WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 |

Глава десятая

Воспроизведение: История отношения искусства к природе и истине

Natura dicitur dupliciter

Винцент из Бове

I. Искусство и природа

А. Действительность и природа. Действительность является более широким понятием, чем природа, поскольку охватывает также созданное человеком. В краткой формулировке: Действительность состоит не только из природы, но также из культуры. Что является истинным в отношении искусства к действительности, то является истинным и в отношении искусства к природе, но не наоборот. Существует много таких картин, как городские виды Каналетто или Утрилло, представляющие действительность, но не природу; напротив, почти все они за малым исключением представляют творения человека. Но и в негородских пейзажах появляется поле, засеянное человеком, посаженный им лес, вытоптанная им дорога. На портрете сам человек является созданием природы, а не его убранство. И натюрморт, если даже на нем нет сделанных человеком тарелок и стаканов, но одни только натуральные плоды или раковины, все же сохраняет расстановку, являющуюся работой человека, а не природы.

Выше с названием "искусство и действительность" рассматривалась проблема зависимости: до какой степени искусство зависимо от действительности? Темой рассмотрения было: как на протяжении истории взгляд на эту зависимость подвергался изменению. Сейчас же с названием "искусство и природа" будет рассмотрена иная проблема, а именно, особенность обоих: до какой степени искусство отлично от природы. Тема будет такова: как на протяжении истории изменялся взгляд на то, чем искусство отличается от природы, даже когда воспроизводит ее. Прежде всего, отличается ли оно ценностью, может ли искусство достичь такой ценности, каковой природа не обладает? Этот вопрос, звучащий сегодня странно, так не звучал в минувших столетиях, когда именно такие сравнения, "состязания" искусства с природой переполняли книжки.

Взгляд на отношение искусства и природы изменился на протяжении столетий уже потому, что изменилось понимание искусства и понимание природы. Об исторических изменениях понятия искусства речь шла в другом месте этой книги. Здесь мы кратко напомним изменения, произошедшие с понятием природы.

В. Природа и естество. На судьбы европейского понятия естества оказало влияние прежде всего представление, бытовавшее у древних греков. Какое это было представление – об этом можно прочитать у Аристотеля во II книге его Физики. Он там говорит, что к естеству принадлежат (или как он там пишет, "являются по естеству", physei) те вещи, которые "сами по себе имеют основание для движения и покоя". Таким образом, к естеству принадлежат звери и растения, но также и человек, ибо и он появляется из собственного семени. Зато инструменты, кровати или одежда не происходят "из естества", поскольку они сделаны столяром или портным в соответствии с их намерениями. Они "по установлению" (thesei), как говорили греки, а особенно софисты, которые установление противопоставляли естеству. Положение искусства по мнению греков было сложным, поскольку оно в силу разнообразных причин зависимо от естества, но в конечном счете его нужно причислить к вещам, которые "по установлению", ибо оно является уделом человека.

Аристотель не только привел общую дефиницию понятия естества, но также увековечил его разнообразие. Вопервых, он писал, что "выражение естество относится как к естественному процессу, так и к результатам этого процеса". Мы усматриваем естественные силы в росте зерна, но также само зерно считаем естественным. Вовторых, выражение естество, согласно Аристотелю, относится равно как к материи вещей, так и к тому, что он называл их формой, т.е. к их сущности, к силе, которая управляет естеством. В первом значении естество находится в неустанном изменении, а во втором – наоборот, "существует, несмотря на изменяющиеся условия". Эта двойственность понятия сохранилась также в языке нового времени и в соотношении понятий: случается, что "естеством" называют как видимый зрением мир, так и постигнутые разумом силы, относительно которых мы допускаем, что они формируют мир.



Греческое "physis" римляне перевели "natura", а перевод этот сохранил двузначность греческого выражения. Таким образом, "natura" значила, с одной стороны, совокупность видимых вещей, summa rerum, а с другой то же, что origo rerum и lex naturae, т.е. то же, что и принцип возникновения естественных вещей, что и сила, которая их произвела. Средневековье сохранило оба значения, обезвреживая двузначность тем, что к каждому добавляло иное прилагательное, различая natura naturans и natura naturata, т.е. натура созидающая и созданная. Эти средневековые термины сформировались, вероятно, в XII веке в латинских переводах Аверроэса. Это различение мы находим в популярных Speculum quadruplex Винсента из Бове: "Natura dicitur dupliciter: uno modo natura naturans id est summa naturae lex […], altero vero natura naturata". Эту же терминологию восприняли как схоласты с Фомой во главе, так и мистики, особенно Экхарт; некоторые философы нового времени, такие как Дж.Бруно и Б.Спиноза также сохранили это различение.

Некоторые авторы средневековья совершили нечто большее: термином "естество" охватили также и Бога, отождествляя Его, в частности, с natura naturans ("Natura naturans id est summa naturae lex quae Deus est", как пишет Винсент). Natura naturans – это Создатель, а natura – это сотворенное.

Зато новое время, начиная с Ренессанса, ограничило "естество" сотворенным. Бог является творцом естества, а не его части. Тем не менее концепция двойного естества сохранилась. С одной стороны, естество (naturata) – это видимая совокупность вещей, (summa rerum), с другой – это та сила, которая эту совокупность произвела и создает (origo rerum). Это второе естество, не видимое, но постигаемое только разумом, является источником первого, сущностью: это как раз и есть natura naturans. Кто сегодня говорит о естестве, тот, как правило, имеет в виду первое значение, но в эпоху Возрождения или Барокко вообщето было иначе. Все это оставило отчетливый отпечаток в теории искусства, на понимании отношения искусства к естеству.

Латинское выражение "natura" со временем в неизменном, или почти неизменном виде вошло в языки нового времени. В них оно также сохранило свою двузначность. Польский язык находится в выгодном положении, ибо там, где другие языки имеют одно выражение, он обладает двумя: "natura" ["естество"] и "природа" [przyroda] [1 Русский язык по сравнению с польским обладает еще большим преимуществом: у переводчика был выбор – передавать ли латинское (и польское, как, впрочем, и русское) natura русским "натура" и соответственно использовать прилагательное "натуральный", или выбрать "естество" и "естественный". Переводчик остановился на последнем. Все дальнейшие рассуждения автора касательно польского языка могут быть отнесены и к русскому языку, т.к. параллеизм значений, хотя несколько смещенных, в общем сохраняется. (прим. перев.)]. Сложилось так, что поляк "природой" называет совокупность естественных вещей, "естество" [natura] остается ему для обозначения того, что является причиной природы, источником, сущностью; он говорит о естестве мира, вещи, человека. "Природа" – это мир видимый и ощутимый, управляемый законами (а не результат случая или воли), возникший стихийно (а не вследствие человеческой рефлексии), являющийся результатом механических сил (не устремленных какойто цели), нормальным фактом (а не чудом), принадлежит эмпирическому миру (а не к идее или воображению). "Естеством" [natura] же поляк назовет, пожалуй, силу, управляющую природой.

История искусства учит, что европейское искусство, воссоздавая действительность, колебалось и колеблется между воссозданием природы и воссозданием естества. Некоторые его течения, такие как реализм или импрессионизм не хотели воссоздавать ничего иного, кроме окружающей нас видимой природы. Однако в других течениях, стилях, теориях, индивидуальных устремлениях художников было и остается иначе. В них речь шла и идет, пожалуй, о передаче сущности вещи, структуры вещи, а значит скорее естества, чем природы.

В последних годах античности Плотин писал (Enn., V. 8, 1): "Искусства не просто подражают видимым вещам, но достигают основ, являющихся источником природы". На протяжении столетий эта его мысль повторялась неоднократно теми, кто ему подражал, и теми, кто не зная его, думали схожим образом и искусство связывали, скорее, с естеством, чем с природой. Когда тысячу лет спустя Альберти ссылался в своей теории искусств на "естество", то делал это схожим образом, имея в виду основу и источник природы, неизменные пропорции и законы, недоступные поверхностному взгляду. Когда Вазари, отвечая в 1546 г. на анкету Варки утверждал, что архитектура демонстрирует еще большее согласие с натурой, чем живопись и скульптура, то не двузначно показывал, как он понимал натуру. Схожая двойственность в тенденциях и понимании естества осталась и в наше время; можно сказать, что темой импрессионистов была природа, но Сезанна – естество.





С. Памятники природы и искусства. Для древних природа была совершенством: они видели, что она развивается правильно и целеустремленно, а одно и другое в их глазах было самой высокой похвалой. Если природа правильна и целеустремленна, то тем самым – как считали – она прекрасна. Поэтому она является также образцом и для людей, а особенно художников. Она не только образец для художников и скульпторов, которые ей подражают, но также для архитекторов, которые у нее учатся надлежащим пропорциям.

Таковы были убеждения в классической древности; зато в более поздней античности появились и иные мнения. Уже до этого Аристотель считал, что человеческое искусство может быть совершеннее природы: ведь в природе прекрасное рассеяно, у одного красивые глаза, у другого красивая рука, тогда как в скульптурном или живописном произведении это рассеянное прекрасное может быть соединено; тем более в литературе. Отсюда Стагирит заключал, что художник или поэт не обязательно совершают ошибку, не считаясь с формами природы. В более поздней античности это уже был обычный взгляд. Максим Тирский писал (Or., XVII. 3), что искусства, "стремясь к совершенной красоте", накапливают красоту мира, "искусно собирают ее с разных тел".

Это было отклонение от первичной греческой концепции, ставящей природу выше искусства. Скептики же на эту первичную концепцию напали радикальнее. "Утверждение, будто бы мир был построен гармонически, является ошибкой" – писал Секст Эмпирик (Adv. Mathem., VI 37). Зато стоики, столь многочисленные и влиятельные в поздней античности, утверждение о совершенстве природы не только сохранили, но и усилили. Великий Посидоний вынужден был утверждать (Aёtius, Plac., I 6): "Мир прекрасен. Это можно усмотреть в его форме, красках и богатстве звезд […]. Также и краски его прекрасны. Мир прекрасен в своем величии". Как сообщает Цицерон (De nat. deor., II 13. 37), стоики считали, что мир "прекрасен во всех отношениях и во всех своих пропорциях и частях достигает своей цели". А сам Цицерон утверждал (ibid., II 7. 18): "Определенно, из всех вещей нет ничего лучше мира, ничего совершеннее, прекраснее"; а "мир" для него означал тоже, что и природа.

Во взглядах стоиков произошло нечто особенное: они хвалили искусство за его подобие природе, но начали также, обратно, хвалить природу за то, что она похожа на искусство. Согласно Цицерону (De nat. deor., II 22. 57), Зенон действительно писал, что "все, что делает наша рука, много искуснее сделано природой", но сразу после этого добавлял: "Вся природа является художницей, поскольку у нее свои пути и способы, которых она придерживается". Схожим образом и Хрисипп, согласно Филону (De monarchia, I 215) отмечал: "Вселенная – это самое большое произведение искусства".

В средние века появилась новая аргументация в пользу старого тезиса, что природа прекрасна и совершенна: она ведь является произведением Бога. Эта мысль появилась у отцов Церкви. Афанасий писал, что Бог является самым большим художником, а поэтому цветы прекраснее произведений искусства. Средневековье сохранило этот взгляд. Ален из Лилля, поэтфилософ XII века, пел (в: De planctu naturae) гимн в честь красоты природы, а Бога называл "изящным строителем мира" (mundi elegans architectus).

Pages:     || 2 | 3 | 4 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.