WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 40 |

теория

Л. Е. Гринин

ГЕНЕЗИС ГОСУДАРСТВА

КАК СОСТАВНАЯ ЧАСТЬ ПРОЦЕССА ПЕРЕХОДА ОТ ПЕРВОБЫТНОСТИ

К ЦИВИЛИЗАЦИИ

(общий контекст социальной эволюции при образовании раннего государства)

Содержание

Введение

Часть 1. Общая характеристика социальной эволюции при переходе

от первобытности к цивилизации.

Раздел первый. Об анализе постпервобытности и политогенеза.

Необходимость новой методологии для решения проблем генезиса раннего государства.

Обоснование проблемы.

Политоцентризм и стейтоцентризм.

Некоторые замечания о методологических подходах к анализу постпервобытности.

Поиск общего в конкретноисторическом разнообразии.

Механизм перехода к качественно новому.

Реализация эволюционных преимуществ.

Эволюция и типы раннего государства.

Особенности типологии и классификации политических форм.

Догосударственные государства.

Неэволюционные и эволюционные государства.

Общеэволюционные причины различных постпервобытных процессов.

Раздел второй. Постпервобытные процессы с точки зрения их единства.

Универсальность некоторых процессов.

Накопление различных социальных качеств и благ.

Концентрация различных социальных качеств и благ.

Некоторые направления концентрации социальных качеств и благ.

Концентрация и специализация.

Концентрация и закрепление определенных качеств, преимуществ и неравенства.

Монополизация как предельный случай концентрации.

Накопление и концентрация как две последовательные фазы развития процессов.

Новое в структурировании обществ. Институционализация неравенства.

Условия возникновения и закрепления неравенства.

Некоторые первичные направления развития неравенства и нового структурирования обществ.

Корпоративность как новая форма структурирования общества.

Необходимость в дальнейших переменах в организации обществ.

Укрупнение обществ и развитие межобщественных отношений.

Дополнительные замечания относительно описанных процессов.

Часть 2. Политогенез и другие эволюцион­ные процессы постпервобытности [1 В настоящем номере изложение доведено до конца первой части. Продолжение в следующих номерах.].

Часть 3. Стейтогенез: раннее государство и другие политические формы.

Введение Данная работа посвящена ряду крайне сложных и дискуссионных вопросов, связанных с политогенезом и ранним государством. Но я посчитал правильным проанализировать их в более широком контексте общих изменений в период постпервобытности. Помимо того, что это само по себе представляет большой интерес, мне кажется, что так будет легче достигнуть и прогресса в решении вопросов о генезисе раннего государства. Другими словами, я шел от более общих проблем к менее общим. Соответственно и данное исследование построено так, чтобы:

1. Выявить общие черты и общий «знаменатель» главных постпервобытных процессов, таких как политогенез, социальная стратификация, урбанизация, рост общественного богатства и имущественного неравенства, формирование цивилизаций, этногенез и других. И в ходе этого анализа сделать некоторые выводы о месте политогенеза среди общего потока изменений при переходе от первобытности к цивилизации.

2. Далее высказать некоторые соображения по поводу соотношения политогенеза с рядом других эволюционных процессов, но уже с каждым в отдельности. Это позволит сделать некоторые выводы о том, какие факторы благоприятствуют, а какие мешают политогенезу.

3. А уже затем остановиться на процессе образования собственно раннего государства как части более широкого процесса политогенеза и сравнить раннее государство с другими аналогичными по функциям политическими образованиями, которые я называю аналогами раннего государства [2 По поводу причин введения мной этого термина и характеристики аналогов государства см.: Гринин Л. Е. Формации и цивилизации. Гл. 4 // Философия и общество.1997. № 5. С. 23–42; Гринин Л. Е. Политогенез: генеральная и боковые линии.].

Согласно этой методике и сама работа разбита на три части. Однако сложность задач вынуждает меня извиниться за неизбежные повторы.

Под первобытностью в данной работе понимается только период господства присваивающего хозяйства, а не эпоха вплоть до образования государства. Иными словами, первобытность в моем понимании заканчивается с началом аграрной революции. Чтобы читатель не забывал, что под первобытностью здесь имеется в виду только досельскохозяйственная эпоха, я иногда буду употреблять словосочетание присваивающая первобытность.



Следовательно, постпервобытность – это эпоха, которая начинается с аграрной революцией. Последняя, по разным оценкам, началась 12–10 тыс. лет назад в Палестине, а закончилась лишь ряд тысячелетий спустя. Таким образом, постпервобытность – это длительный период, расположенный между охотничьесобирательскими и государ­ственными обществами. Если пользоваться периодизацией Г. Л. Моргана, постпервобытность – это эпоха варварства, разделяющая дикость и цивилизацию.

Под переходом к цивилизации в данной работе понимается достижение очень важного рубежа эволюции человечества, связанного с появлением религии и культуры нового типа, основанных на письменности [3 Если читатель помнит, я трактовал цивилизации в традициях Тойнби как устойчивые культурнорелигиозные группировки обществ (см. Гринин Л. Е. Формации и цивилизации. Гл. 6 // Философия и общество. 1998. № 2–3).]. Первые цивили­зации в Египте и Месопотамии обычно датируют концом IV–началом III тыс. до н. э. Но в общеисторическом плане движение обществ к цивилизациям (как и государственности) растянулось на длительный срок.

Часть 1. Общая характеристика социальной эволюции при переходе от первобытности к цивилизации Раздел первый. Об анализе постпервобытности и политогенеза Необходимость новой методологии для решения некоторых проблем генезиса раннего государства Обоснование проблемы Общеисторические причины начала политогенеза и образования ранних государств связаны с целым комплексом перемен: переходом к производящему хозяйству, ростом населения и его плотности, увеличением прибавочного продукта и борьбой за него, урбанизацией, усилением плотности контактов разного рода между социумами и другими явлениями.

Так или иначе, в тех или иных комбинациях эти моменты отмечались самыми разными учеными [4 См, например, Wittfogel K. A.Oriental Despotism; Adams R. The Evolution of Urban Society: Early Mesopotamia and Prehistoric Mexico; Carneiro R. A Theory of the Origin of the State; Fried M.H. The Evolution of Political Society; Fried M.H. The State, the Chicken, and the Egg; or What Came First?; Service E.R. Origins of the State and Civilization. The Process of Cultural Evolution;The Early State / Eds. Claessen H.J.M.& Scalnik P; The Study of the State / Eds. Claessen H. J.M.& Scalnik P.; Васильев Л. С. Становление политической администрации (от локальной группы охотниковсобирателей к протогосударствучифдом). И многие другие.]. При этом нередко подчеркивается многофакторность политогенеза. И все же фактически явно или неявно большинство исследователей склоняется к односторонним моделям [5 Сервис вообще считал, что все множество теорий возникновения управления (то есть начала политогенеза) можно свести к двум главным типам (с подтипами): конфликтная теория и интегративная теория (Service E.R. Classical and Modern Theories of the Origins of Government. Р. 21).]. Наиболее известные из них главный упор делают на потребности в хозяйственной кооперации и обмене услугами между управляющими и управляемыми (Сервис); или на социальных конфликтах и эксплуатации (Фрид); или на демографическом давлении, внешнем окружении и войнах (Карнейро). Есть теории, которые в качестве главной причины формирования институтов управления выдвигают религию, торговлю или чтото иное.

Поэтому вполне можно согласиться с мнением, что пока еще однолинейный взгляд на проблему происхождения государства доминирует [6 Крадин Н. Н. Введение. От однолинейного взгляда на происхождение государства к многолинейному. С. 7.]. Кроме того, антропологи и археологи постоянно вводят в научный оборот новые данные, которые не укладываются в прежние схемы. В результате возникает все больше противоречий с однобокими моделями, и проблема генезиса государства запутывается. С одной стороны, возрастает понимание, что каждая точка зрения на происхождение государства имеет свою ценность [7 См.: Cohen R. Introduction / Origins of the State. Р. 7.], с другой – обосновано мнение, что случайный материал истории или этнографии может стать основанием для поддержки или отбрасывания всех позиций в одинаковой степени [8 Cohen R.Op. Сit.P. 8.].





Чем больше я занимаюсь данными проблемами, тем сильнее мое убеждение, что совершенно необходимо изменить методологические подходы к решению этого очень сложного комплекса задач. В значительной мере именно эта сложность и не позволяет вырваться из замкнутого круга. Значит, этот клубок не распутать, если не попытаться разделить проблемы по уровню обобщения и аспекту, по теоретической важности и рангу.

Естественно, что в одной работе можно только поставить такую задачу и попробовать дать некоторые направления решения, а во вводном ее разделе – лишь предварить некоторые выводы, чтобы заинтересовать читателя.

Политоцентризм и стейтоцентризм Мне думается, что среди исследователей, которые занимаются указанными выше проблемами, на практике преобладает тенденция сужать анализ до «чистой» линии политогенеза. Это совершенно законное стремление ограни­чить круг исследования, однако, страдает недоучетом того, что, поскольку длительное время политогенез был неразрывен с другими процессами, замыкание только на нем, взятом в отдельности, даже при привлечении массы конкретного материала не дает возможности глубоко решить проблему генезиса государства [9 Эволюция государственности «вольно или невольно как бы «изымается» из общего социокультурного контекста, что затрудняет исследование, не позволяя охватить процесс во всем многообразии участвующих в нем компонентов и выявить все существенные для него связи» (История первобытного общества. Эпоха классообразования. С. 5).]. Следовательно, для ее решения крайне желательны и иные аспекты. И одним из очень продуктивных будет анализ политогенеза и образования раннего государства в общем контексте современных им процессов социальной эволюции.

Нельзя сказать, чтобы такой подход игнорировался [10 Советские ученые, в частности, во многом добросовестно пытались исследовать процессы в комплексе. Но тут помехой стали заидеологизированные представления о роли частной собственности в классогенезе и политогенезе.]. Он имел и имеет сторонников. Например, еще в «Раннем государстве» [11 The Early State. The Hague, 1978. ] «была предпринята попытка вскрыть общие факторы эволюции данного феномена», то есть государства [12 Claessen H.J.M. Problems, Paradoxes, and Prospects of Evolutionism. Р. 2. ]. Но, несмотря на заметные успехи в анализе эволюционных факторов и их различных сочетаний, проблема еще далека от решения.

Одна из причин, на мой взгляд, заключается в том, что можно назвать политоцентризмом. Вольно или невольно, но получается, что процесс политогенеза становится центральным не только изза самой постановки проблемы (этото вполне естественно и оправданно), но и как бы фактически центральным среди других современных ему эволюционных процессов. А вот это как раз далеко не всегда справедливо, поскольку нередко политические аспекты услож­нения обществ были неглавными (хотя позже могли таковыми и стать).

Следовательно, необходимо уловить эту диалектику изменения роли разных факторов на разных этапах, а также учесть, что их значимость сильно различалась и в зависимости от того, на какой по перспективности ветви эволюции находилось то или иное общество. Но при господствующих сегодня взглядах на роль теории истории, точнее при игнорировании эвристической ценности общеисторических концепций, сделать это затруднительно.

В данном же случае имеется несомненный пробел, который связан с недостаточным анализом проблемы генезиса государства именно как составной части постпервобытного периода социальной эволюции с учетом хода исторического процесса в целом. В результате такого анализа можно было бы выявить общие черты и характеристики основных постпервобытных процессов. А тогда стали бы яснее общие черты и специфика политогенеза в ряду остальных процессов, а также соотношение общеэволюционных и иных причин появления института государства.

Недостаточное внимание к такому уровню исследования – одна из важнейших причин пробуксовки в течение десятилетий решения проблем раннего государства. Другая причина связана с тем, что часто политогенез фактически делают синонимом более узкого процесса – образования государства. Тогда политоцентризм перерастает в стейтоцентризм.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 40 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.