разделился на «Внешний» и «Внутренний». «Внутренний» Джама,ат, в свою очередь, оказался разделен на три основные группировки, действующие достаточно независимо друг от друга, и поддерживающие связи скорее с руководством «Внешнего Джама,ата» и чеченскими лидерами, чем между собой. Одну группировку составили ориентирующиеся на Хаттаба джама,аты даргинских селений Буйнакского района с центром в Карамахи. Другая группировка, представленная в основном аварскими джама,атами районов горного Дагестана, считала своим лидером Багауддина. Третья групировка, изначально так же ориентировавшаяся на Багауддина, объединяла полиэтнические (хотя и преимущественно аварские) джама,аты Кизилюрта, Махачкалы, Кизилюртовского, Хасавюртовского и некоторых других районов Плоскости. «Внешний» Джама,ат во главе с Багауддином стал базироваться в г. УрусМартан.

После переселения в Чечню Багауддин перешел на крайне радикальные позиции. Главной темой его выступлений и проповедей стал джихад и изгнание российской армии из Дагестана. [262 см. например, интервью Багауддина газете «Молодежь Дагестана» 18.06.1999] Риторика его выступлений стала приобретать все более жесткий характер. О предстоящем вторжении в Дагестан знали все, и все к нему готовились. Пребывание на территории Чечни, естественно, оказывало радикализирующее воздействие и на рядовой состав «Внешнего» Джама'ата. Хотя многие салафиты рвались в бой действительно за «идею», а не за деньги, сама эта «идея», как верно замечает Д.Макаров, «во многом формировалась в результате интенсивной индоктринации и психологической обработки, которой подвергались члены Джама,ата, в том числе в процессе обучения в военизированных лагерях Хаттаба». Кроме того, Джамаат стал пополняться, в том числе, и за счет криминальных и полукриминальных элементов, что неизбежно вело к снижению его «идейного качества».



Сам Багауддин не сумел остаться в стороне от внутричеченских интриг, и не попасть под влияние Басаева и арабов. Так же не смог он остаться в стороне и от похищения людей. Вторжение в Дагестан было предопределено с участием джама,ата Багауддина или без него, более того, накануне вторжения шла конкуренция, кто войдет в Дагестан первым. С большим трудом Багауддину удалось убедить Басаева и Хаттаба уступить ему это право как дагестанцу и цумадинцу. Однако «в помощь» ему был назначен араб Абу Джафар, на которого были возложены обязанности военного амира.

В июле 1999 г. Исламская Армия Кавказа во главе с амиром Багауддином вошла в Цумадинский район Дагестана с целью установления шари'ата. Примечательно, что в основном она состояла из членов Исламского джама'ата Дагестана и увеличилась за счет их сторонников из числа цумадинцев. Вот что говорили о них очевидцы событий:

«В числе девяти убитых в Цумадинском районе боевиков, только один был чеченцем, шестеро являлись аварцами, один кумык, один карачаевец, более двух десятков раненых пришельцев тоже дагестанцы.

Боевики пришли гдето в начале июля. Среди них были наши аварцы, кумыки, другие дагестанцы, люди с черной кожей. Мне они ни в чем не препятствовали, говорили о том, что пришли не воевать, а укреплять шари'ат. [263 “Новое Дело”, 03.09.99.] Причину вторжения они объясняли так: «У нас одна цель чтобы народ Дагестана жил по законам шари'ата, завещанным Пророком. На этом пути нас ничто не может остановить. Мы родились по воле Аллаха не для того, чтобы спокойно спать и есть, проповедуя ислам лишь на словах, как это делают наши муфтии и алимы.» Тем временем оперативные сводки продолжали поступать в Центр.

“В н.п. Агвали, Эчеда, Сельди, Кванада Цумадинского района в настоящее время продолжают прибывать представители ваххабитов с низменных районов с целью проведения митингов, сходов и агитационных мероприятий, направленных на введение шариатского правления. На данный период в Цумадинский район прибыло порядка 3.00 представителей экстремистских сил с других районов РД” [264 Документ прилагается.].

В ночь с 3 на 4 августа муджахеды во главе с Абу Джафаром на 10 машинах предприняли попытку захватить районный центр Агвали. Однако их ждала засада. Потеряв несколько человек убитыми и захватив в заложники троих милиционеров, они были вынуждены отступить. [265 Из записей бесед автора.] 7 августа 1999 г. Ш. Басаев и Хаттаб во главе отряда в 500 человек вошли в соседний Ботлихский район «для оказания помощи братьям по вере».

Начавшиеся военные действия в Ботлихском районе руководство Дагестана использовало для уничтожения джама'ата анклава Кадар.

Во время ботлихскоцумадинских событий руководитель карамахинцев Джарулла в программе «Зеркало» говорил, что не предпримет какихлибо попыток силовых действий в связи с происходящим в Дагестане, отмежевался от террористов. Более того, карамахинцы послали своего представителя в Цумаду, который передал Багауддину, что карамахинский Джама,ат не сможет поддержать его оружием, так как связан договором с властями о ненападении. Однако руководство Дагестана решилось на уничтожение этого анклава, что рано или поздно, все равно должно было случиться.

Карамахинскому джама'ату был предъявлен ультиматум, в котором руководство республики призывало их сдать оружие. Ультиматум был заведомо невыполним, ибо для карамахинцев остаться на тот момент без оружия значило дать «втоптать себя в грязь».





“Для нас умереть за ислам счастье. Но мы готовы сложить оружие. Но только если одновременно разоружатся все бандитские группировки Дагестана".

“Разоружиться для нас означало потерять свободу”. [266 Из записей бесед автора.] Несмотря на то, что рейд в Дагестан не поддержало большинство членов Исламского Джама,ата, по всему Дагестану началась волна жесточайших репресий против салафитов.

В г. Кизилюрт 19 августа ополченцы захватывают мечеть, принадлежавшую «ваххабитам», подбрасывают в мечеть гранату, изымают всю исламскую литературу и меняют имама. Во время набега на мечеть тяжело ранен один человек, впоследствии ему ампутировали нижнюю конечность. Это в городе, где и близко нет боевых действий. О стиле и методах «работы» в республике говорит выдержка из официальной хроники Правительства РД: «После того, как жители с. Губден Карабудахкентского района РД силой выдворили односельчан ваххабитов из медресе, нанеся при этом многочисленные побои, и сожгли указанный штаб исламистов, ваххабиты обещали сельчанам в случае вооруженного конфликта "сидеть дома" и не поддерживать отряды Басаева и ему подобных». В этой вакханалии, в условиях правового беспредела на страницах газеты «Истина» муфтий Дагестана посвящает стихи министру ВД РД, устраивает торжественный прием с вручением ему сабли.

30 августа 1999 внутренние войска МВД РФ совместно с подразделениями МВД РФ начали войсковую операцию в Карамахи.

Пропагандистская кампания была организована не хуже, чем в США после вторжения во Вьетнам, в результате которой процент поддерживающих операцию вырос с 10% до 90%. Несмотря на это, часть дагестанцев не поддержали военную операцию в Карамахи и Чабанмахи, осмелившихся же открыто выступить против этого не оказалось. За исключением кумыкского шейха Мухаммада Мухтара, назвавшего оборону Карамахи джихадом.

В результате проведенной операции в Карамахи, Чабанмахи и Кадаре было убито 36 членов Исламского Джама'ата, остальным удалось уйти. Одновременно органами МВД и ФСБ была начата полномасштабная операция по ликвидации всех очагов исламского экстремизма в Дагестане. В результате сотни членов Исламского Джама'ата были арестованы и брошены в тюрьмы. Те из них, кому удалось скрыться, ушли в глубокое подполье.

В заключение мне бы хотелось привести слова одного из амиров цумадинца Аслудинова Магомеда о целях вторжения в собственный Цумадинский район: «Каждый из нас не о жизни земной печется. Мы не за должности и деньги боремся. Мы боремся за Ислам, за то, чтобы на этой нашей земле восторжествовал Закон Аллаха, чтобы положить конец обману, разврату, наркомании и алкоголизму. У нас есть достаточно сил, да и умереть мы готовы, чем так жить. Это не жизнь. Что с людьми делают?! Несколько десятков негодяев находятся у власти района, высасывают бюджетные деньги, устраивают свою жизнь и ни о чем больше не думают. Пенсионеры не получают пенсии, учителя, врачи, многодетные семьи, которых большинство в горах, нищенствуют. Отсутствуют какиелибо социальные гарантии для населения. Сколько же можно терпеть?! Мы призываем людей к пути Аллаха. Не быть под пятой иноверцев, влиться в Исламскую умму, избавиться от всего, что не вписывается в рамки Ислама. А рамки Ислама достаточно широки, не думайте что это тиски, ограничивающие человека. Ни одна религия, ни одна идеология в мире не обходится без запретов. Без силовых методов мы не избавимся ни от воровства, ни от наркомании, ни от иных влияний Шайтана. Только Шариат может спасти и очистить мусульман. Если мусульманин выступает против Шариатского режима, против исламского метода правления, он перечеркивает в корне веру в Аллаха, отрицает суть Ислама и становится мунафиком (лицемером). Каждый мусульманин должен мечтать об Исламском режиме правления, с радостью должен подчиниться воле Аллаха, а Шариат это воля Аллаха! Мы готовы и умереть ради Ислама. Наше дело правое. Джихад на то и джихад, чтобы умирать». [267 См. подробнее А.Саидов. Тайна вторжения. Рукопись. С.11] В то же время мятежники были готовы на переговоры: «Мы готовы и на переговоры с властью. Они ведь этого не хотят? И оружие у нас лишь для самообороны. Мы никого не хотим убивать, но если в нас начнут стрелять, мы обязаны отвечать.

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.