WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 10 |

http://filosof.historic.ru/books/item/f00/s00/z0000526/

Главный труд Канта.1964. (Ойзерман Т.И.)

Источник:

Кант, Иммануил СОЧИНЕНИЯ В ШЕСТИ ТОМАХ. Т.3. M., "Мысль", 1964. (Философ, наследие). 799с. С.568.

Ойзерман Т.И.

Главный труд Канта.1964.

Кант, Иммануил СОЧИНЕНИЯ В ШЕСТИ ТОМАХ. Т.3. M., «Мысль», 1964. (Философ, наследие). 799с. С.568.

ГЛАВНЫЙ ТРУД КАНТА 1. Основные теоретические посылки «Критики чистого разума» «Критика чистого разума»—главное сочинение родоначальника немецкого классического идеализма — одно из наиболее трудных произведений в мировой философской литературе. Сам Кант объяснял эту особенность своего творения чрезвычайной сложностью рассматриваемых в нем проблем, новой терминологией, необычной не только для широкой читательской публики, но и для философов, а также недостатками изложения. По этому поводу он писал в предисловии к «Пролегоменам»: «Книга суха, темна, противоречит всем привычным понятиям и притом слишком обширна». Кант пытался устранить некоторые из отмеченных им недостатков своей «Критики...» во втором ее издании (1787 г.), которое, однако, как мы увидим дальше, содержало также изменения, относящиеся не к одной только форме изложения.

Через два года после выхода в свет «Критики чистого разума» (1781 г.) Кант опубликовал «Пролегомены ко всякой будущей метафизике, могущей появиться как наука», которые согласно его замыслу должны были быть разъясняющим изложением основных положений «Критики...» и вместе с тем ответом тем рецензентам, которые неправомерно, как полагал Кант, сближали его учение с субъективным идеализмом Д. Беркли и скептицизмом Д. Юма.

  == Уже при жизни Канта имели место попытки создания систематического комментария к «Критике чистого разума». Один из таких комментариев, написанный «королевским придворным проповедником» И. Шульпем, представляет собой определенный исторический интерес, поскольку он был просмотрен и одобрен самим Кантом 1. В последующие годы, особенно после смерти Канта, были напечатаны новые, более обстоятельные и основательные в научном отношении комментарии к «Критике чистого разума», наиболее известным из которых является комментарий Г. Файхингера 2. Следует, однако, отметить, что все эти попытки прояснить основные положения произведения Канта в главном, решающем не достигали своей цели. И причина этого совершенно ясна: эти комментарии были написаны с кантианских или близких к кантианству идеалистических позиций, которые делали невозможным научное понимание действительных источников тех трудностей, которыми изобилует «Критика чистого разума». Эти трудности проистекают из основных противоречий философии Kaнтa: из его стремления примирить материализм с идеализмом, сочетать признание объективной. реальности с субъективноидеалистической теорией, познания, из дуализма «вещи в себе» и явления, априорного и эмпирического знания, знания и веры и т. п. В этих противоречиях и связанных с ними великих заблуждениях И. Канта таятся глубокие догадки, зачастую диалектические в тенденции своей постановки вопросов, важные проблемы, решение которых необходимо как для философии, так и для других наук (в особенности для естествознания) совершенно независимо от того или иного отношения к кантовской философии.

  1 Имеется издание этой работы на русском языке: И. Шульц, Разъясняющее изложение «Критики чистого разума». Руководство для чтения, М., 1910..

2 Н. Faihinger, Kominentar zu Kants Kritik der reinen Vernunft, Bande 1 — 2, Stuttgart, 1881. См. также H. Ratke, Systematische Handlexikon zu Kants Kritik der reinea Vernunft, 1929; R. Eisler, KantLexikon, Berlin, 1930; N. К. Smith, A Commentary to Kant's «Critique of pure reason», London, 1930.

  == Идеализм и агностицизм Канта неизбежно мистифицируют реальные противоречия процесса познания. которые выявляются «Крйтикой чистого разума», следствием чего оказываются двусмысленность терминологии, наличие утверждении, противоречащих друг другу, выводы, которые не согласуются с принципами, хотя и рассматриваются Кантом как их последовательное изложение. Совершенно очевидно, что основные трудности, с которыми сталкивается читатель при изучении «Критики...», могут быть преодолены лишь путем критического преодоления самой кантовской философии и научного решения поставленных ею вопросов.



Труд Канта состоит из введения, где формулируется предмет исследования и дается определение основных понятий, из «трансцендентального учения о началах», составляющего важнейшую часть «Критики...», и «трансцендентального учения о методе», указывающего путь к построению «системы трансцендентального идеализма», пропедевтикой к которой и должна была служить «Критика...».

В предисловиях к первому и второму изданиям своей «Критики...», а также во «Введении» Кант разъясняет причины, которые привели его к выводу, что объективная реальность, существующая до познания и независимо от него, принципиально непознаваема; познаваемы, говорит Кант, лишь явления, но они не могут рассматриваться как проявление объективной реальности (в таком случае она была бы познаваема), которая есть «вещь в себе» не только потому, что существует «сама по ce6e» (безотносительно к познающему субъекту), Но прежде всего в силу того, что она никоим образом не являет себя в чувственных восприятиях, не выражает себя в явлениях и, так сказать, совершенно замкнута в себе самой 3. Без такого допуще 3 Выражение Канта «Ding an sich» переводится обычно не только в русском, но и в других языках (пофранцузски chose en soi, поанглийски thing in itself, поитальянски cosa in se) как «вещь в себе» именно потому, что она, согласно Канту, не является и в силу этого непознаваема. Следует, одна   == вия, утверждает Кант, невозможно объяснить существование теоретического знания, которое складывается из суждений, имеющих необходимое и всеобщее значение. Математика и теоретическая механика свидетельствуют о том, что такого рода суждения существуют: без них эти науки были бы вообще невозможны. Имеются ли подобные необходимые и всеобщие по своему характеру суждения в философии, еще подлежит обсуждению, но ясно, что философия (Кант называет ее «метафизикой»), если только она не сводится к бесплодному скептицизму, лишь в том случае имеет право на существование и надежду на.достижение истины, если и в ней возможны суждения, обладающие безусловной необходимостью и всеобщностью.

Итак, перед философией и наукой вообще поставлена, по мнению Канта, трагическая альтернатива: или признать непознаваемост объективной реальности, или отречься от самих себя, подвергнуть сомнению необходимость и всеобщность (и тем самым безусловную истинность) содержащихся в них суждений и предаться безысходному скептицизму.

Кант, как видно из этой сформулированной им альтернативы, явно не признавал того неоспоримого факта, что отрицание познаваемости объективной реальности и есть философский скептицизм. С точки зрения Канта, таким скептицизмом следует считать отрицание возможности необходимых и всеобщих суждений (например, принципа причинности) или дажеи в существовании объективной реальности (в обоих случаях он имеет в виду философию Юма). Свое же учение Кант в отличие как от скептицизма, так и от «догматизма» (признающего объективную реальность вполне по   ко иметь в виду, что понятием Ding an sich Кант вместе с тем обозначяет объективною реальность, существующую вне и независимо от человека и человечества. В этом смысле Ding an sich может переводиться и как «вещь сама по себе». Этой стороды дела, как известно, не замечали многие критики кантианства, в том числе русские махисты (смешавшие признание объективной реальности с допущением трансцендентного), на что указал В., И. Ленин в «Материализме и эмпириокритицизме».





    == знаваемой называет «критицизмом», «критической философией».

Откуда же возникает эта воистину трагическая альтернатива? Почему наши теоретические знания, наши суждения, обладающие строгой необходимостью и всеобщностью, не могут быть отражением, познанием объективной реальности? На этот вопрос Кант отвечает вполне в духе Д. Юма и некоторых других предшествовавших ему философовэмпириков. Наше познание начинается с опыта, с чувственного восприятия явлений. Теоретическое знание без материала чувственных представлений бессодержательно; сверхопытное знание, возможность которого доказывает рационализм, принудипиально невозможно. Однако это «ограничение всякого лишь возможного спекулятивного познания посредством разума одними только предметами опыта» (93) 4 исключает возможность образования теоретических суждений на одной только эмпирической основе. Опыт всегда ограничен, неполон; знания, полученные индуктивным путем (а именно таковы опытные знания), по самой природе своей не могут обладать строгой всеобщностью и необходимостью. Следовательно, такие суждения, как «все явления существуют во времени и пространстве», «каждая причина необходимо вызывает некоторое действие» и т. п., нельзя считать эмпирическими. И Кант утверждает, что основные обшенаучные категории, которые мы постоянно применяем в опыте, представляют собой доопытные, внутренне присущие нашим познавательным способностям формы, необходимые условия познания, которые никоим образом не могут быть применены к объективной реальности, ибо они не почерпнуты из нее. Если согласиться с этим утверждением, то, конечно, придется признать, что объективная реальность принципиально непознаваема, а источником необходимой и всеобщей значимости, присущей теоретическим положениям может быть только сам человек, его познавательные способности.

4 Здесь и далее цифра в скобках означает страницу'настоящего, третьего тома Сочинений Канта.— Ред.

  == Этот краткий обзор исходных теоретических положений «Критики...» позволяет понять гносеологические корни выдвинутой Кантом альтернативы, а также основной характер тех трудностей, которые совершенно неизбежны при изучении этого сочинения Канта и всей его философии вообще. Кант, как и все домарксовские философы, не понимал диалектического перехода от чувственных восприятий к абстрактному мышлению, от эмпирического знания к теоретическому. Всеобщее и необходимое представлялось ему совершенно невыводимым из изучения отдельного, единичного; переход от индукции к дедукции казался ему невозможным. Отсюда и вывод, что всеобщность и необходимость не могут быть почерпнуты из опыта. При всей своей несостоятельности это заключение Канта связано, однако, с весьма плодотворной по существу постановкой вопроса о качественном различии между эмпирическим и теоретическим знанием о диалектическом противоречии между ними, скачкообразном переходе от чувственного к рациональному, от эмпирического к теоретическому. Диалектика перехода от эмпирического знания к знанию теоретическому представляет собой ключевой вопрос как для понимания истории науки, так и для уяснения ее логической структуры. Кант по существу выдвигает именно эту диалектическую проблему, но вместе с тем остается на позициях метафизического способа мышления. Теоретическое знание, по его учению, коренится в особой, совершенно независимой от чувственного опыта способности познания. Кант не видит конкретной, диалектической по своему характеру всеобщности, присущей теоретическому знанию. Относительное и абсолютное представляется ему абсолютными противоположностями, которые он вместе с тем пытается соединить. Это противоречие между постановкой проблем диалектики и метафизическим подходом к их решению составляет одну из основных особенностей «Критики чистого разума» и всей кантовской философии вообще.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 10 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.