WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 37 |

Глава Проблема собственности в раннее средневековье § 1. Аллод и феод С реди «вечных» категорий исторической науки особое место зани­мает собственность. Познавательное значение этой категории огромно. Не поставив проблемы собственности, историк не в со­стоянии ничего понять в изучаемом им обществе. Отношения собственности выражают сущность производственных отноше­ний, поэтомуто вопрос о характере собственности, господствующей в об­ществе, встает перед историком одним из первых. Но всегда ли мы пользу­емся понятием собственности с должной осмотрительностью? Какое ис­торически конкретное содержание в него вкладывается? Отвечает ли содержание этого понятия реальности изучаемой эпохи? Понятие собственности может быть расчленено на^две основные кате­гории: частная собственность и коллективная собственность. В рамках каждой из них возможны дальнейшие подразделения. Первый тип предпо­лагает различие между полной и неполной частной собственностью (а так­же личной собственностью). Второй тип дифференцируется сообразно субъекту коллективной собственности: родовая, племенная, общинная и т.п. Но самое содержание понятия «собственность» обычно не внушает со­мнений, оно представляется достаточно ясным и само собою разумею­щимся. В юридическом смысле под собственностью понимают право вла­дения некоторым объектом, распоряжения им, свободного отчуждения, в соответствии с известной римской формулой «jus utendi et abutendi». Иначе говоря, собственность выступает в виде категории вещного права, которая в определенных обществах распространяется не только на веши, но также и на людей, трактуемых как веши.

Применимость такого понимания собственности к буржуазному обще­ству не внушает сомнений. Однако широко распространено убеждение в том, что любое антагонистическое классовое общество основывается на частной собственности на средства производства. При этом уточняется, что рабовладельческое общество характеризуется также и частной собст­венностью на рабов, а феодальное общество — «неполной» частной собст­венностью на крепостных. В любом случае самое понятие «собственность» трактуется, по существу, однозначно. Правда, затем начинаются неко 1орые трудности. Например, приходится отмечать особый характер римской частной собственности на землю, («квиритская» собственность). Что каса­ется феодальной собственности на землю, то часто высказывается мысль 0 «расщепленной» собственности, предполагающей, с одной стороны, пра­во пользования (dominium utile), с другой — верховную собственность (dominium directum). Право пользования принадлежит держателю, вассалу, верховная собственность — сеньору. Кроме того, встает вопрос о моноио лии господствующего класса на землю при феодализме, о сословном \а рактере собственности, об условности прав феодала на землю, сопряжен­ной с его обязательством выполнять требования ленного договора. Тем 11 с менее, несмотря на все эти оговорки и уточнения, феодальная собствен­ность продолжает мыслиться как разновидность частной собственности.

Если понимать частную собственность как средство эксплуатации не­посредственных производителей, как условие присвоения их прибавочно­го труда обладателями средств производства, то это понятие безусловно применимо ко всякому антагонистическому классовому обществу. Но ведь в понятие собственности входит не только это — самое общее — со­держание; собственность понимается как экономическое богатство и как источник богатства, и именно под таким углом зрения рассматривается историками земельная собственность (как и всякая другая разновидное гь собственности) в древности и в средние века, вообще в докапиталистиче­ских формациях. В какой мере справедливо подобное понимание собс i венности применительно к раннесредневековому обществу Европы? (В конце средних веков, при разложении феодализма собственность, естест­венно, все более приобретает буржуазное содержание.) При изучении вопроса о собственности в средние века, на наш взгляд, очень важно было бы учитывать, что целью производства как в сельском хозяйстве, так и в ремесле было прежде всего самообеспечение непосред­ственного производителя, воспроизводство его самого как члена общины, корпорации, а равно и обеспечение его феодального сеньора. Получение прибыли, стяжание, накопление богатств были чужды большей части чле­нов этого общества; исключение составляли церковь, ростовщическокупеческая прослойка городского населения и часть дворянства, однако пре­имущественно уже в эпоху «зрелого» и позднего средневековья, а не на заре его. В период же раннего средневековья господствующему классу бо­гатство нужно было в первую очередь как средство потребления, удовлет­ворения личных и сословных потребностей, а не как источник накопления и обогащения.

Но начнем по порядку. В доклассовом обществе человек, возделывав­ший землю и пользовавшийся плодами ее, представлял собою органиче­скую часть своего природного окружения; земля, по выражению Маркса, была такой же естественной предпосылкой его деятельности, как и части его тела или органы чувств, она была как бы его «удлиненным телом»'. Право собственности возникает лишь тогда, когда субъект права противо­поставляет себя объекту права. В данном же случае человек не относился к земле как к чемуто внешнему и постороннему ему самому. Земля была условием его существования, но о какихлибо исключительных правах на определенные пространства земли еще не могло быть и речи, во всяком случае, до тех пор, пока не приходили в столкновение два коллектива (пле­мени, поселения), претендовавшие на одну и ту же землю. Тем более не могло возникнуть представления о возможности распоряжения землей и отчуждения ее. Пользование землей индивидом было обусловлено при­надлежностью его к коллективу. Полного обособления прав отдельных лиц или семей на участки произойти в этих условиях не могло.

В этом смысле, казалось бы, есть основания говорить о коллективной собственности на землю у варваров, расселившихся в Европе, о том, что общине принадлежала «верховная собственность» на используемые ее членами пашни и угодья. Однако применительно к эпохе раннего средне­вековья этими понятиями необходимо пользоваться крайне осторожно. В самом деле, мы судим об общине варваров преимущественно ретроспек­тивно, на основании данных, относящихся к эпохе развитого и позднего средневековья (сообщения древних авторов на этот счет крайне туманны и малодостоверны и вызывают самые противоречивые толкования в литера­туре, данные археологии почти неприменимы для решения вопросов, ка­сающихся собственности, а записи обычного права и другие письменные источники раннего средневековья содержат лишь отрывочные сведения, по которым очень трудно реконструировать облик общины). Зато хорошо известно, что в результате «великих расчисток» XI—XII вв. произошла массовая внутренняя колонизация, сопровождавшаяся созданием боль­ших деревень со строгими аграрными распорядками. В возникших таким путем сельских общинах не могло не соблюдаться четкое разграничение прав отдельных крестьян на землю, прав сеньоров и крестьян, находив­шихся под их властью, как и разграничение прав различных феодальных сеньоров между собой. Имеются ли, однако, достаточные основания для того, чтобы такие распорядки более позднего времени относить к эпохе варварства и раннего средневековья, когда община представляла собой го­раздо более аморфный коллектив? Нужно иметь в виду преимущественно лесной пейзаж тогдашней Средней и Северной Европы. Сплошь и рядом люди селились не большими компактными массами, а маленькими груп­пами из нескольких семей либо отдельными семьями поодаль друг от дру­га. Разобщенные подчас большими расстояниями, отдельные хозяева воз­делывали обособленные участки2. Они были связаны между собой пользо­ванием неподеленными угодьями, необходимостью защиты земель от посягательств посторонних лиц, потребностью в совместном поддержа­нии порядка, соблюдении обычаев, отправлении культа. Наиболее прими­тивные общины объединяло также родство, общность происхождения. Но в производственном отношении древнегерманская община не представ­ляла собой коллектива. Сравнивая ее с восточной и римской общиной, Маркс считал нужным подчеркнуть ту особенность, что она существовала «лишь в форме сходок членов общины»3.

В тех случаях, когда несколько хозяев пользовались участками, распо­ложенными бок о бок, неизбежно складывались распорядки, которым все должны были подчиняться, но эти распорядки не создавали какоголибо особого права коллективной собственности, столь же чуждого сознанию варваров, как и право частной собственности на землю.

Таким образом, собственность здесь означала лишь «отношение трудя­щегося (производящего) субъекта (или воспроизводящего себя субъекта) к условиям его производства или воспроизводства, как к своим», и эти усло­вия производства были не результатом труда земледельца, а его предпо­сылкой. Собственность в указанном смысле сводилась к присвоению условий субъективной деятельности производящего индивида и осущест­влялась «только через само производство»4. Понятие «общее владение» (Allmende, almenningr) могло полностью развиться, повидимому, лишь тогда, когда стали индивидуализироваться права отдельных владельцев на принадлежавшие им участки земли, поскольку вместе с этим возникала потребность в разграничении общего и частного.

Проблемы земельной собственности имеют огромное значение при ис­следовании процесса зарождения и развития феодализма. Согласно широ­ко распространенному в нашей историографии мнению, рост имущест­венного неравенства и сопровождавшее его развитие частной собственно­сти, приобретение общинниками права частной собственности на их наделы послужили главнейшей причиной превращения этих общинников из свободных и самостоятельных хозяев в феодально зависимых кресть­ян — держателей земли от крупных землевладельцев. В центре исследова­ния социальной истории этого периода оказывается вопрос об аллоде. Если на раннем этапе своего существования аллод представлял собой не­раздельное и неотчуждаемое владение большой семьи, то затем, по мере ее распада, аллод превращается в индивидуальное владение и мыслится как неограниченная частная собственность, как свободно отчуждаемый «то­вар». С возникновением аллодатовара и связан процесс становления крупного землевладения, ибо, согласно упомянутой точке зрения, именно отчуждение аллодов, утрата их мелкими собственниками и переход земель в руки собственников крупных и привели к торжеству феодального строя землевладения. Таким образом, вторжение стихии товарных отношений в сферу земельной собственности (наряду с насилием и другими факторами) породило аграрный переворот во Франкском государстве: как и во всяком обществе, строящемся на частной собственности и господстве товарных ценностей, и здесь мелкое землевладение было вытеснено крупным5.

Такова в самых общих чертах схема, лежащая в основе представлений о процессе становления феодализма. Необходимо отметить, что не все исто­рики безоговорочно разделяют эту схему. АИ.Неусыхин, считая «основ­ной причиной превращения свободных аллодистов в держателей вотчин­ных наделов» лишение их собственности на их наделы, вместе с тем пред­полагает, что крестьяне могли терять аллоды полностью или частично и что аллодисты «в ходе этого процесса лишаются земли как собственности, но не как необходимого условия хозяйствования», нередко сохраняя в своем владении бывший аллод. Таким образом, происходит «неполное от­деление» крестьянина от земли, утрата им собственности на нее с одновре­менным его прикреплением к ней в качестве держателя6. Эти уточнения чрезвычайно важны, поскольку свидетельствуют о специфичности про­цессов, ведших к генезису феодального землевладения. Тем не менее, и А.И.Неусыхин считает необходимым подчеркивать свободу распоряже ния аллодами и утерю их общинниками как предпосылки феодального развития.

Мы полагаем, что эта точка зрения нуждается в проверке. В какой мере она находит подтверждение в исследовании источников? Не переносит ли она в период раннего средневековья картину развития крупного землевла­дения за счет поглощения мелкого крестьянского хозяйства, которое про­исходило в Новое время? Краеугольным камнем всей этой схемы служит идея о том, что переход к феодализму ознаменовался развитием частной собственности на землю.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 37 |




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.