WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 |

Н. И. Губанов, В. Н. СоГРина

Основные формы бытия

Разработка проблемы типологии форм бытия имеет огромное теоретическое и практическое значение. Поскольку онтология – базовый раздел философии, а проблема бытия – ее исходная проблема, то данные о типологии форм бытия имеют фундаментальное значение для всех остальных разделов философии: в гносеологии они необходимы для разработки вопроса о способах познания качественно различающихся типов реальности; в аксиологии – для установления ценности различных форм бытия; в праксеологии – для разработки способов преобразования разных видов бытия. Знания о критериях отличия форм бытия имеют также методологическое значение для частных наук при разработке вопроса о конкретных методах обнаружения и идентификации различных типов реальности.

В соответствии с традицией, идущей от Парменида, бытие рассматривается нами как любая реальность, существование во всех его формах. Категория бытия является наиболее широкой философской категорией. По своему объему она совпадает с понятиями реальности и существования. В определенных отношениях эти понятия могут рассматриваться как синонимы, в других контекстах они могут иметь смысловые особенности.

Выделение форм бытия, или типов реальности, может осуществляться по нескольким основаниям. В зависимости от степени развития или становления объектов можно выделить два типа реальности: существование в возможности и существование в действительности. Возможность не есть ничто, она обладает статусом существования. Например, зерно есть возможность растения. Отмеченные типы реальности можно именовать как виртуальную, или потенциальную, форму бытия и актуальную форму бытия.

Истоки представлений об актуальной и виртуальной реальности восходят, повидимому, к Аристотелю. Он разработал учение об акте и потенции. Эти понятия Аристотель различает с помощью биоморфных и техноморфных аналогий (семя – человек в потенции, глыба мрамора – скульптура в потенции). Учение об акте и потенции послужило ответом на одну апорию представителей элейской школы (Парменида и Зенона). Согласно этой апории, сущее может возникать либо из сущего, либо из не сущего, но то и другое невозможно, поскольку в первом случае сущее уже существует, а во втором – ничто не может возникнуть из ничего. Следовательно, возникновение, или становление, вообще невозможно, и чувственный мир должен быть отнесен к видимости. Значение учения Аристотеля об акте и потенции состоит в том, что этим учением он внес в онтологию принцип развития. С делением сущего на потенциальное и актуальное процесс становления становится возможным: существующее актуально возникает из существующего потенциально под действием существующего актуально [1 Аристотель. Метафизика / Аристотель. Соч.: В 4 т. Т. 1. М., 1975. С. 245.].

Термин «виртуальный» использовался Фомой Аквинским и Николаем Кузанским. Последний, в частности, писал: «...я гляжу на... ореховое дерево и пытаюсь увидеть его начало... Я вижу, что то же дерево пребывало в своем семени не так, как я его разглядываю, а виртуально... Потом я начинаю рассматривать семенную силу всех деревьев различных видов... и в этих семенах тоже вижу виртуальное присутствие всех мыслимых деревьев... если я захочу увидеть абсолютную силу всех сил... то... я найду невероятную силу... Ты, Боже мой, абсолютная сила и потому природа всех природ» [2 Цит. по: Грицанов А. А., Галкин Д. В., Карпенко И. Д. Виртуальная реальность // Новейший философский словарь. 2е изд. Мн., 2001. С. 171.]. Итак, согласно Кузанскому, сущность виртуальности заключается в возможности одних объектов в свернутом виде содержать другие объекты и в последующем порождать их в соответствующих условиях, а Абсолютом, который в виртуальном виде содержит в себе все сущее, служит Бог.

Актуальное бытие одного объекта служит виртуальным бытием другого. При этом данное актуальное бытие содержит в себе не любые виды виртуального бытия, а вполне определенные, соответствующие природе данного актуального бытия. Например, яйцо – это виртуальная птица, а камень, для сравне­ния, виртуальной птицей не является, он является виртуальным песком. Виртуальная реальность представляет существенную тенденцию изменения объекта, возникающую на основе определенной закономерности его развития. Тем самым этот тип реальности воплощает эволюционный потенциал актуального бытия, презентируя будущее в настоящем.



Всякое актуальное бытие вначале существует в виде виртуального бытия. Исследование процесса превращения виртуальной реальности в актуальную составляет важную задачу наук. Всякое актуальное бытие содержит много вариантов виртуального бытия, в связи с чем процесс развития имеет не однозначный, а многовариантный характер. Способ идентификации виртуального бытия – экстраполяция устойчивых тенденций развития объекта в будущее, т. е. он представляет собой вид прогнозирования. Например, зная, как будет развиваться в соответствующих условиях зерно, мы заключаем о том, что в определенное время из него образуется растение. Различение актуального и виртуального бытия лежит в основе формирования идеалов – представлений о том, каким быть бытию. По отношению к интересам человека виртуальное бытие делится на два вида – желаемое и нежелаемое. Показ нежелаемого виртуального бытия, то есть виртуальных войн, катастроф, экологических бедствий и т. д., служит условием того, чтобы они не произошли, то есть не стали бы актуальными.

В настоящее время информационную реальность, в частности содержание компьютерных программ, часто именуют виртуальной реальностью, что с этимологической точки зрения неверно. Латинское «виртуалис» означает «возможный». Если иметь в виду форму бытия информационной реальности, то следует признать, что информационная реальность является не «возможной», а «действительной», т. е. она существует, например, существуют чертеж будущей машины или программа компьютерной игры. Что же касается содержания информационной реальности, то оно может быть как возможным, так и невозможным. Например, правильный проект машины можно материально реализовать, а содержание, скажем, компьютерной игры, где фигурируют пришельцы из будущего или инопланетяне, – нельзя. Повидимому, в настоящее время ни один модный научный термин не создает столько логических несоответствий, как термин «виртуальный». Коекто понимает виртуальное как мнимое, коекто – как воображаемое, коекто – как небытие, коекто – как нематериальное. Иногда виртуальное противопоставляется реальному. Например, Е. А. Чичнева, обсуждая в своей в целом содержательной статье проблемы Интернета, пишет: «Так же как невозможно перенести право реального мира в мир виртуальный, так нельзя перенести логику и свободу виртуального мира в мир реальный» [3 Чичнева Е. А. Право и Интернет. Правовые проблемы Интернета // Вестник МГУ. Серия 7. Философия. 2002. № 3. С. 113.]. То, что здесь называется виртуальным миром, на самом деле является информационным миром. Информационный мир следует противопоставлять предметному миру, а не реальному. Логической противоположностью реального служит нереальное, и если чтолибо противопоставляется реальному, то тем самым оно относится к нереальному. Но на этой же странице своей статьи Е. А. Чичнева ведет речь о виртуальной реальности, а не о нереальности, как бы это должно быть при правильном логическом сопоставлении реального и нереального. Использование термина «виртуальная реальность» как синонима «информационной реальности» порождает еще одну логическую трудность: называя компьютерную реальность виртуальной, некоторые авторы затрудняются в характеристике того, что служит ее противоположностью. Иногда эту противоположность именуют очень странным термином «реально реальное». Во избежание логической путаницы следовало бы отказаться от термина «виртуальная реальность» для описания процессов отображения и моделирования и заменить его простым и ясным термином «информационная реальность». Термин же «виртуальный» следует использовать в его этимологическом смысле как «возможный» и противоположный «актуальному», как это правильно делали Фома Аквинский и Николай Кузанский.

В зависимости от способа данности человеческому сознанию можно выделить феноменальное (от греч. phainomenon – явление) и ноуменальное (от греч. noumenon – сущность) бытие. Еще их именуют чувственным и умопостигаемым, сенсибелъным и интеллигибельным бытием. Деление на феноменальное и ноуменальное бытие восходит к представлениям элеатов, атомистов, Платона о чувственно воспринимаемом и сверхчувственном, умопостигаемом мирах. Феноменальное бытие – это многообразные вещи, их макроструктуры, свойства, внешние отношения, которые отражаются органами чувств как невооруженными, так и усиленными приборами. Это весь чувственно воспринимаемый мир во всем его многообразии, многокачественности, изменчивости.





Критерием существования всех этих явлений выступает их представленность в опыте, только не индивидуальном, а коллективном во избежание ошибок. Если наблюдения людей статистически достоверно подтверждают существование какоголибо объекта (вещи, свойства, связи, отношения), то это служит основанием для признания наличия данной формы бытия. В науке в качестве статистически достоверного принято признавать такой результат, который имеет место в 95 % случаев всех наблюдений или испытаний.

Ноуменальное бытие представлено микроструктурами, микрообъектами, удаленными объектами, устойчивыми и существенными связями явлений (законами), в том числе и причинноследственными, – всем тем, что обычно относят к сущности явлений и предметов. Это бытие, называемое иногда трансцендентальным или метафизическим, более скрытого уровня, чем мир явлений, оно постигается только мышлением, но не органами чувств. Как говорил Гегель, законы небесной механики не начертаны на небе.

С точки зрения науки, ноуменальное бытие не существует отдельно от феноменального, а воплощено в нем. Так, например, не существуют сами по себе закон всемирного тяготения, закон Кулона и т. п. Они представляют собой существенные связи параметров в соответствующих материальных системах. Представители религиозной философии к ноуменальному бытию относят также Бога, мировую душу, ангелов и другие сверхъестественные существа.

В науке критерием наличия ноуменального бытия служит логическое доказательство существования соответствующих ноуменов, с обязательным опытным, практическим подтверждением в наблюдении или эксперименте следствий положения о наличии данных ноуменов. При этом практическим подтверждением признаются не единичные случаи, а статистически достоверное количество фактов. Процесс доказательства существования какойлибо ноуменальной реальности иногда бывает весьма сложен и длителен, может быть сопряжен с ошибками и заблуждениями. Например, сущность теплоты длительное время объясняли наличием особого невесомого вещества – теплорода, а процесс горения – выделением еще одного невесомого вещества – флогистона. В дальнейшем было доказано, что эти вещества не существуют, теплота обусловлена хаотическим движением микрочастиц, а горение – соединением химических элементов с кислородом. Идентификация ноуменальной реальности затруднена тем, что не каждое теоретическое положение имеет непосредственное эмпирическое подтверждение, как это, кстати, хотели иметь в свое время неопозитивисты. Доказательство наличия какойлибо ноуменальной реальности протекает в виде логической цепи рассуждений, отдельные (но не все) звенья которой имеют выход в практику и верифицируются. Притом одни и те же эмпирические данные могут объясняться двумя, а то и тремя, конкурирующими теоретическими моделями. Трудность заключается в том, чтобы установить, какие подтверждения считать достаточными для признания существования той или иной ноуменальной реальности.

В религиозной философии в качестве критерия наличия ноуменального бытия, в частности Бога, кроме логического доказательства, признается еще авторитет веры; то есть субъективная уверенность в наличии, например, Бога считается основанием для признания его существования. В науке этот критерий не имеет силы. Поэтому существование Бога, а также бессмертие души научными фактами не считаются, а идея Бога в науке «не работает». Если даже какойлибо ученый является религиозным человеком, как, например, И. Ньютон, И. Павлов, А. Ухтомский, в своих специальных научных построениях идею Бога и какиелибо параметры сверхъестественных сил он не использует, к ней он обращается только в своих философских и нравственных размышлениях.

Pages:     || 2 | 3 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.