WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 ||

Выбрав для экранизации роман Александра Амфитеатрова «От­равленная совесть», режисёр Александр Прошкин хорошо просчитал его экранный потенциал. Пять крепко выписанных женских образов (от горничной до светской дамы) – возможность пригласить сразу пятерых звёзд. И любители детектива и ценители мелодрамы с оди­наковым интересом пойдут на фильм. И моралисты будут удовлет­ворены: ведь заплатив за ошибку юности преступлением, добродетель­ная красавица потеряет и душу и смысл жизни. Те, кого привлекает эпоха русского модерна, её предметная среда, костюмы, украшения, не обойдут фильм своим вниманием. Центральный персонаж, к ко­торому стягиваются нити интриги – роскошный мужчина, петербур­гский Казанова, капиталист, новый хозяин жизни. Фильм о новом русском начала века для новых русских конца века.

«Летние люди» это «Дачники» Максима Горького в прочтении ре­жиссёра Сергея Урсуляка. Пьеса когдато в 1904 году вызвала раз­молвку Московского художественного с автором. Театр отказался от постановки изза его радикальной антиинтеллигентской позиции. Думается, именно она и привлекла режиссёра 90х годов, который перевёл её в фарсовый регистр. Он включил в ткань действия неболь­шие фрагменты из киномелодрам 10х годов и доснял с персонажами своего фильма их продолжение. Эти сцены не прижились к психоло­гической и социальной ткани фильма.

С самыми серьёзными, творческим намерениями принялся режис­сёр Николай Досталь за роман Фёдора Сологуба «Мелкий бес». Он решил его ставить в жанре трагикомедии. Большие силы были бро­шены на тщательную проработку фактуры времени, на создание сре­ды и атмосферы уездной жизни, на формирование отличного актёрс­кого ансамбля. Изображение, радующее глаз и музыкальное решение в стиле эпохи. Но полностью оказались выхолощены – болезненная философичность, зловещая фантасмагоричность, мрачный мисти­цизм литературного первоисточника. Центральный персонаж – учи­тель гимназии Передонов, пакостник, стукач, возомнивший себя бор­цом со всемирным злом, больше палач, чем жертва, превратился имен­но в несчастную жертву окружающей действительности. Попытка прочесть символистский роман по прописям критического реализма посуществу погубила фильм, сделанный в высшей степени профес­сионально.

Цель искусства – повторение основных человеческих истин. Го д за годом, десятилетие за десятилетием, век за веком. Люди страдают забывчивостью.

Александр Сокуров Когдато в богатых аристократических домах было принято есть и пить из серебряной посуды. Поступление в организм таким путём мель­чайших доз благородного металла с годами меняло состав и даже цвет крови – она становилась голубой. Возможно это только красивая ле­генда… И ещё – это своеобразная метафора постепенного овладения культурой, год за годом, век за веком, от поколения к поколению.

Вот и для того, чтобы присвоить, сделать своей культуру Серебря­ного века, необходимо вкушать её плоды постоянно, долго, чтобы малые дозы «серебра» осели в эстетическом сознании, изменили его состав. Читать поэзию и прозу, философские и религиозные труды, журналы по искусству и мемуары; листать альбомы; слушать музы­ку; смотреть фильмы. Неравнодушная, глубокая культурная память, масштабность целеполагания и личностное, эмоциональное вложе­ние в творчество – вот формула авторских фильмов о Серебряном веке. Серебряного века достойных.

Кинематографисты нового поколения начала 90х смело вчитывали волнующие их самих смыслы, им самим интересные стилистичес­кие фигуры в хорошо известные литературные тексты. «Вторая клас­сика» этому не сопротивлялась и охотно делилась авторскими наход­ками, сюжетами, героями.

Дмитрий Месхиев выбрал всё того же Куприна, «Гамбринус» и получил от автора рассказа много ценных подсказок. Было точно ука­зано, где снимать – Одесса, знаменитый портовый кабачок, как ос­новное место действия. И подобно тому, как писатель когдато здесь нашёл великого виртуоза Сашкускрипача и познакомил с ним тыся­чи читателей, режиссёр познакомил зрителей с талантливым и неиз­вестным музыкантом Михаилом Безверхним. С этого началась евро­пейская карьера скрипача. А в фильме он и такие театральные вели­чины как Нина Русланова и Александр Трофимов сыгрались в вели­колепный ансамбль. Месхиев дописал не выдуманный финал, списал что называется с истории: действие вырывалось из стен «Гамбринуса» на улицы и завершалось погромом и панихидой по погибшим. Так фильм возвращал в отечественное кино долгие годы закрытую «еврейскую тему».



Роза Орынбасарова из рассказа Куприна «Штабскапитан Рыбни­ков», сюжет которого связан с трагическими и позорными события­ми Русскояпонской войны, сделала стильную реконструкцию, напол­ненную воздухом времени и вневременными мистическими восточ­ными мотивами. Занимательность шпионского сюжета и социальнокритический пафос литературного первоисточника были принесены режиссёром в жертву. Фильм она назвала «Жертва для императора», оценивая как верность самурайскому долгу и воинский подвиг дея­тельность талантливого японского шпиона.

Режиссёр Юлия Дамскер для полнометражного дебюта выбрала материал, который на первый взгляд совсем не подходил для авторс­кого фильма. Можно сказать, она сняла ещё одну серию популярного криминального боевика 1914–1916 годов «Сонька – Золотая ручка». Работа над сценарием шла в направлении от мифа к реальности (ар­хивы, документы следствия, газетные репортажи), от образа леген­дарной воровки, в народе прозванной Золотой ручкой, к реальной женщине Софье Блювштейн. Игровые эпизоды, снятые «под старое кино», фрагменты из сериала 10x годов, хроника – составили новое целое. Изобразительный ряд, музыкальное сопровождение, актёрс­кое исполнение – стилизованы в духе времени. В одном только авто­ры отступились от правды: в сравнении с фотографиями Блювштейн, портретами первой исполнительницы её роли Нины Гофман, их Сонька хороша, изящна, элегантна, настоящая женщина Серебряно­го века.

Произошло возвышение жанра – иронический детектив, как опре­делили сами авторы, перерос в драматическую притчу о таланте рас­траченном в корысти, воровстве, лжи, о впустую прожитой жизни. Получилась в высшей степени современная, актуальная история. Появился талантливый, авторский фильм.

Подлинным интересом к эпохе русского модерна, её болезненной, утончённой, мистикоэротической эстетике, апокалиптической атмос­фере, отмечены драматургические опыты Юрия Арабова. Сценарий «Господин оформитель» (по мотивам прозы Александра Грина) воб­рал многие темы и мотивы искусства Серебряного века: двойничество (умершая жена художника оживает в сделанной им кукле); па­губные страсти; любовный треугольник; смертельная болезнь; бегство от действительности в наркотические сны; искусство как сотворение мира художникомдемиургом.

Фильм, поставленный по этому сценарию режиссёром Олегом Тепцовым существует в двух вариантах – среднеметражной диплом­ной работы выпускника Высших режиссёрских курсов и развёрну­того на полный метр дебюта. Режиссёр фильма – профессиональ­ный музыкант, гобоист, создал причудливое и впечатляющее музы­кальное решение, сплетя мелодии Верди, Чайковского, Курёхина. В кадре звучали стихи Блока, были разыграны целые сцены из «Бала­ганчика», на экране экспонировались полотна Редона, Клингера, Кнопфа. Эпизоды в мертвецкой и на кладбище ориентировали зри­теля на жанр гиньоля, советскому кино практически неизвестный. Фотоколлаж, где вместе были «сняты» Блок и герой фильма (актёр В. Авилов) разоблачал момент игры авторов с материалом и зрите­лем, игры в модерн. Кстати, ещё один сценарий из эпохи Серебря­ного века Арабов так и назвал «Игра в модерн». Затянувшаяся игра надоедает и утомляет. Вот почему короткий, эскизный вариант фильма «Господин оформитель» оказался интереснее, выразитель­нее полнометражного.

О любите меня, полюбите – Я, быть может, не умер… Вернусь… Андрей Белый «Друзьям» Понастоящему «серебряными» оказались неигровые фильмы, сам процесс работы над которыми требовал погружения в эпоху, освое­ния её документального и иконографического материала, понимания её проблем и драм, чувствования её персонажей. «Африканская охо­та» питерского режиссёра Игоря Алимпиева открыла целую серию фильмовпортретов крупнейших поэтов Серебряного века. Судьба поэта больше, чем одна его жизнь, потому что, моделируя время, она становится судьбой поколения, судьбой нации. «Африканская охо­та» – название путевого дневника путешественника, охотника, этног­рафа, поэта Николая Гумилёва. Он не раз бывал на этом континенте, писал стихи на африканские темы, изучал жизнь местных племён, собирал коллекции оружия и украшений. Однако название фильма не только документально, но и метафорично. Революция – настоя­щая охота дикарей, массы, толпы на индивидуальность, на личность, на поэта, которая неминуемо заканчивается его гибелью.





Документалист Андрей Осипов несколько лет отдал творческому освоению культуры Серебряного века и создал трилогию, героями которой стали такие знаковые её фигуры как Максимилиан Воло­шин, Андрей Белый, Марина Цветаева. «Голоса» – «Охота на анге­ла» – «Страсти по Марине» это не традиционное документальное кино. Его рамки режиссёр смело раздвигает, приглашая к работе ак­тёров, играющих за кадром, голосом создающих образы своих героев. Кадрыметафоры сшивают ткань фильмов прочным, убедительным авторским комментарием.

В фильм об Андрее Белом, имеющем сдвоенное название «Охота на ангела или Четыре любви поэта и прорицателя» органично вошли фрагменты игровых лент – русских мелодрам 10x годов и немецких экспрессионистских драм 20х, на правах своеобразных документов частной, интимной жизни героя, годы которой прошли в Германии. При этом грань между жизнью реальной и экранной у Андрея Бело­го, основоположника мистического символизма и большого любите­ля кино, была зыбкой, подвижной. Думается, ему понравилась бы ре­жиссёрская находка Андрея Осипова. Овладев успешно документаль­ноигровым способом портретирования, режиссёр дал возможность современному зрителю вернуться к культуре Серебряного века. Ведь он увидел (в фотографиях, хронике), услышал (в актёрской игре за кадром) певцов и страстотерпцев того времени, приобщился к их твор­честву, эмоционально пережил их судьбы.

В 90е кинематографисты заново открыли русское игровое кино 10х годов, как своеобразный документ эпохи, как строительный ма­териал для своих современных киноштудий. Появились монтажные фильмы, авторам которых, режиссёрам, каждый раз необходимо было решить задачу с двумя неизвестными «М» – в какую систему отно шений ввести Мастера и Материал, как «я» и «он», как настоящее и прошлое, как творчество и сотворчество.

Режиссёр Иван Дыховичный из кадров сохранившихся фильмов подмонтировал альбом «движущихся фотографий» под названием «Женская роль». Видимо, он поставил перед собой одну задачу: по­казать, как хороши были звезды раннего русского кино, красивы, за­гадочны, экзотичны и так не похожи на наших современниц.

Понастоящему глубокий, насыщенный культурными смыслами, личностный фильм о кинематографе Серебряного века, о самом этом веке создал режиссёрисследователь, киновед Олег Ковалов. «Остров мёртвых. Фантазия по мотивам Арнольда Бёклина» – в этом назва­нии автор соединил образметафору ушедшей культуры и напомина­ние о знаковой картине художникамодерниста.

Немые, чёрнобелые фрагменты игровых лент (прежде всего ме­лодрам Евгения Бауэра), ранних комических, анимации Владислава Старевича, хроника – материал этого фильма. Мастер его преобра­жает введением звука, музыки, цвета, движением камеры. Она наез­жает на изображение, отъезжает от него, панарамирует, выхватывает то одно лицо, то другое, то одну деталь, то другую. Камера подчиня­ясь воле Мастера, сегодня присваивает, делает своим кемто другим, когдато давно снятый Материал.

На экране то и дело появляются персонажи, способные запечат­леть уходящие мгновения, подарить смертному бессмертие – фото­граф, кинооператор, «лысый кинооператор» (клоун Рейнольдс), жукоператор (герой Старевича). Фильм не имеет линейного сюжета и держится на каркасе причудливо переплетающихся лейтмотивов: любовь, искушение, измена, месть, разрушение, смерть, красота. Веч­ные и потому вневременные звуки жизни: женские голоса, смех, скрип снега под лёгким каблуком, шум крыльев взлетевшей стаи голубей. И точно укоренённая во времени музыка: танго, матчиш, модные тог­да классические мелодии, городские романсы и, конечно, ариетки Вертинского.

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 ||










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.